EduTranslator

Научные работы со всего мира

Рубрика: Психология (стр. 2 из 7)

Эволюция струн классической гитары

Оригинал доступен по ссылке classicalguitarmidi.com

1. История

На историю струн для музыкальных инструментов влияют три фактора:

1) доступность материалов для мастера по изготовлению струн и улучшение их физических характеристик

2) эволюция производственного процесса и технологий, включая качество

3) эволюция инструментов

2. Материалы

Первоначально первая струна изготовлялась из кишки. В XIV веке струна представляла собой моноволоконную нить. Затем в XVII веке появились струны с плоской обмоткой из более тяжелого материала. Струны с плоской обмоткой широко использовались в конце XVII века. Позже при изготовлении струн с плоской обмоткой кишка была заменена шелком. В XX веке появилось грандиозное огромное разнообразие материалов: моно- и мультиволоконный нейлон, металлы. Совсем недавно в использование ввели синтетические композитные волокна.

3. Эволюция инструмента

Создавать новые струны и качества производителей струн побудили два основные веяния:

  1. Размер инструмента
  2. Порядок струн: с развитием инструмента возросло число струн. До середины XV века на гитаре было 4 струны, после — 4 двойных струны. Около 1590 года здесь было 5 хоров, после — 6 хоров. У романтической гитары было 6 одиночных струн.

4. Качества струн

Качества струн, представляющие главный предмет беспокойства:

динамические качества: легкость и комфорт при игре, быстрая реакция, точность вибрации, чувствительность, постоянство качества звука независимо от расположения пальцев на грифе

Качество звука

Основные качества, важные для звучания струны: чистый звук, модальность, богатые гармоники. Объемность. Точность.

ИСТОЧНИК

Информация о струнах: Саварез С.А., Бремен, 22 мая 1999 года

 

 

Питание – ключ к энергии

Оригинал доступен на сайте educate-yourself.org
Автор – Кен Адачи <[email protected]>

Значение правильного питания нельзя не подчеркнуть. Здоровье вашего тела напрямую связано с тем, чем вы его наполняете. Современная еда из супермаркета безжизненна из-за загрязнения и переработки. Биологически чистые, свежие, сырые продукты обладают видами энергии, которые в настоящее время ортодоксальная наука не может объяснить. Однако некоторые из этих эзотерических энергий могут быть измерены и обнаружены. На сегодня доступен инструмент, Vohl Dermatron, который может измерить «жизненную силу» пищи. Более простой метод (но не менее точный) заключается в использовании волшебного маятника для, к примеру, определения этой жизненной силы по шкале от 1 до 10. Сырые продукты также содержат ферменты, способствующие пищеварению, которых нет в приготовленной и обработанной пище. Ферменты, которыми природа обеспечивает сырые фрукты, овощи или мясо, идеально подходят для этой конкретной пищи. Если вы не получаете ферменты для пищеварения из еды, которую вы употребляете, то ваше тело должно их производить. Это требует энергии и питательных веществ, которые истощают ваши энергетические ресурсы. Многие исследователи, изучающие эти элементы, способствующие долголетию, считают, что человеческий организм обладает ограниченными возможностями и запасами ферментов в течение жизни. Когда ваша способность вырабатывать ферменты подходит к концу, подходите к концу и вы!

Витамины и минералы являются гораздо более био-доступными, если они находятся в таком виде, в каком предоставлены Природой (сыром, необработанном, неудаленном). Например, после обработки пищи и удаления витаминов; простое добавление денатурированных витаминов обратно в пищу путем обогащения не даст вам витамины того же качества и они не будут такие же биологически активные, которые изначально были предоставлены Природой. Это самая огромная ошибка, допущенная диетологами – руками, имеющими дело с жульничеством ортодоксальной медицины. При рассмотрении состава продуктов питания они смотрят только на сами химические элементы (кальций, фосфор и т. д.) и полагают, что до тех пор, пока можно определить наличие элемента в пище или добавив его в пищу, вы получаете соответствующее питание и биологическую активность, которые предусмотрены Природой. Какая глупость! Ничто не может находиться дальше от истины.

Несмотря на обилие продуктов питания в Соединенных Штатах, дефицит питательных веществ встречается довольно часто. Это важно понимать, потому что американцы часто верят, что пища обогащена необходимыми питательными веществами. Это как компьютеры: «Мусор внутрь, мусор наружу».

Длительное время я вел беседы с людьми о понимании природы здоровья и болезней. Всякий раз, когда я общаюсь с кем-то, у кого проблемы со здоровьем, и мы пытаемся выяснить, почему, последнее, что он примет во внимание, это его диета. «Это стресс»; «Это гены»; «Это работа»; «Это жена», «Это свекровь» и т. д. Вот все вот это, но не диета. Народ, в 99% случаев… это диета!

Поскольку питание – довольно обширная тема, я начну с нескольких важных предметов для рассмотрения и, если позволит время, пополню список. Для получения дополнительной информации о питании, пожалуйста, просмотрите наш список с рекомендованной литературой внизу этой страницы.

Антинутриенты

Антинутриенты – это вещества, с которыми мы все сталкиваемся посредством пищи и воды, и которые противодействуют питательным веществам, необходимым для здоровья. Некоторые антинутриенты связываются с другими питательными веществами, что делает те бесполезными. Другие связывают ферменты, необходимые для пищеварения и других функций организма. Некоторые вызывают проблемы, создавая большую потребность в определенных питательных веществах. Еще одни приводят к тому, что питательные вещества быстрее выводятся из организма. В нашем мире высоких технологий уровень антинутриентов, которым мы подвергаемся, удивительно высок. Многие из антинутриентов оказывают прямое или косвенное влияние на иммунную функцию. Все, что вы можете предпринять для того, чтобы уменьшить воздействие антинутриентов, поможет предотвратить рецидив заболевания.

Столовый сахар, пищевые красители, переработанные жиры, добавки, такие как BHT, и большинство из примерно 3 000 пищевых добавок, разрешенных в Соединенных Штатах, часто действуют как антинутриенты. Например, в 1985 году сообщалось, что в сельском хозяйстве США ежегодно используется 1 миллиард фунтов пестицидов. Это по 4,5 фунта на каждого мужчину, женщину или ребенка в стране. У данных химических веществ имеется много негативных последствий и они являются большей проблемой, чем многие могут себе представить. Кофеин – еще одна серьезная проблема, которую большинство людей до конца не понимают.

Фармацевтические препараты составляют еще одну важную категорию антинутриентов. Если медикаментозная терапия непродолжительна, то последствия минимальны, но если вы принимаете лекарство в течение длительного времени (месяцы или годы), необходимо принимать во внимание пищевые эффекты лекарств. Ниже приведены примеры питательных веществ, терпящих ущерб от медикаментов. Долгосрочное употребление лекарственных препаратов производит больше побочных эффектов, чем простое употребление пищи, но здесь мы сосредотачиваем внимание на питании.

Медикамент Клиническое заболевание Поддающееся воздействию питательное вещество
Антибиотики бактериальная инфекция Вит. K, A, B12, Mg, фолиевая кислота, C, K+
Аспирин боль, горячка B1, Вит. C, K+
Кортизон воспаление, аллергия Zn, K+, фолат, B6, Вит. C, D, Ca
Риталин гиперактивность, синдром дефицита внимания подавление аппетита
Фенобарбитал эпилептические припадки Вит. C, D, Ca, Mg, фолиевая кислота
Тетрациклин инфекция Zn, Ca, Fe, Mg, Вит. K, B2, B3, C, фолат

Сахар

Говоря просто, сахар снижает иммунитет. В 1951 году врач из Северной Каролины Бенджамин Сэндлер написал книгу под названием «Диета предотвращает полиомиелит». Работа доктора Сэндлера с кроликами и обезьянами убедила его в том, что большое количество сахара в рационе делает человека более восприимчивым к полиомиелиту. Во время эпидемии полиомиелита 1948-1949 годов он появился на радиостанции в Эшвилле, убеждая родителей не кормить своих детей рафинированным сахаром или продуктами, содержащими сахар, такими как мороженое, конфеты и безалкогольные напитки. Его наставления также звучали в местных газетах. В 1948 году заболеваемость полиомиелитом в Северной Каролине составила 2 402 случая. В 1949 году, после принятия «диеты Сэндлера», этот показатель снизился до 214 случаев. За это время заболеваемость полиомиелитом в стране (39 штатов) возросла.

Было ли совпадением то, что уровень заболеваемости полиомиелитов снизился, поскольку упал уровень потребления сахара в данном штате? Поднимает ли устойчивость к полиомиелиту удаление из рациона сахара? Вы можете делать собственные выводы, но существуют веские основания полагать, что потребление сахара снижает иммунитет. В докладе, опубликованном в Американском журнале клинического питания, 100 граммов сахара из глюкозы, фруктозы, сахарозы, меда или апельсинового сока вызвали значительное снижение способности белых кровяных клеток поглощать и уничтожать бактерии. Такое ухудшение работы иммунной функции все еще наблюдалось через пять часов после употребления сахара.

Есть множество других исследований, которые показывают ухудшение работы иммунной функции после потребления сахара. Это, вероятно, не имеет значения, когда человек употребляет сахар лишь от случая к случаю. Однако, ежедневно, это может нанести ущерб вашей иммунной системе. Проблема в том, что сахар проникает практически во все пункты нашей диеты и часто без нашего ведома. Это связано с тем, что сахар добавляется практически во все упакованные продукты питания, продаваемые сегодня. Средний взрослый американец употребляет более 150 фунтов сахара каждый год (подростки могут употреблять более 200 фунтов)! Это в 14 раз больше, чем поглощалось около 100 лет назад. Это слишком много для наших тел, чтобы те могли с ним справиться.

Чтобы проиллюстрировать вредное воздействие сахара, давайте в качестве примера возьмем сухие завтраки. Многие из самых популярных детских злаков содержат почти 50 процентов своих калорий в виде сахара. Наличие большого количества сахара в рационе вызывает постепенную нехватку цинка в организме. По мере снижения уровня цинка также снижается восприятие вкуса. По мере того, как восприятие вкусовых качеств убывает, возникает большая потребность в ароматизации пищи, чтобы она была «приятной на вкус». Обычно это означает добавление большего количества сахара. Это приводит к дальнейшему снижению уровня цинка в организме, что еще больше ухудшает восприятие вкуса. В результате ребенок кладет больше сахара на свою кашу. Цикл повторяется снова и снова.

В своей книге «Борьба с пищевыми гигантами» биохимик Пол А. Ститт говорит, что не случайно детские злаки сильно засахарены. Производители продуктов питания первыми обнаружили, что потребление сахара приводит к постепенной потере цинка, что, в свою очередь, ведет к потере вкусовых ощущений. Занимаясь рекламой зерновых с высоким содержанием сахара, они смогли создать виртуальных наркоманов для своих продуктов. Какой родитель не слышал криков малыша в продуктовом магазине с требованием вкусняшки на завтрак?

Если вам хочется сладостей, то лучше получать их из свежих фруктов. Не консервированных фруктов, не сушеных фруктов, а свежих фруктов. Мед или настоящий (чистый) кленовый сироп намного лучше, чем рафинированный сахар, если вы хотите что-то подсластить. Фрукты обеспечивают видом сахара, который известен как фруктоза. Поскольку это природный моносахарид, он обрабатывается организмом иначе, чем столовый сахар (сахароза), который является дисахаридом. Для тех, кто не является диабетиком, есть одна форма частично рафинированного сахара, которую я рекомендую употреблять на регулярной основе, но в относительно скромном количестве. Я говорю об органической черном мелассе. Пищевые преимущества биодоступного железа и серы (и других минералов), предлагаемых черной мелассой, значительно перевешивают ее недостатки как источника сахара.

Молочные продукты

Коровье молоко часто рекламируется по телевидению как «идеальная еда». Оно якобы нужно всем. «Если вы не пьете молоко, ваши кости станут хрупкими из-за остеопороза», – говорится в сообщении Молочного совета, рекламодателей и даже некоторых врачей. Тем не менее потребление коровьего молока из магазина, как было показано, способствует возникновению многих проблем со здоровьем, с которыми часто сталкиваются. Чрезмерное потребление коровьего молока – это часто один из основных факторов, способствующих восприимчивости к распространенным инфекциям. Однако, сырое, необработанное молоко от чистых коров, выращенных в здоровой окружающей среде – это другое дело. То, как молоко производится и обрабатывается коммерческим путем, во многом связано с его репутацией, а именно что оно вызывает проблемы со здоровьем.

По словам доктора Шмидта в его книге «Ушные инфекции у детей», банальное устранение молочных продуктов это часто все, что требуется для решения загадки рецидивных проблем с ушами у детей. Эти настроения подтверждаются доктором Фредом Пулленом, специалистом по уху, горлу и носу из Майами, штат Флорида. Пациенты направляются к доктору Пуллену с единственной целью – хирургическим путем имплантировать трубки в их барабанные перепонки. Однако перед операцией все пациенты сначала садятся на диету, исключающую употребление молочных продуктов. Результат: «три четверти [этих детей] никогда не нуждаются в трубках».

Если провести хотя бы небольшое количество исследований, то становится очевидным, что имеется множество информации на данную тему. Одной отлично написанной книгой является «Принципы питания» Уитмена Х. Джордана, которая опубликована Macmillan Company в Нью-Йорке в 1912 году. На странице 266 Джордан описывает немецкое исследование, в котором подробно описываются результаты родов 49 362 детей, появившихся на свет в Берлине в 1890 году. До конца первого года жизни 12 623 из этих детей умерли. 8 008 из тех, кто умер, кормили коровьим молоком. Только 1588 человек были на грудном вскармливании. Позвольте мне процитировать эту книгу 86-летней давности:

«Дальнейшие статистические данные демонстрируют, что из тех, кого кормили материнским молоком, умер каждый тринадцатый, а из тех, кого кормили из бутылки, умер каждый второй».

Указанные цифры не требуют комментариев. Не думайте, что коровье молоко вредно только для детей. Проблем с коровьим молоком так много, что известный профессор педиатрии в Медицинской школе Джона Хопкинса, доктор Фрэнк Оски, написал книгу под названием «Пожалуйста, не пейте ваше молоко». Ниже приведены состояния здоровья, которые напрямую или косвенно связаны с потреблением коровьего молока; взяты они из журнала «МОЛОКО ХОРОШО ДЛЯ __________» Роберта М. Краджяна, доктор медицинских наук:

  • «Среди детей проблемами были: аллергия, ушные инфекции и инфекции миндалин, ночное недержание мочи, астма, кишечные кровотечения, нефрит, колики и детский диабет».
  • «У взрослых проблемы, казалось, были в основном связаны с сердечными заболеваниями, артритом, аллергией, синуситом и более серьезными вопросами лейкемии, лимфомы, рака (толстой кишки, легких, простаты, молочных желез, яичников и прямой кишки»).
  • «Даже рассеянный склероз, остеопороз и катаракта были связаны с употреблением коровьего молока».

Другая сторона дискуссии включает целителей, таких как доктор Хулда Р. Кларк («Лекарство от всех болезней»), утверждающая, что молоко является важным источником белка и кальция, которые легко усваиваются организмом. Для очень больных людей с такими заболеваниями, как СПИД или рак, оно может оказаться решающим фактором для их выздоровления. Вы можете сделать купленное молоко относительно безопасным от всех патогенных организмов, кипятя его всего 10 секунд на медленном огне и добавляя небольшое количество порошкообразного витамина С (я использую аскорбат кальция или аскорбат натрия). Дайте молоку остыть до комнатной температуры, снимите пленку, образовавшуюся на поверхности молока, и поместите в холодильник в стеклянной бутылке. Другая мысль заключается в том, чтобы использовать козье молоко, которое оказывает иное воздействие на организм, чем пакетированное коровье молоко. Органическое козье молоко является предпочтительным, а сырое козье молоко считается лучшей опцией из всех возможных.

Вегетарианство

«Ничто не принесет пользы здоровью человека и не увеличит шансы на выживание на земле так же сильно, как переход к вегетарианской диете», – Альберт Эйнштейн

Вегетарианское меню – это мощный и приятный способ добится хорошего здоровья. Вегетарианская структура питания основана на разнообразных продуктах, которые являются вкусными и полезными. Вегетарианцы избегают мяса, рыбы и птицы (хотя большая часть из нас здесь, в  Educate-Yourself, сами едят рыбу ради белка). Тех, кто включает в свой рацион молочные продукты и яйца, называют лакто-ово-вегетарианцами. Веганы (чистые вегетарианцы) не едят мясо, рыбу, птицу, яйца и молочные продукты. Несмотря на то, что лакто-ово-вегетарианство обладает значительным преимуществом, веганские диеты являются самыми полезными для здоровья, снижая риск возникновения широкого спектра проблем со здоровьем.

У вегетарианцев уровень холестерина гораздо более низкий, чем у мясоедов; также у вегетарианцев болезни сердца встречаются редко. Причины найти не трудно. Вегетарианские блюда, как правило, содержат мало насыщенных жиров и мало (либо вообще не содержат) холестерина. Поскольку холестерин содержится только в продуктах животного происхождения, таких как мясо, молочные продукты и яйца, веганы следуют диете, не содержащей холестерина. Тип белка в вегетарианской диете может быть еще одним важным преимуществом. Многие исследования показывают, что замена животного белка растительным белком снижает уровень холестерина в крови, даже если количество и вид жира в рационе остается неизменным. Эти исследования показывают, что вегетарианская диета с низким содержанием жира имеет явное преимущество перед другими диетами.

Впечатляющее количество исследований, начатых в начале 1920-х годов, показывает, что у вегетарианцев кровяное давление ниже, чем у не вегетарианцев. Фактически, некоторые исследования показали, что добавление в вегетарианскую диету мяса быстро и существенно повышает уровень артериального давления. Воздействие вегетарианской диеты проявляется в дополнение к преимуществам снижения содержания в рационе натрия. Когда пациенты с высоким кровяным давлением начинают сидеть на вегетарианской диете, многие могут сократить свою потребность в лекарствах.

Это всего лишь небольшая выдержка из «Стартового набора для вегетарианцев».

Возможно, вы хотели бы быть в курсе, что…

  • Процент остатков пестицидов в рационе США, в зернах: 1
  • Процент остатков пестицидов в рационе США, в фруктах: 4
  • Процент остатков пестицидов в рационе США, в молочных продуктах: 23
  • Процент остатков пестицидов в рационе США, в мясе: 55
  • Загрязнение пестицидами грудного молока у матерей, употребляющих мясо в отличии от матерей, не употребляющих в пищу мясо: в 35 раз выше.
  • Что говорит министерство сельского хозяйства США? Оно говорит нам: мясо проверяется.
  • Процент убитых животных, проверенных на наличие остатков токсичных химических веществ, включая диоксин и ДДТ: менее 0,00004%

** Все же, строгое вегетарианство не для всех. Некоторые люди нуждаются в мясном белке, чтобы быть сильным и обладать сильным иммунитетом. Прочтите «Питайтесь правильно согласно вашему типу» Питера Д’Адамо, чтобы выяснить связь между группой крови и наиболее подходящей диетой.

Вода

«Сегодняшние медики не понимают жизненно важную роль, которую исполняет вода в организме человека. Лекарства являются паллиативными средствами. Они не предназначены для лечения дегенеративных заболеваний организма человека», – Доктор Ф. Батмангхелидж.

Чистая и бесхитростная вода является неотъемлемой частью здорового питания. И в гораздо большей степени, чем многие могли бы себе представить. Хотя это неизвестно ортодоксальному медицинскому сообществу, обезвоживание является чрезвычайно распространенной причиной поразительного числа заболеваний. Один из ведущих исследователей в этой области – доктор медицинских наук Ф. Батмангхелидж – подробно объяснил этот вопрос в своей книге «Многочисленные мольбы вашего тела о воде». Ниже приводятся несколько коротких выдержек из книги доктора Батмангхелиджа, которые должны помочь донести факт важность наличия воды в рационе:

«Простая истина заключается в том, что обезвоживание может вызвать заболевание. Каждый знает, что вода «полезна» для организма. Кажется, они не знают, насколько она важно для их благополучия. Они не знают, что происходит с организмом, если оно ее не удовлетворяет свою ежедневную потребность в воде».

«В развитых обществах думают, что чай, кофе, алкоголь и промышленные напитки являются желательными заменителями естественной потребности в воде ежедневно «подвергающегося стрессу» организма – это элементарная, но катастрофическая ошибка. Да, это правда, что указанные напитки содержат воду, но также они содержат обезвоживающие агенты. Они ведут к избавлению от воды, в которой растворены, плюс еще некоего количества воды из запасов в теле!».

«В настоящее время те, кто практикует употребление обычных лекарств, не знают о многих химических функциях воды в организме. Поскольку обезвоживание в конечном итоге вызывает потерю некоторых функций, то различные сложные сигналы, подаваемые операторами программы по нормированию воды в организме во время тяжелой и длительной дегидратации, были переведены как индикаторы неизвестных болезненных состояний организма. Это самая основная ошибка, которая отклонилась от клинической медицины. Это помешало практикующим врачам иметь возможность давать рекомендации по профилактическим мерам или предлагать простые физиологические лекарства от некоторых основных заболеваний людей».

«С появлением данных сигналов тело должно быть обеспечено водой для распределения данных систем нормирования. Однако практикующих врачей научили подавлять эти сигналы с помощью химических продуктов. Конечно, они не понимают значимости этой наиболее грубой ошибки. Различные сигналы, генерируемые этими распределителями воды, являются индикаторами зональной жажды и отсутствия воды в теле. Вначале их можно ослабить за счет увеличения употребления количества воды, но с ними неправильно борются, используя покупные химические продукты: до тех пор, пока не будет установлена патология ​​и не появятся заболевания».

Для получения дополнительной информации мы призываем вас прочитать книгу доктора Батмангхелиджа «Многочисленные мольбы вашего тела о воде». Если вы страдаете от заболевания, доктор Батмангхелидж рекомендует пить 8-10 и более стаканов воды в день.

Пищевые волокна

Пищевые волокна (или грубая пища) в последнее время были популярной темой в СМИ. Хотя рекламодатели пытаются продать нам много вещей, которые нам не нужны, они правы, когда говорят, что хлопья с высоким содержанием клетчатки важны для хорошего здоровья. Нехватка клетчатки имела отношение к развитию заболеваний толстой кишки, болезней сердца и многих других состояний. Доктор Дэнис Беркитт был первым, кто продвинул идею клетчатки как важного фактора здоровья. Свои убеждения он основывал на личных исследованиях африканских племен. Доктор Беркитт обнаружил, что жители африканских племен почти не страдают от современных заболеваний Запада, таких как рак толстой кишки и болезни сердца. Однако, когда африканцы переехали на Запад и переняли наши привычки в питании, они быстро поддались нашим самым распространенным болезням.

Пищевые волокна так же важны для детей, как и для взрослых. Продукты с высоким содержанием клетчатки богаты витаминами, микроэлементами и незаменимыми жирными кислотами. Возьмите, например, пшеницу. Почти все необходимые питательные вещества находятся в зародышевой части зерна. Во время размола зародыш отделяется от эндосперма. Зародыш продается отдельно как зародыш пшеницы (давно известный как пища с высоким содержанием питательных веществ), в то время как эндосперм дополнительно перемалывается для производства муки. Измельчение цельного зерна для получения рафинированной муки приводит к потере 85 процентов магния, 86 процентов марганца, 40 процентов хрома, 78 процентов цинка, 89 процентов кобальта, 48 процентов молибдена и 68 процентов меди, в дополнение к сопоставимым потерям селена, витамина Е и незаменимых жирных кислот. Кроме того, тяжелые металлы, такие как кадмий (которые сосредоточены в эндосперме), в муке остаются (а, к сожалению, антагонист организма к кадмию – цинк – был удален). Поскольку питательные вещества необходимы для правильного использования всех калорий, которые мы потребляем, употребление рафинированной пищи приводит к постепенному дефициту питательных веществ. Это значительный аргумент в пользу использования цельнозерновой продукции.

Настоящим тестом на ценность рафинированных (обогащенных) продуктов питания было включение в рацион группы лабораторных животных белого хлеба и сравнение их с группой, следующей диете из цельнозернового хлеба. В одном из таких экспериментов две трети крыс, которых держали на диете из обогащенного белого хлеба, умерли до завершения эксперимента.

Клетчатка также важна, потому что она помогает поддерживать содержимое кишечника на пути к его финальной судьбе – устранению в виде стула. Если содержимое кишечника движется слишком медленно, то токсичные побочные продукты пищеварения и бактериальной ферментации остаются в кишечнике слишком долго и реабсорбируются обратно в организм. Со временем это может привести к болезни.

Когда человек следует диете с низким содержанием клетчатки, прикрепление паразитов, таких как Giardia lamblia, происходит легче. Когда клетчатка присутствует в рационе, содержимое кишечника проходит быстрее и предотвращает прикрепление таких паразитов. Напомним, что G. lambilia является одним из самых распространенных паразитов, встречающихся в США. Они способствуют подавлению иммунитета, плохому пищеварению, пищевой аллергии и множеству других проблем. Способность снизить вероятность заражения этим паразитом путем простого увеличения потребления клетчатки является значительной.

Хотя клетчатка детям и взрослым необходима, слишком много клетчатки также может оказаться проблемой, поскольку избыток клетчатки может привести к вымыванию питательных веществ из пищеварительного тракта. Но проблемой для большинства из нас, однако, остается недостаток клетчатки, нежели ее избыток (никогда не сажайте ребенка на диету с высоким содержанием клетчатки, не посоветовавшись с медицинским работником). Хорошими источниками клетчатки являются фрукты, овощи, бобовые и зерновые (овес, пшеница, рис, ячмень и т. д.)

Приготовление соков

Соки и преимущества программы по употреблению соков давно признаны во всем мире. Начиная с начала этого века исследователи, такие как доктор наук Норман Уокер и доктор Бернард Дженсен, исследовали влияние сока в качестве части ежедневного рациона. Их исследования показывают, что сок может удовлетворить все базовое питание человека, включая углеводы, белки, жиры, витамины и минералы.

Употребление приготовленных соков придает больше пользы овощам и фруктам. Благодаря приготовлению соков вместо употребления продуктов в целом виде, важные питательные вещества и фитохимические вещества, содержащиеся в растениях, легче усваиваются нашим организмом – иногда в течение нескольких минут – без особых усилий со стороны пищеварительной системы. В дополнение к этому, абсорбируется больше питательных веществ.

Свежие овощные соки также богаты ферментами. Ферменты вызывают сотни тысяч химических реакций, которые происходят по всему организму; Ферменты необходимы для переваривания и усвоения пищи, для превращения пищи в ткани организма и для производства энергии на клеточном уровне. На самом деле, ферменты необходимы для большей части процессов формирования и восстановления, которые происходят в организме каждый день. Когда продукты поддаются обработке, ферменты могут быть разрушены; вот почему сырые продукты и соки так важны. Они являются отличным источником всех важнейших ферментов.

  • Бета-каротин в моркови и эллаговая кислота, содержащиеся в свежем яблочном соке, являются клинически подтвержденными противораковыми агентами.
  • Лимонен из белой сердцевины лимона признан мощным противораковым питательным веществом; также он эффективен при растворении камней в желчном пузыре.
  • Растворимая клетчатка, эллаговая кислота и витамин С, содержащиеся в яблоке, в сочетании с полезной дозой минералов и электролитов, содержащихся в сельдерее могут очистить и восстановить баланс вашей системы.
  • Пищеварительные ферменты, содержащиеся в мускатной белой дыне, папайе и ананасе, уменьшают воспаления и заряжают организм энергией.

Преимущество приготовления сока по сравнению с покупным соком заключается в том, что когда вы делаете свой собственный сок, вы точно знаете, что в нем содержится. Вы можете быть уверены, что не добавляете сахар, подсластители и другие добавки. К тому же для продления срока годности многие покупные соки подвергаются термообработке, что может привести к разрушению питательных веществ.

Рекомендуемая диета

Для тех, кто находится в поисках рекомендуемой диеты, мы рекомендуем следующее:

  • Следуйте диете, ориентированной на цельные, необработанные продукты (цельное зерно, бобовые, овощи, фрукты, семена и т. д.).
  • Уменьшите (или исключите, если возможно) употребление рафинированного сахара.
  • Пейте не менее 8-10 стаканов воды в день.
  • Избегайте продуктов животного происхождения, за исключением, возможно, холодолюбивой рыбы (лосось, скумбрия, сельдь, палтус и т. Д.).
  • Исключите молочные продукты, кофеин и алкоголь.
  • Откажитесь от кофе (помимо кофеина, существует множество других химических веществ, отравляющих ваше тело). Попробуйте разнообразные доступные травяные чаи.
  • Полностью избегайте газированные напитки.
  • Избегайте белого хлеба и изделий из рафинированной муки. Они лишены необходимых питательных веществ, включая незаменимые жирные кислоты омега-3 и другие.
  • Избегайте маргарина и любого масла для жарки из рекламы. Вместо этого используйте животное масло и органическое оливковое масло холодного отжима.
  • Ежедневно употребляйте органическое льняное масло и рыбий жир (MAX EPA).
  • Регулярно употребляйте в пищу суп мисо, бурые водоросли и грибы шиитаке.
  • Коричневый рис лучше, чем белый рис.
  • Покупайте натуральные продукты (особенно изделия), когда это получается.
  • Регулярно делайте физические упражнения.
  • Выполняйте упражнение на расслабление (глубокое/сосредоточенное дыхание, медитация, тай-чи, визуализация, молитва и т. д.) По 10-15 минут каждый день.

Рекомендованная литература

Для получения дополнительной информации о питании мы рекомендуем следующие книги:

  • Диета для отравленной планеты, Дэвид Стейнман
  • Диета для Новой Америки, Джон Роббинс
  • Многочисленные мольбы вашего тела о воде, доктор Ф. Батмангхелидж.
  • Программа Макдугалла, Джон А. Макдугалл
  • Питайтесь правильно согласно вашему типу, Питер Д’Адамо

 

Влияние и надежда

Гарри С. Бойт

Симпозиум в Сабо на тему пробуждающейся демократии посредством влияния общественной деятельности. (Оригинал на английском языке доступен по ссылке crmvet.org 
Аугсбургский университет, 12 ноября 2018 года

Плакат этого симпозиума приглашает нас «исследовать потенциал ненасильственной гражданской философии сотворчества для преобразования среды “разделяй и властвуй”». Это мой конек: примешивание «политики» к «власти» и «надежде». Я начну с важного урока, преподнесенного движением за гражданские права в 1950-х и 1960-х годах, который сегодня в значительной степени оказался забытым: философия ненасилия – это иной вид власти и политики. Книга «Пробуждающаяся демократия» также показывает, как ненасильственная власть и политика могут распространяться посредством общественной деятельности.

Будучи участником движения, я усвоил, что ненасилие не означает «говорить власти правду». Оно означало преобразование власти с помощью политики иного толка. Это то, что необходимо больше, чем когда-либо.

Тогда и сейчас

Опыт, способствовавший моему развитию – это ненасильственное движение за гражданские права 1960-х годов. Люди часто спрашивают, какова его актуальность сейчас? В действительности параллели являются весьма значительными.

Юг во времена моего детства был полон страха, фатализма и ярости. Мои учителя и друзья из сообщества белых боялись открыто говорить о сегрегации. Мои родители в Атланте были в числе нескольких американцев европейского происхождения, которые были откровенными критиками Джима Кроу. Никто из их друзей не верил, что сегрегации в их жизни придет конец. Уровень гневной риторики в те годы был даже выше, чем у современной.

В 1959 году имя моего отца, Гарри Джорджа Бойта, появилось в газете Атланты. Он помог организовать группу, посвященную тому, чтобы оставить государственные школы открытыми. Политики заявляли о своем намерении скорее уж закрыть школы, чем разрешить десегрегацию и демонизируя любого, кто выражал протест. У нас было 150 оскорбительных телефонных звонков в неделю. Многие угрожали убить нас. Мою младшую сестру Энн травили на протяжении всех ее школьных лет из-за того, к чему были причастны мои родители. Мой отец был раздет догола и почти кастрирован американской нацистской партией в Вирджинии в 1962 году, когда он работал над десегрегацией в школе. Ненасилие спасло нашу семью.

Существует множество параллелей в соотношении с сегодняшним днем. Люди иногда боятся обедать на День Благодарения с членами семьи, которые придерживаются иных политических убеждений. Согласно движению «Better Angels», 90% республиканцев очень негативно относятся к демократам, а 89% демократов отвечают взаимностью. Более 40% не хотят, чтобы их ребенок вступал в брак с человеком из другой политической партии.

Еще одно соответствие является поразительным. В 60-х годах на юге назревала вторая гражданская война из-за десегрегации. Сегодня социальная структура опять изнашивается. Люди меньше доверяют друг другу. Круги друзей сузились. Закрылись такие места, как местная аптека отца Хьюберта Хамфри в маленьком городке Доланд (штат Южная Дакота), где люди разных взглядов научились преодолевать разногласия. На их месте находятся торговые сети и интернет-сообщества единомышленников. Травля в Интернете все возрастает.

Роберт Патнэм описал снижение общественного капитала в своей книге 2000 года «Боулинг в одиночку». Друв Хуллар, врач из Массачусетса, сообщает, что с тех пор количество взрослых, сообщивших об одиночестве, взлетело к небесам. Молодые люди в возрасте до 35 лет, наиболее активные пользователи социальных сетей, – это те, кто чувствует себя наиболее одиноким. Что можно с этим сделать?

Источники ненасилия

Как участник движения за гражданские права я уяснил, что ненасилие может превратить гнев и господство в эффективные общественные взаимоотношения. Ненасилие в движении было не просто гражданским непослушанием, пацифизм также таковым не был. Оно было философией действия, которая культивировала духовные, моральные и психологические принципы, помогающие не демонизировать противников. Меня этому учили такие люди, как Дороти Коттон, руководитель Программы обучения гражданственности при подготовке к Конференции лидеров христианства в Южной Америке, организации Мартина Лютера Кинга; Оливер Харви, уборщик помещений из Университета Дьюка, который организовывал в профсоюз горничных и уборщиков; и Баярд Растин, организатор марша 1963 года в Вашингтоне.

Я подчеркиваю политическую природу ненасилия. Мои учителя преподали основательный урок политики, который в значительной степени исчез: самый эффективный способ внести изменения – это понять противников, а не унижать или побеждать их. Это второй принцип ненасилия в списке Кинга. Движение вновь и вновь иллюстрировало эту политическую точку зрения. Дороти Коттон пригласила группу разгневанных бедных белых из Аппалачи (которые могли включать в себя членов ККК) в Дорчестерский центр в Джорджии, где люди учились создавать организационные школы в своих общинах. Бедные белые сильно изменились. Оливер Харви назвал организационную кампанию в Университете Дьюка способом развития образовательной миссии Дьюка. Он сказал, что горничные и уборщики будут делать гораздо более значительный вклад в образовательную миссию, если они будут пользоваться уважением и у них будет лучшая заработная плата и условия труда. Он регулярно говорил мне успокаивать преподавателей и студентов, которые гневно протестовали. Баярд Растин обвинил марш в Вашингтоне в том, что это способ «победить Ближнего» для поддержания движения. Его стратегия важна для понимания концепции Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта».

Политика понимания своих оппонентов оживила то, что историк Чарльз Пейн в своей книге «Я получил свет свободы» называет «политикой развития». Такая политика преподавалась организационных школах на юге для широких масс. Как описывает Пейн, в такой политике «самое важное [это] развитие эффективности у тех, кого проблема задела больше всего». Такая политика резко контрастирует с типичной сегодняшней политикой, демонизирующей тех, кто на другой стороне. Ненасильственная политика такого рода также влияет на человека. Как выразился Мартин Лютер Кинг: «Ненасильственный подход в первую очередь делает что-то для сердец и душ тех, кто к нему привержен. Он придает им ранее не существовавшее чувство собственного достоинства. Оно призывает ресурсы сил и мужества, которыми они не знали, что обладают».

Такая ненасильственная политика трансформирует психологию жертвы в возможности для реализации прав. Как писала Дороти Коттон: «Люди, которые из поколения в поколение жили с чувством бессилия, с сознанием гнева и гонений, теперь безошибочно знали, что чтобы что-то изменилось – нужно самим это изменить».

Открытие важности общественной работы

Когда Харлан Кливленд, декан Института Хамфри в Университете Миннесоты, в 1987 году попросил меня создать проект по народоправию, мы пригласили Дороти Коттон для преподавания философии ненасильственных изменений посредством обеспечения возможностей для реализации прав. Она также учила нас песни: «Мы те, кого мы ждали», – фраза, взятая у южноафриканского движения против апартеида, позже использованная в кампании Обамы 2008 года.

Мы назвали ненасильственную политику движения политикой граждан. Она была облагорожена такими навыками организации сообщества, как составление карты влияния, социальные встречи для понимания мотивов других, а также коллективная оценка. Наша миссия заключалась в том, чтобы повсюду распространить политику граждан.

Мы осознавали грандиозное препятствие, когда начали работать с такими учреждениями, как Колледж Св. Екатерины, школы, Августанский дом престарелых и Кооперативная служба пропаганды сельскохозяйственных знаний и внедрения достижений, которые хотели усилить свои гражданские цели: ненасильственной гражданской политике требуются «свободные пространства», где у людей есть возможности к самоорганизации и развитию гражданского влияния. В современной культуре, ориентированной на эффективность, где стремление к достижению ограниченной цели как можно быстрее и эффективнее – подготовка к сдаче теста, победа на выборах, лечение больных, получение прибыли – большие, многоуровневые общественные цели маргинализированы. Со временем, работая с партнерами при посредничестве Хамфри, а позже – Аугсбургского университета, мы обнаружили, что ненасильственная гражданская политика требует «делать работу более публичной» или работать публично вообще. Мы определяем общественную работу как такую, что осуществляется группой разных людей, общественностью, которая создает нечто, обладающее долговечной общественной значимостью и ценностью.

Это означало возвращение к акценту движения за гражданские права на деятельности, которая мотивирует. Главным моментом в карьере Кинга была прислуга, которая в Монтгомери в 1956 году ходила на работу пешком, вместо того, чтобы ездить на сегрегационных автобусах, а также мусорщики, которые бастовали в Мемфисе в 1968 году, с табличками «Я человек». Кинг красноречиво озвучил этот ключевой момент: «Если человек призван быть дворником, он должен подметать так, как если бы он – это Микеланджело, создающий картину», – сказал он ученикам средней школы Кливленда в 1967 году. «Любому труду, который возвышает человечество, присущи достоинство и значимость». Я начал использовать историю о двух каменщиках, которых спросили, чем это они занимаются. Один сказал, что строит стену. Другой сказал, что возводит собор.

Первая движущая сила общественной работы заключается в том, чтобы выразить несогласие с грандиозной силой, существующей в культуре результативности, которая заставляет замолчать обсуждение целей работы, независимо от того, касается оно правительства, преподавания, бизнеса, здравоохранения, спорта или чего-либо еще. Общественная работа подтверждает важность постоянных размышлений над «почему?» и «и что из этого?» Вот три иных принципа общественной работы:

Политические навыки работы, невзирающие на различия: первое – это обучение навыкам работы невзирая даже на значительные различия ненасильственным способом. С самого начала мы поняли, что этому можно научить детей. Пробуждающая демократия изобилует подобными историями. Молодые люди сегодня в рамках общественной работы являются гражданами-соучредителями, а не гражданами, ожидающими того, чтобы проголосовать.

В Public Achievement группы людей – обычно ученики от начальных до старших классов – в течение года работают над теми задачами, которые они выбирают. Их задачи должны решаться ненасильственным путем и делать вклад в общественность. Школа Святого Бернара и школа Дэнниса установили модель, часто используемую для выбора задач. Они начали в начале учебного года с «конвенции по задачам». Студенты обсуждали проблемы в школе, районе и в целом мире, а затем голосовали, чтобы определить свои приоритеты. Их тренеры были из выпуска Джима Фарра в Университете Миннесоты, которые изучали политологию, «Гражданское образование». В 1993 году одна команда решила поработать над созданием детской игровой площадки.

Родители пытались построить игровую площадку пару лет до этого, но отступили, когда соседи выступили против, опасаясь, что она станет привлекать бандитов. Дети сами взялись за работу. «Уже на второй год я знал, что это случится», – вспоминает лидер Джои Линч.

То, как это случилось, – самая важная часть рассказа, иллюстрирующая различные политические процессы, вовлеченные в это дело. Спустя годы младшая сестра Джои – Алайна, которая также работала на детской площадке – вспомнила урок. «Построить детскую площадку на месте старой парковки было раз плюнуть, но это не значило, что добиться этого было просто», – пояснила Алайна. Она узнала о политических процессах в городе. «Public Achievement открыла мне глаза на процессы государственного управления – петиции, связь с городским советом, отклики, получение разрешений». Она также изучила политические особенности соседства. «У каждой идеи имеется несколько сторон. Даже то, что мне показалось простым, могло, с другой стороны, иметь негативные последствия». Они продемонстрировали, что у них есть план по уменьшению риска – забор и площадка закрывались после окончания рабочего дня.

Команды получили поддержку приходского совета. Они договорились об изменениях зонирования с городскими чиновниками. Они собрали более 60 000 долларов от местных предприятий, относящихся к North End Business Association и другим группам. Чтобы выполнить указанные задачи, дети научились брать интервью у людей, писать письма, произносить речи и звонить людям, которых они не знали. Они понимали взгляды взрослых, которых они считали своими врагами в этом вопросе. Они составили карту влияния, провели исследования, договорились и научились идти на компромисс.

В 1999 году Анджела Мэтьюз, молодой взрослый лидер Public Achievement из Северной Ирландии, выступила на конференции «Public Achievement в городах-близнецах», в которой приняли участие молодые люди, начиная с третьего класса и заканчивая колледжем. Она спросила: «Сколько из вас любит политику?» Большинство подняли руки. Затем она подчеркнула: «Это потому, что мы занимаемся политикой; но это не просто что-то, что делают политики».

Новые привычки разума: Второй способ, посредством которого общественная работа способствует ненасильственной власти и политике, заключается в углублении принципа изменения себя, предложенного Кингом. Когда в 2009 году Центр демократии и гражданства переселился из Института Хамфри при Университете Миннесоты в Аугсбургский колледж, Дэннис Донован начал работать с программой предварительного обучения в области специального образования. Факультет рассматривал политику публичной деятельности как ответ на критику в их собственной сфере относительно того, что специальное образование клеймит детей и пытается «исправить» их с помощью медицинского подхода.

Деннис и два преподавателя, Сьюзан О’Коннор и Донна Паттерсон, сотрудничали с Майклом Риччи и Алиссой Блад, выпускниками специальной образовательной программы в Аугсбурге, которые преподавали в средней школе Фридли. Они разработали в школе альтернативный курс, используя подход Public Achievement. За три года он дал впечатляющие результаты. Так называемые «проблемные» ученики – большинство из которых были цветными учениками и учениками из семей с низким доходом – были строго ограничены изучением своего курса специального образования и стали общественными лидерами по таким вопросам, как травля в школе. Они создали взаимоотношения и получили признание в школе и в более широком сообществе Фридли. Их работа в направлении Public Achievement позволила им связаться с администрацией школы, общественными лидерами, выборными должностными лицами и средствами массовой информации. Общественное радио Миннесоты создало документальный очерк.

Для своей магистерской диссертации о влиянии Public Achievement, Блад провела личные беседы с пятью участниками и совершила подробные наблюдения их поведения. Она обнаружила существенное влияние на самооценку учеников, их ощущение полномочий и поведение. «Они считали, что они были более способными, чем они когда-либо думали о себе в прошлом», – пишет Блад. «Ученики были уверены, что они могут быть надежными гражданами, и что люди, думавшие на их счет по-другому, были неправы. для любого ученика средней школы это очень мощное убеждение».

Многие выражали недавно приобретенные чувства гордости и уверенности. «Я чувствую себя более зрелым и счастливым», – сказал один из них. Другой прокомментировал: «Я чувствую, что мы можем многое изменить в мире». Участие в Public Achievement оказало заметное влияние на поведение. «Это хороший способ научиться быть более уважительным», – сказала третья. «Было приятно узнать, что ты должен принимать то, что хотят другие люди, и ты не можешь просто настаивать на том, чтобы делать все самому».

Данное изменение в привычках ума наблюдается во всем мире, как среди взрослых, так и среди детей, выполняющих общественную работу. Мари Стром, директор по демократическому образованию Института демократии в Южной Африке, применила общественную работу в Африке. В Бурунди, где в деревнях проводилось общественно-просветительское обучение, педагоги для взрослых, с которыми она работала, говорили о грандиозном воздействии. Один из них прокомментировал: «Я боялся, что люди деревенского уровня могут запутаться в процессе обучения, но, даже если это было вначале для них немного сложно, их умы были разбужены, и они очень быстро пришли в себя. Демократия начала становиться для них конкретной – способностью принимать меры по вопросам прямо там, где они живут». Другой описал перемещение «политических процессов», в направлении обычных граждан: «Вначале некоторые были обеспокоены проведением интервью. «Это политика», – сказали они. Позже участник с гордостью сказал:« Теперь я могу сам заниматься политикой!» Тренеры также сообщили о значительных изменениях в себе. Как сказал один из них: «До этого я занимался исследованиями и обучением демократии, но я не жил этим. Теперь я увидел, что бывалый гражданин обладает большей властью, чем можно себе представить». Другой описал перестановки в значениях демократии и гражданства: «Этот курс меняет понимание самой демократии. Наш язык изменился. Граждане находятся в центре».

Новые модели профессионализма: Третий способ, посредством которого общественная работа усиливает ненасильственную власть и политическую борьбу, – это новые модели профессиональной идентичности и практики, переход от роли надзирателя к каталитической роли. Пример тому – Билл Доэрти, ведущий семейный терапевт и профессор Университета Миннесоты. Он стал пионером в плане концепции и практики «гражданина-профессионала», переведя свои личные навыки консультирования по вопросам брака и групповой работы в плоскость общественных навыков, которые помогают «гражданам-дилетантам» проявлять инициативу самостоятельно. В процессе те часто восстанавливают отношения в своих сообществах. В качестве примера – деполяризационное движение Better Angels, упоминавшееся ранее. Билл отточил процессы, посредством которых люди учатся слышать и понимать друг друга невзирая на разделение Республиканцы – Демократы. Это движение с грандиозной целью остановить значимый конфликт, разрывающий Америку на части.

Примером для всего сообщества является Clear Vision в О-Клэр, штат Висконсин, катализатором которого стал городской менеджер, изменивший обычный подход.

В начале XXI века сокращение государственных взносов и увеличение расходов на топливо, энергию и здравоохранение в О-Клэр, штат Висконсин, привели к увеличению школьных классов и уменьшению бюджетных поступлений для музея, дома для престарелых, жилья для малоимущих и для социальных служб. Майк Хаггинс, городской менеджер, увидел возможность. Он изучил концепцию общественной работы в середине 1990-х годов, участвуя в проекте по проблемам несовершеннолетних в Центре демократии и гражданства при Университете Миннесоты. Ему понравилось то, каким образом общественная работа вводила идею «граждан-профессионалов», работающих с непрофессионалами, помогая им раскрыть свои таланты и способности. Он также видел препятствия. «Идея решения задач, ориентированных на граждан, требует от руководителей расстаться с контролем, а это сложно», – размышлял Хаггинс. Тем не менее он был убежден, что местное правительство нуждается в смене парадигмы: «концепция местной демократии XXI века сосредоточено на гражданах». Вопрос был в том, как это претворить в жизнь.

В 2007 году в условиях сокращения бюджета Хаггинс организовал неформальную встречу правительственных и некоммерческих лидеров, чтобы обсудить, как решать проблемы социальных служб и инфраструктуры. Он предложил им привлечь более широкую общественность. Затем последовал процесс планирования со значительной ставкой на действия, где привлекались правительство, бизнес, Висконсинский университет О-Клэр, United Way и различные группы населения, ни одна из которых не доминировала. Инициирующий комитет предпринял особые усилия по привлечению представителей этнических групп с низкими доходами и меньшинств, в том числе общины хмонгов, афро-американцев, а также местных профсоюзов.

Процесс создания концепции и планирования проявил уважение к знаниям граждан-дилетантов в весьма необычный способ. Хаггинс написал в отчете для Ford Foundation что, в отличие от большинства усилий по планированию сообщества, в О-Клэр, «граждане активно участвуют в разработке и проведении процесса, в определении формата и содержания рекомендаций, в написании окончательного отчета и определении стратегии реализации». Цель состояла в том, чтобы «объединить запал гражданина с техническими знаниями и опытом». Эти параметры стали определяющими для группы граждан, которая появилась под названием Clear Vision. Она стремится «созывать, развивать и поддерживать различные группы членов сообщества для гражданской деятельности, отвечающей насущным и будущим потребностям О-Клэр». Инновации Гарвардского Университета в Американском Правительстве присудили Clear Vision $ 10 000 за ее работу, подчеркнув ключевую роль, которую играют концепции общественной деятельности, влияния, политики и разнообразия. Гарвард отметил, что Clear Vision также является большой редкостью, учитывая ее интенсивные и устойчивые процессы совершенствования навыков.

За более чем десятилетие Clear Vision запустила множество проектов, в том числе приют для бездомных в Sojourner House, общественные сады и художественные произведения по всему городу. Она была движущей силой проекта Confluence – центра зрелищных видов искусства стоимостью 45 миллионов долларов, который был подключен к проекту строительства жилых и коммерческих зданий стоимостью 35 миллионов долларов в центре города О-Клэр. Столь же значительными, как и видимыми результатами, являются изменения в общественной культуре, создающие гостеприимное, открытое, взаимодействующее сообщество. По мнению Вики Хон, вице-президента Королевского кредитного союза, Clear Vision изменила мышление. «В то время, когда мы начинали, наше сообщество обвиняло правительство. Люди говорили, что ничего не произошло, потому что правительство действовало слишком медленным». Она считает, что Clear Vision «открыла глаза многим». Она продолжила: «Речь идет не о том, чтобы полагаться на правительство или обвинять его. Речь идет о том, чтобы брать на себя ответственность и принимать личное участие в качестве граждан». Коллективный подход также влияет на кредитный союз. «О всем, что я делаю, я спрашиваю: «Как это повлияет на других?» – объясняет она. «Я больше слушаю. Я задаю вопросы, я зондирую сотрудничество, я спрашиваю мою команду: “Как вы работаете с другими людьми?”».

Десять лет работы в Clear Vision показали, что можно изменить социальную структуру посредством общественной работы. О-Клэр является иллюстрацией к древнему библейскому уроку из книги Неемии: люди восстанавливают свою идентичность, когда работают вместе для того, чтобы «восстановить стены» своего города. Подводя итог, можно привести четыре принципа общественной работы, которые усиливают и распространяют ненасильственную власть и политику: гражданская деятельность подчеркивает общественные цели деятельности; обучает навыкам деятельности даже при наличии значительных различий; она признает, что социальные изменения включают изменение себя лично; она поощряет профессиональный подход, который отступает от «контролирования» и катализирует процессы самоорганизации. Это часто приводит к гражданскому восстановлению.

Подобные принципы присущи рассказам со всего мира в «Пробуждающейся демократии». Они актуальны везде.

Авторское право © Гарри Бойт

Головоломка Тримино

Оригинал доступен на сайте nstarr.people.amherst.edu. Автор — Нортон Старр

О головоломке – физической и виртуальной

v-21 puzzleБазовая головоломка состоит из: 21 прямоугольной фигуры («плитки») указанного вида, состоящих из трех квадратов, одной дополнительной одинарной квадратной плитки и плоскости с сеткой 8×8 квадратов, у которых такой же размер, что и у квадратов плиток. В общей сложности плитки занимают 3 × 21 + 1 = 63 + 1 = 64 квадрата — столько же, сколько на шахматной доске. В дальнейшем мы будем называть эти угловые фрагменты тримино, в качестве простейшего из нескольких названий, используемых для них, среди которых есть «L-тримино», «L-тримино» и «V-тримино».

Чтобы сыграть в физическую версию этой головоломки — используя 21 настоящую плитку тримино, одну квадратную деталь и основу, похожую на шахматную доску размером 8×8 – для начала поместите единственную квадратную плитку в любую из 64 квадратных ячеек на поле. Затем заполните оставшиеся 63 ячейки используя тримино так, чтобы не получилось перекрытия или незаполненной ячейки. Такое решение головоломки называется мозаичной облицовкой квадрата 8×8. Как вариант, начните с последовательного размещения тримино на поле шахматной доски (каждая такая плитка занимает только три квадрата сетки), а когда все 21 расположены, поместите единичную квадратную плитку в ту ячейку, которая осталась доступной.

Вот предыстория коммерческой версии этой головоломки, продаваемой  Kadon Enterprises. На ежегодном собрании Математической ассоциации Америки в январе 2000 года Артур Бенджамин получил премию Haimo за выдающееся преподавание в колледже. В своей благодарственной речи он набросал свое любимое доказательство по методу индукции. Данная аргументация гарантирует, что квадрат 2n×2n клеток (то есть универсальная разграфленная доска с квадратами в количестве 2n по каждой стороне) с одной занятой ячейкой всегда может быть выложена плитками тримино. Через три года после того, как я услышал комментарии Бенджамина, я давал лекцию по индукции и вспомнил его любимое доказательство. В дополнение к моим подготовленным примерам я привел этот классический аргумент из-за Соломона Голомба. Посчитав, что реально существующая головоломка такого рода добавит подлинности и сможет вызвать интерес к методу индукции, я отправил письмецо Kadon, ведущему производителю головоломок, чтобы узнать, есть ли у них что-нибудь, что я могу купить. У них такого не было, поэтому я спросил, сделают ли они несколько согласно заданными мной характеристиками. Ряд электронных писем в переписке с Кейт Джонс, президентом Kadon, привела к головоломке, подобной той, что изображена слева вверху. Она предложила использовать несколько разных цветов для плиток тримино, что сделало эту головоломку более интересной, чем я предполагал. Я сделал выбор в пользу более полупрозрачных плиток холодных оттенков, а не цветастых непрозрачных, и предпочел для тримино синий, цвет морской волны и аметистовый.

Кейт спросила, позволю ли я Kadon добавить головоломку ко множеству предметов, которые они продают, и я с готовностью согласился – мне нужны были только несколько штук для моего личного пользования. К моему удивлению, она заявила, что я буду получать авторские отчисления. Это никогда не было моей целью, и все мои авторские отчисления пожертвованы  Коледжу Амхерста и Математической ассоциации Америки.

Kadon выпустил головоломку под названием «Vee-21»; см. по ссылке www.gamepuzzles.com/polycub2.htm#V21. Эта коммерческая версия, в трех ярких, полупрозрачных акриловых цветах, идет с брошюрой на сорок страниц, предлагающей множество улучшений к основной загадке. Кейт внесла в головоломку некоторые дополнения, несколько стратегических игр, рассчитанных на двух человек и предложила требования к разделению элементов по цвету для мощения мозаикой с первой попытки. Она также открыла эстетические варианты в создании симметричных узоров. Кейт пригласила Ориэля Максиме для решения некоторых из его лабиринтообразных задач, связанных с покрытием плитками тримино; также в брошюру включены разнообразные прямоугольные шаблоны со стратегически выбранными линиями решеток, с затемненными ячейками, для указания рамок, где нельзя размещать тримино.

Здесь представлены две интерактивные компьютерные головоломки.  Головоломка 8 на 8 была разработана двумя моими студентами, в то время как коллега по кафедре разработал головоломку M-by-N. Головоломка M-by-N (воспроизводится в большинстве систем, но может медленно загружаться) несколько более гибкая, позволяющая выбирать любое количество строк и столбцов от 2 до 32 включительно. У головоломки 8 на 8 (лучше всего работает на ПК с Internet Explorer) имеется иное действие мыши, а также она эффективно ограничена тремя цветами тримино. Направления даны с каждым. И онлайн-версии, и версии Kadon обладают необычайной степенью привлекательности и интригуют как четырехлеток, так и маститых любителей головоломок.

История

Доказательство того, что при любом натуральном числе n квадрат 2n×2n с одной занятой ячейкой («некомплектным» квадратом) всегда может быть выложен плитками тримино, принадлежит Соломону Голомбу. Он опубликовал его в своей статье 1954 года [9] в American Mathematical Monthly. Как отмечалось выше, головоломка была создана для наглядной иллюстрации аргумента Голомба о некомплектном квадрате, которым была укомплектована головоломка 2n×2n. Та же его статья ввела в обиход термин тримино и его обобщенный вариант — полиомино. Поломино – это связная структура из идентичных квадратов, обладающая таким свойством, что любые два квадрата либо не касаются друг друга, либо соприкасаются по всей длине общего ребра. Единственно возможные две формы тримино — это три квадрата подряд и L-образная форма данной головоломки, и здесь имеется в виду исключительно вторая форма «тримино».

Доказательство Голомба является первоклассным примером математической индукции. Помимо очевидной простоты аргументации, это редкий случай нечислового применения метода. Оно отличается от примеров и упражнений, часто встречающихся в интерпретациях индукции (приведенных в учебниках), которые обычно состоят из множества формул для конечных сумм, неравенств и тому подобного. Первое появление доказательства в массовом издании – это Recreational Mathematics Magazine (RMM) Джозефа Мадачи, где Голомб включил его в первую из четырех статей о полимино, опубликованных в RMM [10]. В судьбоносной статье Мартина Гарднера, опубликованной в мае 1957 года в журнале Scientific American, в которой полимино были представлены для широкой публики, он отметил, что «доска с одним квадратом, пропущенным в любой точке, может быть покрыта 21 правильными тримино» [6, с. 154]. В своей первой книге, состоящей из колонок, опубликованных в Mathematical Games, Гарднер объяснил, что «гениальная аргументация индукции демонстрирует, что 21 правильное тримино и одно мономино покроют доску 8 на 8 независимо от того, где размещено мономино» [8, с. 126].

Аргументация  выкладывания для некомплектных шахматных досок с помощью тримино, а также общая теорема 2n×2n после статей в Monthly и RMM появились в ряде книг. Это было объяснено в классических «Полимино» Голомба [11, 1965, с. 21-22] и во втором издании данной книги [11, 1994, с. 5]. Второе издание содержит богатую историю и обширный обзор этой интригующей темы, и наполнено иллюстрациями и головоломками. Его 22 страницы со ссылками на книги и статьи являются дополнительным бонусом. Именной указатель включает 81 человека, немало из которых упомянуты в тексте книги более одного раза. Многие из них будут узнаны страстными поклонниками игр и математиками-любителями, а также профессионалами в любой области. Описание книги дано в обзоре [17] Джорджа Мартина. В 1976 году Росс Хонсбергер дал понятное и подробное применение аргументации Голомба для шахматной доски в своих «Математических сокровищах II» [13, с. 61]. Основная идея доказательства упоминается также  в книге Джорджа Э. Мартина, посвященной мозаикам полимино [16, с. 27-28]. Рецензия Дэвида Сингмастера [22] на эту последнюю книгу особенно интересна, так как она дает великолепный очерк предмета и его истории.

Эта тема также становится все более обычной частью в учебниках и задачниках. К примеру, она появляется в учебниках по дискретной математике Сюзанны Эпп [5, с. 234], Ричарда Джонсонбо (который упоминает триминовые прямоугольники как такие, что появляются в VLSI моделях) [14, с. 58-59] и Кеннет Розен [20, с. 247-8]. Создание мозаик посредством тримино рассматривается также  в книге Дэниела Веллемана о построении доказательств [26, с. 271-275] и задачниках Джона П. Д’Анджело и Дугласа Б. Веста [1, с. 75], а также Иржи Германа, Радана Кучеры и Яромера Жимжи [12, с. 271]. Наиболее яркой иллюстрацией аргументации Голомба является дополнительное «доказательство без слов» Роджера Нельсена, приведенное во второй части книги с таким же названием [19, с. 123].

Данная область развлекательной математики извлекла выгоду из непрерывного потока исследований и предложенных проблем. В 1985 и 1986 годах И-Пинг Чу и Ричард Джонсонбо изучали вопрос о выкладывании мозаикой некомплектных n×n полей (где n больше не обязано быть во второй степени) и, в более широком смысле, о некомплектных и комплектных прямоугольных полях [3, 4]. Книга Джорджа Мартина включала в себя целую главу, посвященную выкладыванию мозаики посредством тримино [16, с. 23-37]. Вопросы колористики относительно плиток тримино рассматриваются Илварсом Мизниксом, который признает, что страница Kadon с выбором цвета для Vee-21 вдохновила его на исследование [18]. Статья Дж. Маршалла Эша и Соломона Голомба о мощении тримино некомплектных прямоугольников, опубликованная в 2004 году, содержит несколько новых и базовых результатов, один из которых отвечает на давний вопрос Чу и Джонсонбо. Эш и Голомб завершают статью открытым вопросом касательно 2-некомплектных прямоугольников (прямоугольников, где удалены две клетки).

Интернет – хороший источник в плане демонстрации и информации о создании мозаик. Например, поиск по «tromino» и «tiling» приводит к появлению апплетов, таких как апплеты Александра Богомольного www.cut-the-knot.org/Curriculum/Games/TrominoPuzzle.shtml и Кристофера Маваты www.utc.edu/Faculty/Christopher-Mawata/trominos/, демонстрирующие пазлы Тромино нескольких размеров.

Вариации

Вот некоторые расширения головоломки тримино, которые читатели могут рассмотреть. Первое было предложено моим братом Раймондом (Питом), который спросил, как можно расположить тримино в сетке 8×8 таким образом, чтобы максимизировать число незанятых квадратов. Это может быть рассмотрено более подробно: один способ предполагает, что плитки и сетка расположены таким образом, чтобы оставаться на месте, а альтернативный способ может позволить плиткам скользить так, чтобы позволить втиснуть как можно больше плиток (всегда в пределах линий сетки). Пит был не в курсе, что версия с фиксированным расположением представляет собой вариацию головоломки с размещением пентамино, которая принадлежит Голомбу и описанна Гарднером [7, с. 128], [8, с. 133]. Голомб применил эту головоломку для игры пентамино, рассчитанную на двух человек [7, с. 128] и [8, с. 133-135], правила которой могут быть применены и к головоломке тримино. Дэвид Кларнер рассказал об игре пентамино для двоих – Pan-Kāi (разработанной Алексом Рэндольфом и опубликованной в 1961 году силами Phillips Publishers), – которая  содержала следующее ограничение: «Самое важное правило состоит в том, что запрещено размещать плитку внутри закрытой области доски, если незанятыми остаются менее 5 ячеек, за исключением того случая, когда в результате хода участок полностью закрывается [15, с. 8] (для более дополнительной информации о Рэндолфе и Pan-Kāi см. [21, стр. 75]).

Еще одно направление – трехмерное. Рассмотрим куб с длиной стороны 2n, содержащий 23n элементарных ячеек, одна из которых занята (единичная прореха). Могут ли остальные ячейки быть заполнены трехмерными тримино (три куба в форме буквы L, два из которых встречаются с третьим на двух смежных гранях последнего)? Необходимое условие 2n = 3k + 1 оказывается достаточным в той же мере [23, Глава 6: Трехмерная мозаика Тримино Нортона Старра], [24, с. 72-87], [25]. В случае с кубом 4×4×4 возникают некоторые незначительные трудности, которые могут развлечь юных любителей головоломок.

Более простые задачи вполне очевидны и были рассмотрены многими другими. Например, можно ли выложить тримино квадратные массивы 3×3 и 6×6? Можно ли выложить тримино некомплектное поле в 5×5 или 7×7 квадратов? Эти последние две головоломки являются более сложными, чем случаи с полными 3×3, 6×6 и некомплектным 8×8. Далее читатели могут рассмотреть создание мозаики из различных прямоугольных массивов – см. Ссылки, указанные ниже. При использовании версии с более чем одним цветом тримино, такой, как Vee-21 от Kadon, учитывайте различные цветовые ограничения. Например, попробуйте расположить плитки так, чтобы две плитки одного цвета никогда не имели общую грань. И наоборот, попытайтесь сгруппировать как можно больше плиток одного цвета. При создании паттернов обоих указанных типов размещения попробуйте сделать так, чтобы мозаика выглядела симметрично относительно диагонали либо же относительно горизонтальной или вертикальной линии. Существует множество возможностей для веселья и открытий. Прямоугольники разных размеров можно изучить, кликнув на  головоломку M-by-N. Для экспериментов с цветными схемами лучше всего подойдет головоломка Kadon.

Ссылки:

  1. Дж. П. Д’Анджело и Д. Б. Уэст, Математическое мышление: Решение задач и доказательства, второе издание, Prentice Hall, Аппер-Седл-Ривер, Нью-Джерси, 2000.
  2. Дж. М. Эш и С. В. Голомб, Черепица дефектных прямоугольников с тримино, Math. Mag., 77 (2004), стр. 46-55. (Доступно здесь – math.depaul.edu/~mash/TileRec3b.pdf)
  3. И. П. Чу и Р. Джонсонбо, Выкладывание некомплектных полей с помощью тримино, Math. Mag, 59 (1986), стр. 34-40.
  4. И. П. Чу и Р. Джонсонбо, Выкладывание полей с помощью тримино, J. Recreational Math., 18 (1985-86), стр. 188-193.
  5. С. С. Эпп, Дискретная математика с приложениями, Третье издание, Томсон, Белмонт, Калифорния, 2004.
  6. М. Гарднер, О поразительном сходстве между Икосиан и Ханойской башней, Scientific American, 196, (май 1957), стр. 150-156. Эта колонка была изначально посвящена схемам Гамильтона, но заканчивается разделом о проблемах при выкладывании мозаикой шахматной доски: Гарднер заявляет, что проблема шахматной доски/домино в февральской колонке «побудила Октава Левеншпиля из Бакнельского университета обратить мое внимание на замечательную статью С. В. Голомба в American Mathematical Monthly за декабрь 1954 года».
  7. М. Гарднер, «Больше о сложных домино плюс ответы на головоломки прошлого месяца», Scientific American, 197 (декабрь 1957), стр. 126-140. Эта колонка «Математических игр» начинается с сообщения о взрывном влиянии краткого отчета майской колонки о работе Голомба [6]: «За год, прошедший после открытия этой кафедры, он получил больше писем об одном из математических воссозданий, чем какая-либо иная… задача “пентамино”… Сотни корреспондентов прислали самые различные решения. Многие засвидетельствовали о странном увлечении этой задачей».
  8. М. Гарднер, Американская научная книга математических головоломок и увеселений, Simon and Schuster, Нью-Йорк, 1959. (Перепечатано и обновлено как Гексафлексагон и прочие математические увеселения, University of Chicago Press, 1988) [Глава 13 этого первого сборника подобного рода объединяет материал по созданию мозаики [6] и [7] и называется «Полимино»].
  9. С. В. Голомб, «Шахматные доски и полимино», Amer. Math. Monthly, 61 (1954), стр. 675-682.
  10. С. В. Голомб, «Общая теория полимино. Часть I – Домино, пентамино и шахматная доска», Recreational Math. Mag., Выпуск № 4 (август 1961 года), стр. 3-12.
  11. С. В. Голомб, Полимино, Scribner’s, Нью-Йорк, 1965. (Второе издание: Полимино, головоломки, схемы, вопросы и укладка, Princeton University Press, Принстон, 1994).
  12. И. Герман, Р. Кучера и Я. Жимжа. Подсчеты и конфигурации: проблемы комбинаторики, арифметики и геометрии (Карл Дилчер, переводчик), Springer-Verlag, Нью-Йорк, 2003.
  13. Р. Хонсбергер, Математические сокровища II, Математическая ассоциация Америки, Вашингтон, округ Колумбия, 1976.
  14. Р. Джонсонбо, Дискретная математика, шестое издание, Pearson Prentice Hall, Аппер-Седл-Ривер, Нью-Джерси, 2005.
  15. Д. Кларнер, Головоломка с собиранием коробки. Многочисленные заметки, Университет Ватерлоо, Онтарио, 1973-74; 42 страницы + титульный лист (частично они подытожены у Хонсбергера в 8 Главе [13]).
  16. Дж. Э. Мартин, Полимино, Руководство по головоломкам и вопросам по сборке, Математическая ассоциация Америки, Вашингтон, округ Колумбия, 1991.
  17. Дж. Э. Мартин, обзор Полимино С. Голомба (издание 1994 года), Mathematical Reviews, MR1291821 (95k: 00006), 1995.
  18. И. Мизникс, Компьютерный анализ трехцветной задачи для V-образных форм», Acta Societatis Mathematicae Latviensis, Тезисы 5-й Латвийской математической конференции, 6-7 апреля 2004 года, Даугавпилс, Латвия. (Доступно по ссылке http://www.de.dau.lv/matematika/lmb5/tezes/Mizniks.pdf)
  19. Р. Б. Нельсен, Доказательства без слов II, Больше упражнений в визуальном мышлении, Математическая ассоциация Америки, Вашингтон, округ Колумбия, 2000.
  20. К. Х. Розен, Дискретная математика и ее приложения, издание пятое, McGraw-Hill, Нью-Йорк, 2003. (Появится в качестве примера №13, в разделе 4.1, в шестом издании, 2007 г.)
  21. Дж. Н. Сильва (ред.) Коллоквиум I по занимательной математике (Труды конференций, 29 апреля – 2 мая 2009 года, Университет Эвора), Associação Ludus, Лиссабон, 2010.
  22. Д. Сингмастер, Обзор Полимино Г. Е. Мартина, Mathematical Reviews, MR1140005 (93d: 00006), 1993.
  23. А. Сойфер, Геометрические этюды в комбинаторной математике, издание второе, Springer, Нью-Йорк, 2010.
  24. Н. Старр, Сборка некомплектных кубов с длиной стороны 2n посредством тримино, Geombinatorics XVIII (2) (2008), стр. 72-87.
  25. Н. Старр, Сборка некомплектных кубов с длиной стороны любого размера посредством тримино, http://arxiv.org/abs/0806.0524, 3 июня 2008 года.
  26. Д. Дж. Веллеман, Как это доказать: структурированный подход, издание второе, Cambridge University Press, Нью-Йорк, 2006.

Абстракции и мозг

Оригинал доступен по ссылке tcm.phy.cam.ac.uk

Брайан Д. Джозефсон
Факультет физики Кембриджского университета

Ниже приводится раздаточный материал, сопровождающий доклад, представленный на конференции в Мессине в декабре 2001 года, на тему «Перспективы сложных систем». В настоящее время в нем рассмотрены только основные понятия. Предполагается, что некая основная идея представляет собой ключ к пониманию мозга, а именно тот факт, что абстракции возможны. Конкретные абстракции, относящиеся к конкретным аспектам сущности, определяют конструкции, способные управлять этими аспектами сущности. Таким образом, задача по объяснению мозга сводится к исследованию абстракций, существенных взаимосвязей и соответствующих компонентов структуры.

Более подробное описание некоторых аспектов идей, представленных в этом докладе, можно найти в тезах предыдущего доклада с названием Соответствие математики функционированию мозга.

Данная статья посвящена пониманию того, как в высшей степени сложная структура, представляющая собой человеческий мозг, способна развить прогрессивные навыки, такие как использование языка. Есть два важных подхода к пониманию функционирования нервной системы из существующих на сегодня: первый – это экспериментальные исследования мозга и поведения, второй же основывается на вычислительных моделей нейронных сетей (к примеру, Elman et. al). Ни один из них не дает представления о тонкостях таких навыков, как язык: первый в силу того, что нейронная схема может объяснить подобное поведение исключительно в качественных выражениях, а второй в силу того, что поведение, которое было удобно воспроизвести, включает лишь довольно базовые аспекты языкового поведения и не совсем понятно, как смоделировать значительно более сложные аспекты языка. Третий подход – это подход Минского под названием Общество разума, подразумевающий обсуждение способов, с помощью которых нейронные сети могут эмулировать виды поведения, демонстрируемые обычными компьютерными программами. Такие программы способны в определенной мере смоделировать сложности поведения, но у этого подхода имеются два недостатка: во-первых, это то, что обычные компьютерные программы, как правило, не предоставляют надлежащую модель процессов мозга, и, что более серьезно, так это то, что процессы развития, которые приводят к приобретению навыков, рассматриваются в модели только на очень ограниченном уровне.

У следующего подхода, воодушевленного, главным образом, идеями сотрудников, таких как Баас (гиперструктуры и механизм наблюдателя), Эресманн и Ванбремирш

(реляционные аспекты) и Кармилоф-Смит (экспериментально мотивированные концепции, такие как предметно-релевантная активность и репрезентационная редискрипция), совсем другой характер. Основное внимание уделяется актуальности абстракций и отношениям относительно структуры. Простая иллюстрация представлена ​​законом Ома, V = IR, где V, I и R обозначают напряжение на резисторе, ток, проходящий через него, и сопротивление соответственно. Здесь объекты, обозначенные символами V, I и R, являются абстрактными объектами в модели, воплощающей некоторое отношение, а именно то, что определяется законом Ома. Физический резистор, удовлетворяющий закону Ома, обеспечивает реализацию абстрактной модели. Модели широко используют реализации таких абстрактных моделей, как резисторы и микропроцессоры, поскольку они могут применять свойства, которыми обладают подобные системы в силу того, что являются такими реализациями. Свойства, связанные с реализацией конкретных абстрактных моделей, наоборот, фигурируют в объяснениях моделей; на практике ярлыки или описательные счета используются, чтобы засвидетельствовать то, что применяются конкретные схемы.

В таких случаях, как с резистором, тот факт, что применяется данная абстрактная модель, известен благодаря экспериментам или физической теории, но в случае с микропроцессором он известен благодаря логическим выводам: свойства компонентов в соответствии со схемами, которые предполагается применять к ним, задействуя свойства в целом. Таким образом, в редукционистском анализе «соответствие абстрактной модели» – это то, что касается общих представлений и позволяет в соответствующих случаях делать выводы, как должны вести себя очень сложные системы. Проверка того, что такие выводы верны – это суть модели, состоящей из списка абстрактных схем в сочетании с характеристиками механизмов действия, которые обеспечивают соответствие им.

Такие же идеи применяются с тем же успехом – но не так скрупулезно, а также в качестве идеализации – и к биосистемам. Подобно механизмам, они содержат компоненты различных видов, где каждый вид согласован с какой-то схемой абстракций, которая соответствует нашему пониманию о соответствующих видах объектов. Компонент модели состоит из различных механизмов, которые помогают соответствующим системам согласовываться со своими конкретными абстрактными схемами. Биосистемы отличаются от машин тем, что у рассматриваемых структур часто нет формальной спецификации, а их свойства определяются на основании исследований примеров соответствующих объектов, которые встречаются в природе. Выводы, связанные с переходом от одного уровня описания к другому, так же, как правило, не точны, а основаны на ряде идей, обоснованных различными способами. Что делает это научным процессом, а не просто догадкой, так это то, что различные сделанные предположения готовы к экспериментальным испытаниям и, где это уместно, к уточнениям и замене на более качественные расчеты.

В качестве рабочей гипотезы разумно предположить, что объяснения такого же общего характера с тем же успехом применимы к функционированию нервной системы. Подразумевается, что нервную систему, согласно ее среде, можно охарактеризовать как иерархию систем, соответствующих ряду абстрактных схем, причем ее модель такова, что соответствующие системы стремятся соответствовать различным схемам. Данную характеризацию можно успешно сравнить с обычными вычислительными системами, которые также зависят от систем, соответствующих заданным абстрактным схемам, таким как та система, где отправка кода для символа в соответствующую систему приводит к отображению необходимого символа на экране. Разница между мозгом и компьютером состоит в том, что в случае с компьютером соответствующие системы определяются непосредственно (скомпилированной) программой, тогда как в случае с мозгом большинство систем, которые соответствуют данным абстракциям, создаются в процессе развития, так что модель определяет детали системы скорее косвенно, чем напрямую – как в случае с компьютерной программой.

Абстракции, с которыми мы сталкиваемся, обычно относятся к конкретным нейронным цепям или системам и способам их поведения в данной среде и, таким образом, являются аналогичными тем абстракциям, которые относятся к компьютерному программному обеспечению. Существование таких систем – логически взаимосвязанных различными способами, которые приводят к объяснениям сложного поведения – является нашим ключевым предположением. Их существование считается продуктом эффективного проектирования, основанного на процессах эволюции, воплощающих целый ряд порождающих систем, которые сами приводят к существованию таких производных систем в процессе развития или обучения. Примерами являются порождающие системы для достижения способности поддерживать равновесие, для принятия мер или для определения маршрутов.

Данное предположение аналогично концепции  модульного проектирования Кармилоф-Смит, но различия заключаются в том, что здесь детальная модель рассматриваемого аппаратного обеспечения взята для управления абстрактными схемами, а также в том, что идея модульного проектирования может быть эффективной на различных уровнях. Логика связи между моделью и абстрактными схемами заключается в том, что эффективные модели основаны на теории, в то время как теории разрабатываются в рамках абстрактных схем. С другой стороны, многоуровневые возможности, связанные с абстрактными схемами, в сущности подразумевают тот факт, что одна математическая система может содержать те объекты, на которых может основываться другая система, так же как, например, когда из набора всех преобразований мы извлекаем подмножество, состоящее из всех линейных преобразований – коллекцию, которая связана с собственными математическими схемами. Применение этого к когнитивным процессам заключается в том, что у процесса развития может быть конечный результат: «целевые процессы» – предмет их собственных упрощающих абстракций. Например, один из аспектов обучения ходьбе заключается в том, чтобы научиться идти прямо к видимому месту назначения. У такого результата есть особенно простая абстрактная спецификация, которая может сформировать основу для более значимых возможностей, таких как способность добираться до более удаленных локаций посредством ряда промежуточных пунктов назначения. Абстрактная схема, связанная с последним примером, касается таких вопросов, как непосредственная доступность одной точки в отношении другой на последовательно определенном маршруте.

Можно углубиться в вопрос моделирования с прицелом на заданный результат, все еще объясняясь в общих терминах, отметив что: (а) связи и нейронные процессы в нейронной цепи определяют отношения, в то время как (б) все отношения, связанные со схемой, определяются основными соотношениями (а). Изменение одного из базовых отношений оказывает определенное влияние на все другие отношения, в принципе позволяя существовать механизмам для создания системы, соответствующей определенному систематическому условию. Успешными являются те модели, которые достигают этого.

Вышесказанное не подразумевает утверждение того, каковым должен быть успешный дизайн, а, скорее, разъясняет то, как работают успешные модели – что важно для понимания того, как концепции, разработанные здесь, могут быть использованы для понимания сложности мозга; ключ к последнему в том, чтобы использовать доступную информацию для определения, на каких абстракциях основаны различные компоненты модели.

Наконец, мы возвращаемся к тому вопросу, с которого начали, а именно что процессы, связанные с языком, спорны: существуют ли конкретные механизмы появления языка (в нативистском предположении, связанном с существованием лингвистических универсалий), или же языковые способности появляются в результате общих механизмов обучения в среде, где присутствует язык (конструктивистская гипотеза), или же в виде некоей промежуточной гипотезы. Данное положение вещей приводит нас к гипотезе о том, что структура мозга связана с рядом абстракций (связанных в свою очередь с языком), использование которых облегчает развитие способностей в отношении использования языка. Тут существует связь с работой Пинкера, который обсуждает закономерности языка, связанные с его эффективностью, и предлагает, чтобы врожденные механизмы служат связующим звеном для данных закономерностей. Мы также используем концепцию репрезентационной редискрипции (RR) Кармилоф-Смит и начинаем наши объяснения в рамках указанной структуры, согласно которой информация представлена ​ в разное время в различных форматах, а более сложный формат начинает действовать после более элементарного, который был освоен в этом случае. Данная идея может быть эффективно связана с абстракцией эквивалентности, благодаря которой могут быть доступны различные средства для представления одной и той же информации, которые отличаются друг от друга в плане конкретных характеристик и способов их использования.

В «По ту сторону модульного принципа» Кармилоф-Смит довольно подробно рассматривает, как схема RR может быть связана с наблюдениями за развитием. Далее мы в общих чертах сосредоточимся на том, как это может быть связано с функционированием языка. Важной концепцией является следующее: из существующей репрезентации A, действительной в ситуации S, может быть разработан иной, но условно эквивалентный альтернативный способ репрезентации B. Данные a и b в репрезентациях A и B связаны внутри некоей абстрактной схемы, которая определяет модель системы, генерирующей b из a. Эта система может включать в себя узел, проверяющий эквивалентность A и B согласно схеме. Затем можно попытаться найти что-то в новой ситуации S’ – скажем a’, которое в новой ситуации в процессе выполнения эквивалентно b (и, таким образом, косвенно эквивалентно a). Таким образом, с соответствующими критериями эквивалентности может оказаться возможным адаптация к новой ситуации действия, имеющегося в ситуации S. Одна и та же репрезентация b имеет отношение к обоим видам деятельности, поэтому ее можно рассматривать как обобщение.

Как следствие, активность развивается в более абстрактной плоскости. Со временем она может быть расширена до активности согласно планированию, когда на уровне B разрабатываются процессы, эквивалентные процессам на уровне A. Затем можно использовать эквивалентность для того, чтобы опробовать процесс на уровне B, прежде чем вводить его в действие на уровне A.

Такие процессы теперь могут быть предусмотрены на более скрытом уровне, скажем на уровне C, где репрезентации носят более символический характер, включая, в частности, символы для обозначения взаимосвязей. Другими словами, взаимосвязи, которые были явными, скажем, на уровне B, указываются в соответствии с соответствующим токеном на уровне C. Явно указанное символическое отношение само по себе является абстракцией, которая может определять схему его реализации. Такие более абстрактные представления могут быть исследованы на предмет их полезности и использованы для дальнейшего расширения возможностей.

Опять же, язык является более скрытым уровнем, характеризующимся тем, что он включает процессы кодирования или таких же процедур по определению эквивалентности, которые могут быть адаптированы к потребностям. У системы появляется производительность, поскольку она воплощает в себе ряд опций по связыванию строк знаков с различными производительными репрезентациями на других уровнях. Развитие языка – это, по сути, испытание различных возможностей плюс исследование того, на что они годны. Одна возможность – это просто присвоение имени чему-либо, а другая – привязка определенных форм на уровне языка к формам на других уровнях в соответствии с определенным правилом, причем, согласно Пинкеру, эти две возможности являются базовой основой для выразительной силы языка. Указанные процессы могут быть включены в конкретные абстрактные схемы, связанные с универсальной грамматикой, определяющей, какой из типов нейронных сетей мог бы реализовать подобные схемы.

Если в деталях, то предполагается, что язык основан на эквивалентности информации, представленной в виде языка, а также информации, выраженной на других уровнях. Эквивалентность зависит как от определения (и работы механизмов трансляции мозга для определения эквивалентности), так и от прагматики языка как коммуникации. Другими словами, использование языка предполагает, что слушатель сгенерирует эквивалент и будет предрасположен действовать так, как если бы информация поступила из другого источника, обеспечивая этим проверку того, правильно ли была выполнена трансляция. Иначе говоря, правильная трансляция должна генерировать «идею», соответствующую требованиям текущей ситуации.

Теперь вопрос в том, соответствуют ли такие идеи тому, чтобы генерировать что-то вроде языка, как это происходит естественным образом. Это требует, в частности, правильного синтаксического анализа и создания уместных соответствующих структур с данными. Ответ, на который хотелось бы надеяться, был бы в таком случае примерно следующим: языковая система (или, точнее, лингвистические процессы пользователей) очерчивает определенные эквивалентности, которые составляют основу ее использования. Сравнительно простые случаи позволяют пользователям определять, какие эквивалентности являются частью языка и создавать свои собственные системы трансляции (на основе механизмов, адаптированных к различным видам абстракций, участвующих в эквивалентности). Благодаря использованию таких устройств, как оперативная память, указанные системы могут с таким же успехом обрабатывать сложные языки, но повышенная сложность увеличивает риск возникновения ошибок. Но пользователи языка адаптируют использование соответствующих систем таким образом, чтобы минимизировать риск ошибки, тем самым постоянно расширяя возможности языковой системы. Данные соображения в равной степени относятся к прагматическому использованию языка (использованию языка для достижения конкретных целей) и к сложностям самой языковой системы.

Техническим аспектом языка является преобразование линейных строк в иерархические структуры, которое, как хорошо известно, связано со способностью обнаруживать допустимую группу и «иконизировать» ее как единый объект, образуя узел дерева. Указанное обнаружение основано на обнаружении паттернов, самостоятельно использующем категории, некоторые из которых кажутся врожденными. Врожденные категории на данный момент в принципе закономерны, если предположить, что они фигурируют в некоторых абстрактных схемах, и, следовательно, должны иметь аналоги в искусственной нейронной сети.

Этим завершаются наши рассуждения, которые носят предварительный характер. Был установлен принцип, включающий общие связи между абстракциями и моделью. Поскольку различные виды абстракций, по-видимому, отражают то, как мы воспринимаем и понимаем мир, а организация нервной системы, по-видимому, отражает подобные абстракции, то заманчиво рассматривать это как основополагающий принцип работы мозга, искользование которого принципиально посодействует нашему доскональному пониманию того, как он работает.

Рекомендации

Баас Н.А. (1994); Появление, Иерархии и Гиперструктуры; Искусственная жизнь III (изд. К.Г. Лэнгтон, Addison-Wesley (стр. 515-537).

Эресманн, A.C. и Ванбремирш, Дж. П. (1987); Иерархические эволюционные системы: математическая модель для сложных систем; Бюллетень математической биологии; Том 49, № 1 (стр. 13-50).

Эльман Дж.Л, Бейтс И.А, Кармилоф-Смит А.; Парези Д. и Планкетт К. (1996); Переосмысление врожденности: взгляд нейросетевика на развитие, MTИ Кармилоф-Смит А. (1992); За пределами модульности: перспектива развития когнитивной науки, MТИ.

Кармилоф-Смит А. (1992); За пределами модульности: перспектива развития когнитивной науки, MТИ.

Минский М. (1987); Общество Разума; Heinemann.

Пинкер С. (1994); Языковой инстинкт: новая наука о языке; Penguin.

Я благодарен профессорам Нильсу А. Баасу и Андре Эресманну за многочисленные обсуждения, которые помогли сформулировать идеи, изложенные выше.

 

П’ять Причин Чому Деякі Християни Скептично Налаштовані Стосовно Плащаниці

Оригінал на сайті shroud.com

Весна 2016
Баррі М. Шворц

На перший погляд, я можу здатися кандидатом, який найменше підходить для написання статті, що розглядає вірування християн стосовно Туринської Плащаниці, оскільки я — єврей (звісно, так само, як і чоловік на плащаниці!) З іншого боку, я був членом єдиної дослідницької групи, якій коли-небудь дозволялося проводити огляд тканини. В 1978 році я був одним із 24 дослідників, що протягом п’яти днів і ночей витратили 120 годин безперервно безпосередньо її вивчаючи і виконуючи комплекс тестів, які не завдавали шкоди тканині. Наступні три роки ми витратили на оцінювання всіх наших даних і на фіксування результатів у вигляді офіційних наукових публікацій, які були розглянуті та опубліковані у наукових виданнях, що високо цінуються та рецензуються. Зрештою наше дослідження дійшло висновку, що плащаниця не була витвором мистецтва. Попри це, я залишався несамовитим скептиком і мені знадобилося ще 17 років, перш ніж науковий доказ, нарешті, переконав мене в її автентичності.

У свої ролі офіційного «документального фотографа» дослідницької групи, я був зобов’язаний документувати подію і роботу команди в деталях. Коли ця робота була завершена і більшість інших забули про неї, я відчував, що мій доробок був якимось неповним. Як «інсайдер» з доступом до всіх наукових досліджень, а також при тому, що я сам – професіонал в медійній галузі, я був дуже розчарований неточними (і іноді очевидно помилковими) повідомленнями про Плащаницю в засобах масової інформації і зрозумів, що мої брати і сестри християнського віросповідання насправді отримали не дуже точну інформацію щодо того, що знали про неї ми. Давайте будемо чесними. Середньостатистична людина не читає рецензовані наукові журнали! Так що я створив і опублікував в Інтернеті перший сайт, присвячений Туринській Плащаниці в 1996 році (www.shroud.com) для того, щоб в наявності була платформа для більш точної та доступної інформації щодо Плащаниці і почав читати лекції про неї на конференціях, в університетах і в церквах по всьому світу.

Протягом багатьох років я розмовляв з сотнями християнських груп майже що всіх деномінацій і, мабуть, почув всі причини, чому люди або люблять, або ненавидять Плащаницю. Все перейшло до вирішальної стадії в 2013 році, коли мене попросили виступити на Євангельській конференції в Колорадо-Спрінгс, Колорадо. Я відвідав триденну подію від початку до кінця і провів перші два дні просто сидячи за столом зі скромними зображеннями Плащаниці і розмовляв з багатьма із присутніх – деякі з них швидко казали, що вони насправді не надто зацікавлені в Плащаниці. Вони також були дуже раді повідомити мені, чому саме, і їхні причини були досить приголомшливими, оскільки в більшості випадків вони були геть неточні або абсолютно невірні.

Я знав, що ця аудиторія, яка складається з євангелістів, ймовірно, не буде в захопленні від єврейського хлопця, котрий встає та розповідає їм, що вони невірно тлумачили власне Євангеліє там, де йшлося про Плащаницю, але я знав, що треба щось робити. Я читав свою єдину лекцію в Головному залі на третій день заходу, так що я коротко занотовував п’ять головних причин, які люди дали мені на звороті конверта, щоб я міг звернутися до кожного з них безпосередньо, коли я піднявся говорити. Я назвав їх (з вибаченнями перед Девідом Леттерманом) «5 основних причин чому деякі християни скептично налаштовані стосовно Плащаниці» і ними розпочав свою бесіду. На мій подив, реакція аудиторії була безмежно позитивною і я зрозумів, що цю інформацію потрібно зробити більш легкодоступною. Отож я створив презентацію в PowerPoint, щоб краще проілюструвати інформацію і тепер демонструю її в якості частини моєї звичайної презентації для протестантських та євангельських груп. Коли мене попросили написати цю статтю для The City, я збагнув, що це – ідеальна можливість поширити інформацію, яку я подавав на своїх лекціях, а також в деталях викрити деякі помилки стосовно Плащаниці, які, здається, притаманні багатьом християнам. Перш ніж ви зміните свою думку, я переконаний, що вам слід знати факти. Так ось П’ять основних причин, чому деякі християни скептично налаштовані стосовно Плащаниці:

1. Плащаниця – це ідол

Зазвичай це перша причина, яку мені наводять в доказ того, чому Плащаниця не викликає довіри в очах деяких людей. У своїх лекціях я завжди нагадую людям, що у зв’язку з тим, що я єврей, я знаю трохи більше про ідолів. У нас було Золоте Теля, яке коштувало нам 40 років у пустелі! Але чим саме є ідол? Згідно з визначенням, це є створений людиною об’єкт або мистецький витвір (наприклад, статуя), якій поклоняються як богу або замість бога.

Проте сама наука ПІДТВЕРДИЛА (і я не використовую це слово зопалу), що Плащаниця – це не художній витвір. Наша команда відправилася в Турин, щоб знайти відповідь на єдине питання: як робиться зображення на Плащаниці? Загальноприйняте уявлення 1978 року полягало в тому, що вона була або якимось видом живопису, або результатом випалювання або фотографією, тому наші тести містили експерименти для з’ясування всіх цих можливих варіантів. Використовуючи дуже точний спектральний і хімічний аналіз водночас із дослідженням під мікроскопом та аналізом фотографій, ми шукали будь-які сліди фарб або пігментів на тканині. Фактично, в нас був повний каталог спектральних характеристик кожної фарби і кожного пігменту, які використовувалися людиною від середньовіччя до сучасності. Зрештою ми визначили, що жодні фарби чи пігменти не мали стосунку до зображення. Таким чином, ми довели науково, що зображення Плащаниці не є картиною.

Інша теорія полягала в тому, що хтось нагрів металеву статую, обволік її Плащаницею і гарячий метал випалив на тканині зображення. Така можливість була зрозумілою, оскільки колір зображення на Плащаниці дуже схожий на колір злегка випалених ділянок на тканині. Плащаниця була дуже пошкоджена пожежею в 1532 році, що залишила її вкритою підпалинами та обвугленнями, тож на тканині існувало багато справжніх зразків обвуглення, так що нам було з чим порівнювати. Випалене полотно флуоресціює червоним кольором під впливом ультрафіолету, тому ми сфотографували всю Плащаницю, використовуючи ультрафіолетову флуоресцентну фотографію і, як і очікувалося, кожна відома підпалина світилася червоним, як ми й очікували. Але сам образ не світився. Фактично, він навіть гасив блідий жовто-зелений фон флуоресценції самого полотна, тим самим доводячи, що зображення на Плащаниці не є результатом явища з високою температурою. Інакше кажучи, ми довели, що зображення не є випаленим.

Третя версія полягала в тому, що зображення Плащаниці було створено в період Середньовіччя із застосуванням фотографічного процесу, хоча перший задокументований негатив фотографії все ще існує і був створений в 1826 Жозефом Нісефором Ньєпсом у Франції! В історичних записах не існує жодних доказів, що до цього часу були створені будь-які фотографічні зображення. Оскільки срібло використовується в якості основного світлочутливого матеріалу у процесі фотографії, команда STURP шукала його, використовуючи спектральний та хімічний аналіз і не було знайдено жодного сліду. За словами прибічників вказаної теорії, все срібло було видалено під час процесу фіксації. Разом з тим, хімікати, які використовувалися для фіксації зображення і зробити його перманентним видаляють лише НЕВИКОРИСТАНЕ срібло, тож воно б залишилося на багатьох ділянках. Крім того, така світлочутлива емульсія повинна бути вкрити всю Плащаницю у формі напів в’язкої рідини або желатину, яка б проникла глибоко у волокна тканини і якесь срібло залишилися б там до сьогодні. Але не знайдено жодного сліду. Знову ж таки, ми довели, що зображення Плащаниці не було створено внаслідок фотографічного процесу. Звісно, якщо потрібен час для того, щоб детально проаналізувати властивості зображення Плащаниці в цілому (а я професійний фотограф, в якого було 38 років, щоб це зробити), можна легко побачити, що, окрім як зміною від подібних на негатив світлих тонів до темних тонів, зображення Плащаниці абсолютно нічого не схоже на фотографічне зображення. Неможливо зашифрувати об’ємну або топографічну 3-D інформацію в зображення за допомогою звичайної фотографії.

Ось уривок, взятий безпосередньо з офіційного підсумку заключного звіту STURP від 1981 року:

«Жодних пігментів, фарб, барвників чи плям у фібрилах не знайдено. Рентген, флуоресценція та мікрохімія, застосована до фібрил, виключають можливість використання фарби як методу створення зображення. Результати аналізів за допомогою ультрафіолету та інфрачервоного випромінювання підтверджують вказані дослідження. Оптимізація зображення на комп’ютері та аналіз за допомогою пристрою, відомого як аналізатор зображень VP-8, демонструють, що зображення має унікальну, тривимірну інформацію, яка в ньому зашифрована. Результат мікрохімічного аналізу показав відсутність будь-яких спецій, масел або будь-яких біохімічних речовин, що, як відомо, виробляються тілом в процесі житті або під час смерті. Є очевидним, що був прямий контакт Плащаниці з тілом, яке пояснюється певними характеристиками, такими як відмітини батога та кров. Проте, хоча цей тип взаємодії може пояснити деякі особливості тулуба, він абсолютно не здатний пояснити зображення обличчя високої роздільної здатності, що було чітко продемонстровано за допомогою фотографії…».

«Отож, відповідь на питання щодо того, як було зроблено зображення або того, що спричинило появу зображення дотепер залишається — як воно було і в минулому – таємницею. Наразі можна зробити висновок, що зображення на Плащаниці – це справжній контур людини, яку покарано батогом і замучено. Це не витвір художника. Плями крові містять в складі гемоглобін, а також дають позитивний тест на альбумін. Зображення все ще є таємницею і поки не здійснено подальших хімічних дослідів – можливо, цією групою вчених, або, можливо, якимись іншими вченими у майбутньому – питання залишається невирішеним» 1.

Наука довела, що Плащаниця не є художнім твором, тому її жодним чином не можна вважати ідолом. Врешті-решт, на 39-му році моєї залученості до питання Плащаниці, я ніколи не бачив, щоб хоч одна людина молилася до Плащаниці. Люди можуть ставати на коліна перед нею в молитві, але Плащаниця просто слугує  точкою фокусування для їхніх молитов, але не є точкою фінального призначення. Туринська Плащаниця – НЕ є ідолом.

2. Плащаниця – це ще одна католицька реліквія

Я чув цей аргумент безліч разів і він завжди викликає на моєму обличчі посмішку. Коли він вперше виринає впродовж моєї лекції, то моя найперша реакція – це запитати аудиторію: коли, на їхню думку, Плащаниця перейшла під контроль Католицької Церкви. Відповіді варіюються в діапазоні від І століття і до середньовіччя, але жодна з них не є вірною. Протягом більш як шести століть Плащаниця була в приватній власності і належала Савойському роду – пануючій монархії в Італії. Хоча вони і розмістили її на зберігання в собор Святого Іоанна Хрестителя в Турині в 1578, вони зберегли за собою право власності на неї аж до смерті короля Умберто II – останнього герцога Савойського – в 1983 році. Таким чином Церква була тільки берегинею Плащаниці і не мав безпосереднього контролю над нею та не могла нічого з нею робити без дозволу короля. Фактично, право на наукову експертизу, яку виконувала STURP в 1978 було надано королем, а не церквою. Чесно кажучи, якби вона знаходилась у Церкви в безпосередній власності, я сумніваюся, що ми хоч коли-небудь отримали дозвіл на її вивчення.

У 1985 році, після двох років по італійських судах, воля короля було затверджена і було визначено, що воля має силу. Найцікавіше відзначити те, що король не залишив Плащаницю Церкві, а радше одній людині – тогочасному Папі. Думаю, король зрозумів, що якби 130 кардиналам треба було проголосувати з приводу того, що слід робити з Плащаницею, то могло статися, що нічого не було б виконано. Так технічно Плащаниця не потрапила під контроль Католицької Церкви аж до 1985 року! Як наслідок, не дуже правильно розглядати її в якості католицької реліквії.

3. Євангелія стверджує, що Ісус був перев’язаний полотняними смужками

Євангелія стверджує, що Ісус був зв’язаний полотняними смужками, але при цьому Плащаниця – це одне велике полотно, отож вона не може бути справжньою». Це ще одне ствердження, яке я часто чую. I гадаю, що більшість людей не розуміють, що в період десь перед початком першого століття вже навіть єгиптяни не обгортали мумії з смужками. Так чому ж «полотняні смужки» згадуються навіть в Євангеліях?

Слід пам’ятати, що Ісус і його учні були євреями і його поховання проводилося б відповідно до єврейського закону і традицій. Старий Заповіт вимагає, щоб євреїв, що мають високий статус, ховали в «чистому полотняному одязі». Євангелії говорить нам, що саваном Ісуса забезпечив Йосип Аріматейський, чоловік багатий. В цьому є зміст, оскільки така тканина була б дорогою згідно з стандартами першого століття, а також швидше за все імпортованою, цілком можливо із Сирії. Єврейський звичай вимагає, щоб поховання здійснювалося в одному великому шматку, про що свідчить картина Делла Ровере, яка тут наводиться. Після того, як тіло загорнуто в тканину, воно має бути перев’язане за допомогою полотняних смужок, щоб убезпечити полотно від сповзання під час транспортування тіла. Це відповідає не тільки єврейському похованню першого століття, але також і сучасному похованню – не тільки єврейському, але й мусульманському. Коли в 2003 році помер мій батько, він був похований згідно Ортодоксальних єврейських традицій і був загорнуто в білий полотняний саван дуже подібний до Туринської Плащаниці. Коли учні увійшли до гробниці в неділю вранці, то залишилися тільки тканина і смужки – ось як вони згадуються в Євангеліях.

Звичайно, Євангелія також розповідає нам, що там була ще інша тканина, складена і відокремлена від інших. Мені часто говорять, що, оскільки Плащаниця – це лише одне полотно з тих двох, які згадувалися в Писанні, то Плащаниця, як наслідок, повинна бути фальшивкою. І це не зважаючи на той факт, що за два тисячоліття цілком можливо, що два шматка тканини могли б відокремитися!

Отже, що це за друга тканина і чому вона була там? Знову ж таки, Єврейський закон вимагає, щоб все, що має на собі кров жертви або фізіологічні рідини, повинно бути поховане з тілом. Оскільки Ісуса було знято з хреста, його обличчя і голова була загорнуті в меншу тканину або серветку які вбирали кров і плевральні рідини з його носа та роту. Ми й на сьогодні все ще дотримуємось аналогічної процедури і зазвичай накриваємо обличчя мертвих відразу після їхньої смерті. Чесно кажучи, саме збереження іншої тканини і її присутність у гробниці – це те, що переконує мене в тому, що це було автентичним єврейським похованням. Ще більш дивовижним є те, що ця інша тканина, відома як Сударій, проіснувала донині і зараз зберігається в соборі в Ов’єдо в Іспанії, де вона знаходиться ще з VII століття!

4. Чоловік на Плащаниці має довге волосся, яке заборонено в Євангеліях

Скептики часто наводять мені цитату з 1 до Коринтян 11:14 – «Та чи природа сама не вчить вас, що це соромно для чоловіка мати довге волосся, що то є ганьба йому?» (цей та інші вірші в даній статті є взяті з перекладу KJV). Ну, так, це те, що там говориться. Але коли саме це було написано? Я не знавець Нового Заповіту, але знаю, що Павло писав це, десь через двадцять років після смерті Ісуса! Так що це Правило НЕ застосовувалося б до нього чи до його учнів, оскільки воно ще не було написано! Яких законів вони дотримувалися? Найкращий спосіб – звернутися до Старого Заповіту, який був законом в часи Ісуса. Ось що він каже про довге волосся і бороди:

Числа 6:5 (Повторює обітницю Назорея) – «Усі дні його посвячення на назіра бритва не торкнеться голови його; аж до виповнення днів, що посвятить Господеві, він буде святий, мусить запустити волосся голови своєї!».

І в Левиті 19:27 –  «Не будете об’їжджати [тобто стригти] довкола голови вашої, і не будете нищити краю [тобто стригти] бороди своєї».

Євреям було буквально заборонено стригти волосся і бороди і ви досі можете спостерігати це сьогодні в будь-якій ортодоксальній або хасидській єврейській громаді, де всі дорослі чоловіки мають довге волосся і бороди. Ісус дотримувався Закону Мойсея!

5. Книга Пророцтв каже, що борода чоловіка була вищипана

«Книга Пророцтв каже, що борода чоловіка була вищипана, але чоловік на Плащаниці має цілу бороду, тому він не може бути Ісусом». це ще одна поширена причина, яку я чую від багатьох християн, згідно якої Плащаниця не може бути автентичною. Чи є щось на Плащаниці, що може з’ясувати це питання? Власне, є.

Якщо ви уважно придивитеся до центру бороди під підборіддям, то ви помітите проміжок у вигляді інвертованого «V», яка вказує на відсутність волосся.

Сам маючи бороду впродовж майже чотирьох десятиліть, я можу вас запевнити, що вищипування навіть одного волосся наверне сльози на ваші очі. Висмикування жмута волосся, як це видно на Плащаниці, було б надзвичайно болючим і лише додало б йому страждань. Ми повинні ще раз порадитися із Старим Заповітом, щоб побачити, що говорять Пророцтва:

Ісая 50:6 – «Свою спину я підставив тим, хто мене бив, а щоки – тим, хто рвав з них волосся: я не ховав свого обличчя від сорому і плювання».

Ніде не говориться, що вони голили його обличчя чи що висмикали все його волосся.

Серед людей на Середньому сході борода була у великій шані, таким чином вискубування бороди було ознакою величезного приниження і залишається таким і досі. Як єврей, що дотримується Закону Мойсея, Ісус НЕ був начисто поголений. Як могли люди зривати волосся з його щік, якщо у нього не було бороди?

Як бачите, існує дуже правдоподібне пояснення для кожного з цих заперечень. Може здатися трохи дивним те, що їх вам надає єврей (а особливо той, який сказав «Ні», коли його вперше попросили бути в команді STURP в 1977 році), але я відчуваю себе зобов’язаним поділитися з вами знанням, яке я мав привілей отримати за останні 39 років. Я щиро сподіваюся, що ця інформація просто забезпечить вас новою точкою зору стосовно Туринської Плащаниці. Виявляється, що я був у тій кімнаті з Плащаницею не задля себе. Я був там задля вас!

БАРРІ М. ШВОРЦ, офіційний документальний фотограф у дослідницькому проекті Туринської Плащаниці (STURP) – команді, яка здійснила її перше ґрунтовне наукове обстеження. Сьогодні він відіграє впливову роль у дослідженні Плащаниці та вченні про неї як редактор і засновник сайту, відомого на міжнародному рівні, що присвячений Туринській Плащаниці (www.shroud.com) – найстарішому, найбільшому і найбільш наповненому ресурсу в Інтернеті, присвяченому Плащаниці, з більш ніж п’ятнадцятьма мільйонами відвідувачів із більш ніж 160 країн. В 2009 році він заснував некомерційну 501(c)(3) корпорацію Shroud of Turin Education and Research Association, Inc. (STERA, Inc.) для того, щоб зберегти і підтримувати свою колекцію фотографій Плащаниці та інших важливих ресурсів і зробити їх доступними для подальшого вивчення і досліджень. Наразі він є президентом STERA, Inc.

 

 

Транспортное сообщение в округе Сан-Диего, Калифорния

Неофициальный веб-сайт Филиппа Дж. Эрдельски — efgh.com

Самолеты

В отличие от большинства аэропортов в крупных городах, международный аэропорт Сан-Диего удобно располагается недалеко от центра города и большинства основных туристических достопримечательностей.

Раньше аэропорт принадлежал и управлялся единым портовым округом Сан-Диего – специальным правительственным органом, который управляет также портовыми сооружениями Сан-Диего. Несколько лет назад аэропорт был передан в ведение регионального аэропорта Сан-Диего. Смотрите их сайт www.san.org.

Когда вы прибываете в аэропорт Сан-Диего, вас могут встретить добровольные представители аэропорта, которые могут ответить на ваши вопросы об аэропорте и других местных туристических объектах.

Если ваша отправная точка или пункт назначения находится в северной части округа Сан-Диего, то аэропорт Макклеллан-Паломар в Карлсбаде будет для вас еще удобнее, чем международный аэропорт Сан-Диего.

Если ваша отправная точка или пункт назначения находится в Мексике, вы можете полететь в аэропорт Тихуаны или совершить полет оттуда.

Автомобили

Автострады округа Сан-Диего весьма хороши и пробки еще не тянуться настолько серьезно, как это происходит по соседству на севере.

Автострады в Калифорнии носят названия. К ним добавляются номера, но некоторые съезды с магистрали остаются непронумерованными. Иногда это довольно усложняет процесс, когда надо указать четкое направление, потому что названия съездов могут быть сложными для точного запоминания. Поэтому я подготовил документ под названием Съезды с автострад Сан-Диего и округа Империал. Это в основном список съездов с автострад в округах Сан-Диего и Империал, с указанием расстояний и текста на указателях для съезда. Он также включает в себя некоторые близлежащие районы округов Ориндж, Риверсайд и Сан-Бернардино, а также межштатную автомагистраль 8 в Аризоне.

Я также подготовил Карту автострад округов Сан-Диего и Империал с указанием всех автострад штата и межштатных автомагистралей. Она не слишком подробна, но вы можете использовать ее, пока не купите карту получше на ближайшей заправке.

Описания, расстояния, а также несколько фотографий некоторых автострад в округах Сан-Диего, Империал и Риверсайд, которые не являются фривеями:

Две фотографии моста I-15 через озеро Ходжес: одна была сделана, когда озеро Ходжес было еще озером, а другая – пять лет спустя, после того как оно превратилось в лес:

С тех пор оно снова стало озером.

Вот несколько других сайтов с информацией о автострадах округа Сан-Диего:

  1. Caltrans District 11 Home Page
  2. Casey’s Roads and Highways Page
  3. California State Highway System Unofficial Website
  4. San Diego Highways by Andy Field

  ВелосипедыBICYCLES

В пределах округа я путешествую на велосипеде как можно больше, и данной теме я посвятил сайт Округ Сан-Диего, Калифорния: Рай для велосипедистов.

Автобусы 

Местное автобусное сообщение в городе Сан-Диего обеспечивает Транзитная корпорация Сан-Диего. Карты и расписания доступны на

Несколько важных фактов о городских автобусах Сан-Диего:

  • Обычная стоимость проезда по большинству маршрутов составляет 2,25$, и давать надо без сдачи.
  • Когда вы садитесь в автобус положите свою оплату в коробочку для оплаты. Коробочки для платы за проезд принимают банкноты в 1 доллар, некоторые долларовые монеты (я не знаю, какие именно), четвертаки, монеты в десять центов и пять центов.
  • Пожилые люди (не моложе 60 лет) и инвалиды имеют право на льготный тариф в размере 1,10$ на большинство автобусов. Может потребоваться подтверждение возраста или инвалидности.
  • Почти во всех автобусах имеются подъемники для инвалидных колясок.
  • У каждого автобуса есть велосипедная стойка, которая может вместить два велосипеда. За велосипеды дополнительная плата не взимается.
  • Если вам необходимо сменить автобус, чтобы добраться до пункта назначения, то вы можете сэкономить, купив однодневный проездной за 5 долларов на первом автобусе. Для этого вам понадобится Compass card.

— Для получения дополнительной информации звоните 619-233-3004.

— Расписание автобусов, пропуски и Compass card доступны в

NE corner of Broadway and FirstThe Transit Store
102 Broadway
Центр города Сан-Диего
Пн-пт с 9:00 до 17:00

Местное автобусное сообщение также доступно в других городах округа Сан-Диего и на многих немуниципальных территориях.

Паром Коронадо

Пассажирский паром регулярно курсирует через залив Сан-Диего между Бродвейским пирсом в центре Сан-Диего и паромной переправой Коронадо в Коронадо. Поездка в одну сторону занимает около десяти минут.

MAPS

Паром отправляется —

  1. с Бродвейского пирса каждый час в час с 9:00 до 21:00, а также в 22:00, но только в пятницу и субботу, а также
  2. от паромной переправы Коронадо каждый час в полчаса с 9:30 до 21:30, а также в 22:30, но только в пятницу и субботу.

Стоимость проезда в одну сторону составляет 4,25$ США с человека (по состоянию на 21 февраля 2011 года).

На борт парома вы можете взять велосипед без дополнительной платы за проезд.

В определенные часы пассажиры могут ездить на пароме бесплатно. Более детальную информацию смотрите на сайте.

Для получения дополнительной информации зайдите на  www.flagshipsd.com/coronado-ferry.

Такси

Обычно нет необходимости вызывать такси на территории аэропорта, на автобусной остановке, на вокзале или в терминале круизного судна. Такси ожидают тогда, когда прибывают путешественники.

Если вам необходимо такси или лимузин в другое время или в другом месте, то вот несколько компаний, с которыми можно связаться (они перечислены в алфавитном порядке):

Аэропорт, автовокзал, железнодорожный вокзал и терминал круизного судна также обслуживают коммерческие маршрутные перевозки. Они обеспечивают совместные поездки в отели, военные базы и жилые дома в районе Сан-Диего. Крупнейший подобный сервис в Сан-Диего – это Cloud 9 Super Shuttle. Рейсовые автобусы обычно ждут в аэропорту. Чтобы вас подобрали в другом месте, свяжитесь с ними по телефону 1-800-974-8885 (1-800-9-SHUTTLE) или на сайте www.cloud9shuttle.com.

Сайт для поиска рейсовых перевозок из аэропорта Сан-Диего — ShuttleWizard.com.

Аэропорт обслуживают службы для совместных поездок Uber и Lyft. Для Терминала 1 и Терминала 2 предусмотрены отдельные точки сбора. Следуйте указателям, ведущим к «Ride Share Services» и используйте приложения Uber или Lyft для вызова водителя.

Лимузины

Особые случаи, такие как свадьбы, юбилеи, выпускные и т. д. находятся в перечне причин для использования лимузинов. Еще одной причиной для заказа лимузина может быть то, что число приглашенных превышает размеры или возможности личного автомобиля или такси. Что наиболее важно, заказ лимузина может быть разумным вариантом, когда мероприятие предвидит употребление алкоголя, например, посещение клубов в районе Gaslamp или дегустация вин в близлежащих Эскондидо или Темекуле.

Как и в сфере любых других услуг, в индустрии услуг по аренде лимузина есть хорошие стороны, не очень хорошие стороны и плохие стороны. Будьте в курсе о посредниках в сфере лимузинов. Компания, которую вы нанимаете (и которой платите), может оказаться не той компанией, которая появляется у вашей двери – Кратко об аренде лимузина

Штат Калифорния лицензирует все услуги по аренде лимузина в штате. Компании, предоставляющие в аренду лимузины, должны доказать Калифорнийской комиссии по муниципальным предприятиям (PUC), что они в полной мере подписали обязательства и что водители проходят произвольное тестирование на наркотики. Проверьте статус лицензии на сайте  California PUC website.

Вот некоторые компании для аренды лимузина в Сан-Диего:

Авто на прокат

Если вы желаете взять в Сан-Диего авто на прокат, то есть новый способ сделать это. Используйте для вызова свой смартфон:

  • Skurt – приложение, которое доставляет автомобили прямо к вам по вашему требованию. Все, что вам нужно сделать, это нажать на кнопку. Подробности на com

Поезда

Трамвай Сан-Диего – это вклад Сан-Диего в современное возрождение интереса к железнодорожному транспорту.

Пригородный поезд Сан-Диего – Coaster – курсирует по побережью вверх и вниз (между центром Сан-Диего и Оушенсайд) каждый день, кроме воскресенья и основных праздников.

Информация о трамвае и о Coaster доступна на

Amtrak работает несколько поездов в день вверх и вниз по побережью между Сан-Диего и Лос-Анджелесом. Некоторые уходят так далеко на север, как Сан-Луис-Обиспо. Смотрите www.amtrak.com для информации.

К северу от Оушенсайда имеется обширная сеть пригородных поездов Metrolink. Информация о Metrolink была размещена на этом веб-сайте:

На подпорной стене рядом со станцией Альварадо на зеленой линии Трамвая Сан-Диего есть вычеканенная загадка, которая гласит:

АРТЕРИИ, ВЕНЫ И КАПИЛЛЯРЫ
ДЛЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ РУЧЕЙКОВ И ПОТОКОВ
ВСЕ ТРИ ЛИНИИ БОК О БОК
ВЫШЕ НИЖЕ И МНОГОСЛОЙНО
НОМЕР НА ОДИН МЕНЬШЕ 9
ОЧЕРЕДНОЙ БЫЛ ЗДЕСЬ БЕЗ ОПОЗДАНИЙ
ПОСЛЕДНИЙ ПРИДЕТ, ЕСЛИ ПОДОЖДАТЬ
ИЛИ ОН УЖЕ В ПУТИ, ЕСЛИ ВЫ НЕ СЛИШКОМ ПРИПОЗДНИЛИСЬ
ОГЛЯНИТЕСЬ, ЧТОБЫ РЕШИТЬ ЭТУ ЗАГАДКУ
НАЗОВИТЕ ВСЕ ТРИ: ВЕРХНЮЮ, СРЕДНЮЮ И НИЖНЮЮ
ЕСЛИ ЧУВСТВУЕТЕ, ЧТО ЗАШЛИ В ТУПИК,
ТО ОТВЕТ НА ШРИФТЕ БРАЙЛЯ

Я сфотографировал перила и расшифровал шрифт Брайля. Для ответа нажмите здесь.

Поименный глоссарий

У многих названий в округе Сан-Диего имеются испанское или индейское происхождение. Я подготовил краткий глоссарий, чтобы помочь посетителям с написанием и произношением незнакомых названий.

Карты

Отсканированные топографические карты округов Сан-Диего, Ориндж, Империал и Риверсайд доступны на CD-ROM по запросу. Это общедоступные изображения в формате GIF без ограничений в плане использования. Обращайтесь к вебмастеру за деталями.

Я также подготовил карту автомагистралей Сан-Диего и Имперских округов Карту автострад округов Сан-Диего и Империал, с указанием всех внутренних и межштатных автомагистралей. Она  не слишком подробна, но вы можете использовать ее, пока не купите карту получше на ближайшей заправке.

Путеводители Thomas Guides от Rand McNally – это одни из самых точных, современных и полезных карт улиц округа Сан-Диего, а также многих других территорий. Тем не менее как и почти что все крупные справочники, они содержат ошибки. Например, они приводят некоторые улицы, которые не существуют или же исчезли.

Ранее я сообщал о некоторых исправлениях по электронной почте; и некоторые были отображены в последующих изданиях. Однако, более недавние отчеты об исправлениях, кажется, были потеряны или проигнорированы. Поэтому я публикую их здесь в надежде, что кто-нибудь из Rand McNally увидит их и включит в следующие издания.

Вот некоторые из найденных мною ошибок и предлагаемые исправления.

  1. Polk Ave. на Park Blvd.
  2. Автострада 125 на Troy St.(издание, исправленное в 2005)
  3. Nutmeg St. и Maple St. около 30th St.
  4. Угол Polk Ave. и 40th St.
  5. Robinson Ave. на Alabama St.
  6. Upas St. на India St. и Columbia St.
  7. Lila Dr. на 49th St.
  8. Adams Ave. at Ashby St.
  9. Quince St. между Boundary St. и Nile St.

ВНИМАНИЕ! Эти исправления применимы только к более старым изданиям. Одно из самых последних изданий Thomas Guides изобилует ошибками.

Ссылки

Вот ссылки на некоторые другие веб-сайты, которые могут оказаться полезными:

Угроза дикой природе

Оригинал доступен на сайте herinst.org

Первичное отравление

Первичное отравление происходит тогда, когда целевые и нецелевые possumsживотные употребляют средства для уничтожения грызунов. К нецелевым животным относятся домашние и дикие животные, в том числе и те дикие животные, которые находятся под угрозой исчезновения. Пиндон, по всей вероятности, уничтожает мелких местных животных (которые питаются приманками) включая сумчатых мышей, опоссумов и бандикутов. Если средства для уничтожения грызунов надежно не защищены, то могут пострадать и более крупные животные, такие как валлаби и кенгуру.

В 2002 году было высказано мнение, что, хотя различные «местные птицы и млекопитающие, по-видимому, обладают такой же чувствительностью к пиндону», как и кролики, воздействие на популяции местных животных «оценить трудно и изучалось редко». (NRA 2002: 7, 33) Мало что изменилось.

Giant PetrelВ октябре 2010 года Australian Broadcasting Corporation (ABC) сообщила, что на острове Маккуори было убито более 400 птиц, в том числе доминиканских чаек, гигантских буревестников и черных крякв, после воздействия другого антикоагулянтного яда, бродифакума, используемого для уничтожения кроликов и грызунов на острове.

Имеющаяся информация указывает на то, что ряд аборигенных видов (кенгуровые, бандикутовые, хищные сумчатые, хищники и ряд зерноядных птиц), по всей вероятности, обладают такой же высокой чувствительностью к пиндону, как и кролики». (NRA 2002: 6, 23-4, 39).

Типичная дикая природа прибрежной части Нового Южного Уэльса, котораяantechinus подвержена риску первичного отравления, включает болотных валлаби, рыже-серых валлаби, кенгуру, опоссумов, сумчатых мышей (на фото), бандикутов, множество видов птиц и варанов. Сообщалось, что западные серые кенгуру, малые бандикуты и хохлатые бронзовокрылые голуби – это подтвержденные жертвы кампаний по Swamp wallaby and joeyотравлению пиндоном в Западной Австралии, плюс отравления, на которые падает сильное подозрение – это инциденты с попугаями в Порт-Линкольне и птенцами браминских коршунов. В Новом Южном Уэльсе были убиты болотные валлаби и молодой скот. В Новой Зеландии были уничтожены разнообразные птицы (ржанки, перепела, погоныши, кривоносые зуйки, белоглазки, серые камышевки, черные чайки и австралийские болотные луни) (NRA 2002: 26, 30-31, 35).

«На основе результатов по западных серых кенгуру», кенгуру «по-видимому, весьма чувствительны» к пиндону (NRA 2002: 26, 30).

Война и воспоминание

Оригинал доступен по ссылке webfiles.uci.edu

Противоречие является константой для исследователя памяти Элизабет Лофтус, недавно обосновавшейся в Калифорнийском университете в Ирвайне.

ЭМИ УИЛСОН
Реестр округа Ориндж

Для дополнительной информации о жизни и работе Элизабет Лофтус:

«Свидетель защиты: обвиняемый, очевидец и эксперт, хранящий память о проведении судебного разбирательства» Элизабет Лофтус и Кэтрин Кетчем (St. Martin’s Press, 1991).
«Злоупотребление невиновностью: дело Макмартина о дошкольном возрасте» Пола Эберли, Пола и Ширли Эберли (Prometheus Books, 1993).
«Миф о подавленной памяти: ложные воспоминания и обвинения в сексуальном насилии» д-ра Элизабет Лофтус и Кэтрин Кетчем (St. Martin’s Press, 1994).
Чтобы найти полный текст статей, написанных Лофтус, а также прочитать «Кто насиловал Джейн Доу» (ее статью из «Skeptical Inquirer») перейдите сюда.
Чтобы узнать больше об истории о подавленных воспоминаниях:
«Создание монстров: ложные воспоминания, психотерапия и сексуальная истерия» Ричарда Офше и Этана Уоттерса (Нью-Йорк: Scribner’s, 1994).
«Возвращение фурии – расследование обстоятельств терапии по восстановлению памяти» Холлиды Уэйкфилд и Ральф Андервейджер (Перу, Иллинойс: Open Court Publishing Co., 1994).
«Бредовые иллюзии терапии: миф о бессознательном и эксплуатация современных  немного тревожных» Итан Уоттерс и Ричард Офше (Simon and Schuster, 1999).
Чтобы прочитать об альтернативной точке зрения по поводу восстановленных воспоминаний:
«Незакрепленные воспоминания: правдивые истории травматических воспоминаний, бюро находок» врача Леноры Терр, (Basic Books, 1994).

Чтобы узнать, как работает память:
«Семь грехов памяти: как ум забывает и как помнит» Даниэля Л. Шахтэра (Houghton Mifflin Co., 2001).

Узнайте больше о Фонде синдрома ложной памяти здесь.
Чтобы узнать об альтернативной точке зрения перейдите сюда.

Академики могут спорить о чем угодно. Это нормально. Это то, за что, кроме прочего, им платят.

Они также могут пойти на войну. Но это уже кое-что совсем другое.

На войне есть жертвы. Плюс она плодит гладиаторов.

Элизабет Лофтус – когнитивный психолог, чьи исследовательские работы на тему памяти настолько глубоки, настолько широки и настолько высоко ценятся, что апрельский выпуск «Review of General Psychology» поставил ее на 58-е место среди 100 лучших психологов ХХ века. Она самая высокопоставленная женщина в списке. Она также является одним из 25 психологов, наиболее часто цитируемых в учебниках по психологии. При этом она вызывает острую дискуссию.

В течение трех десятилетий она активно участвовала в дискуссиях. Ее убеждение в том, что память очень податлива и восприимчива ко всем видам засорения, обсуждалось некоторое время, пока она не доказала в лаборатории в 1970-х и 80-х годах, что была права.

Затем, просто когда ей стало скучно, сразу после терапии появилось множество новых случаев, которые утверждали, что воспоминания о травмирующих событиях – ужасающих и обычно сексуального характера – могут проистекать из глубокого детства, а затем – как Иона, выплюнутый китом, прежде проглоченный и потом возрожденный – оказаться абсолютно невредимыми.

Лофтус сказала: «Я так не считаю».

Итак, «Войны Памяти» – как их называют «Science News» и «Psychology Today» – начались. Они противопоставляют одну группу психологов другой: тех, кто говорит, что «восстановленные» воспоминания (особенно о сексуальном насилии) являются правдивыми, и что им всегда следует верить, и тех, кто говорит, что такие воспоминания, вероятно, внедрены терапевтами, которые возятся с чем-то, чего не понимают; как результат – воспоминания, в которые без подтверждения фактами нельзя или не следует верить.

Лофтус – лидер и беззастенчивый громоотвод последней группы, которая потеряла много первых сражений в 1990-х, но в последнее время победила во многих, особенно в зале суда.

Это война, на которой она рада сражаться профессионально и публично. В более чем 250 случаях она давала показания на стороне защиты, утверждая, что памяти нельзя доверять.

Но осенью 1999 года война, которая всегда была для нее личной, обернулась лично против нее. Это ее почти сломило.

В конце концов, это заставило ее покинуть дом, в котором она жила 28 лет, и университет, которому она отдала свою жизнь. Это заставило ее покинуть свой Клуб «Завтрак». Это заставило ее смотреть все эти фильмы об обиженных женщинах по Lifetime Television.

Это заставило ее прибыть в Калифорнийский университет в Ирвайне, который сделал ее безумно счастливой.

И если вы считаете, что ранее она была полна решимости выиграть эту войну, то вы должны увидеть ее сейчас.

Обобщая сказанное, это история о том, как самая влиятельная женщина-психолог прошлого века прибыла в округ Ориндж, и о том, что она привезла с собой.

Менее чем через месяц на своей новой работе в Ирвайне, в ее офисе оказывается команда «NBC Nightly News». Далее по коридору, ожидая своей очереди, люди с канала Discovery. Звонок от CNN в 2 часа дня…

Она абсолютно спокойна, цитирует собственное исследование и эффектно объясняет то, как искажается память, особенно воспоминание о преступлении.

Звонит телефон.

«Почему люди лгут в таких случаях?» – повторяет она в трубку. «Я могу догадаться, но я не специалист по лжи. Вам потребуется найти себе другого психолога».

Репортер «Baltimore Sun» переосмысливает свое мнение и задает другой вопрос. Она начинает объяснять, в чем она является экспертом. Что такое рыхлость памяти, как та может приспособиться к новой информации и сделать ее своей; как ее можно одурачить; как ее можно сочинить; как она может излагать с уверенностью, эмоциями и в деталях, но по-прежнему ошибаться.

Она, исследование за исследованием, доказывала, что разум не является каким-то устройством для видеозаписи, на точность и ясность которого мы можем рассчитывать. Она показала, что память очень восприимчива к соблазнению внушением. То, что мы помним, окрашено тем: что мы ожидаем увидеть; что нам сказали, что мы видели; что мы хотим видеть; что нас просят увидеть.

Она буквально убедила испытуемых в лаборатории, что они видели амбары на бесплодных полях. Она убедила подростков и детей старшего возраста, что те потерялись в торговом центре, когда были маленькими. После убеждения они в самом деле расписывали запомнившиеся детали дня, которого никогда не было.

Самое замечательное в Элизабет Лофтус так это то, что она расскажет вам почти все, о чем вы попросите. Пара дней – и вы в курсе, что один парень бросил ее однажды, потому что она использовала не ту туалетную бумагу. Или в курсе того, как после написания книги о подавленной памяти, она получила несколько угроз расправы и попыталась научиться пользоваться пистолетом, но «это не то, как я хотела жить», пусть даже мишень с тренировочного полигона в ее офисе и говорит, что она с 44-ым «на ты».

Вы знаете, что она не может вспомнить многого о своей матери, хотя, о Боже, она бы это хотела. Вы также знаете, что к ней однажды приставала ее няня, но в ретроспективе это было не такое уж и большое дело, учитывая, что ее мать утонула, когда ей было 14 лет.

Вы знаете, что она разведена (довольно мирным путем), но искренне гордится тем, что была замужем в течение 23 лет. А также то, что она не считает себя феминисткой, хотя и получила докторскую степень в Стэнфорде в 1970 году, когда многие феминистки всего лишь говорили о том, что собирались сделать со своей жизнью.

Вам становится известно, что ее отшлепала газетой женщина, которая села рядом с ней в самолет, и что однажды Глория Стайнем взялась за ручку, чтобы объяснить, насколько Лофтус во всем ошибалась.

Вам становится известно, что однажды она попросила одинокого мужчину в Fern Bar в Лос-Анджелесе присоединиться к большой группе своих друзей за ужином. Тот оказался бывшим заключенным, носившим на лодыжке браслет, который осуществлял постоянный контроль. Она была разочарована, что по этой причине он стал ей безынтересным.

Затем она объяснит вам обычными словами – так как у вас за душой нет степени доктора философии, 46-страничного резюме, четырех почетных степеней и 19 написанных вами книг – как память работает и как она не работает. Она будет смеяться, когда добавит, что ее первое воспоминание принадлежит тем временам, когда ей было 8 лет – что смехотворно поздно для первого воспоминания.

Она расскажет вам, как она помогла многим людям, которые вам не нравятся. Таким, как Тед Банди, О.Дж. Симпсон, хиллсайдским душителям, работникам дошкольного учреждения Макмартин и почти всем родителям, которых обвинили в инцесте, о котором те внезапно вспомнили в кабинете терапевта.

Она скажет вам, что зарабатывает 400 долларов в час просто для того, чтобы объяснить свою теорию 12 людям одновременно.

И как это заставляет ее чувствовать себя Робин Гудом.

У Лофтус все началось с желания исследовать то, каким образом была организована информация в долговременной памяти.

«Это была весьма теоретическая фигня, так что я и пять других людей позаботились об этом. Однажды я просто решила, что хочу что-то более прикладное, чем вот это вот. Я спросила себя: “О чем именно я рассказываю на вечеринках, когда нет никакого вознаграждения, кроме как того, что мне это интересно?” Мой ответ: всякая законная ерунда».

Она поняла, что ей необходим грант для изучения такого, поэтому она позвонила кому-то, кого она знала, в министерстве транспорта США, и ей сказали: «Деньги есть в том случае, если вы хотите изучать дорожно-транспортные происшествия».

Она начала с вопроса о том, как мы помним дорожно-транспортные происшествия. В 1974 году она обнародовала свои открытия в «Psychology Today», и довольно скоро в стране не было адвоката, который бы не знал ее имени.

Это устраивало Лофтус. К своему большому удивлению, она обнаружила, что помощь в свершении правосудия делает ее счастливее, чем что-либо, что она когда-нибудь делала.

Прокуроры не очень ее любили. Один назвал ее подстилкой.

В 1976 году ее попросили дать показания в пользу Теда Банди, обвиняемого в череде убийств. Она просто была тем молодым ученым, который верил, что «наука – для всех. Воспоминания – это не явная улика. Доказательств должно быть больше».

Она взялась за это задание. Банди все равно был осужден.

Она продолжала давать показания, пробивая серьезную брешь в опоре очевидцев. Она произнесла бесчисленные речи в любой манере правоохранительных органов. Она выступала в юридических школах и отвечала на бесконечные запросы средств массовой информации.

В 1988 году ее попросили прийти на помощь Джону Демьянюку, бывшему автомеханику из Огайо, которого выжившие в концентрационном лагере обвинили в том, что он нацистский «Треблинский мясник», злобный садист, которого они знали как Ивана Грозного.

Будучи рожденной от дочери родителей, которые были евреями восточноевропейского происхождения, Лофтус испытывала затруднения с тем, что делать с Демьянюком. Она ознакомилась с уликами против него и спросила свою семью, как поступить.

Она была уверена в том, что ей говорили ее исследования. «Я чувствовала, что должна была это сделать, чтобы быть последовательной. Затем Эмерсон спас меня, когда он написал: “Тупая последовательность – это призрак маленьких умов”».

Затем Лофтус нашла идеальное решение: она скажет им «нет», но найдет эксперта, который будет давать показания нужным образом. Она даже полетела в Израиль, чтобы на это посмотреть.

Как бы то ни было, Демьянюк был признан виновным.

Верила ли Лофтус, что он был Иваном Грозным?

«Конечно же нет».

«Вплоть до (1990 года) я была просто свидетельницей, – говорит Лофтус, – и некоторые прокуроры не очень-то меня любили. Потом появились эти подавленные воспоминания, и я почувствовала прилив энергии, а потом меня ненавидели множество новых людей, которые никогда не слышали обо мне раньше».

Они не слышали о ней, но слышали о Фрейде.

Это ведь его слово – подавление (идея о том, что мы можем скрывать кое-что от себя в своем подсознании), прицепившееся, когда общественности было предложено ослепительное множество давних родительских отклонений – начиная где-то с того времени, когда Розанна Барр рассказала журналу «People» в 1991 году, что она, по всей видимости, жертва инцеста.

Для Элизабет Лофтус все началось летом за год до этого – когда позвонил адвокат калифорнийца по имени Джордж Франклин. Франклина обвиняла его же взрослая дочь в убийстве ее лучшей подруги, когда девочкам было по 6 лет. Единственным доказательством, которое было у обвинения – это недавно обнаруженные воспоминания Эйлин Франклин о преступлении, которые обнаружились во время ее собственной терапии (позже она будет обвинять своего отца в новых убийствах, о которых вспомнит).

Если другие люди взывали к Фрейду, что ж, она тоже могла бы. Лофтус возвратилась и прочесала Фрейда, а также все, когда-либо написанное о том, что именно мы предаем забвению и как именно мы это предаем забвению. Желая узнать больше, она все еще была сбита с толку. Как изучать что-то, не зная, существует ли предмет изучения?

Она давала свидетельские показания о внушении, произошедшем после события и об ущербе, который наносят памяти годы. Но данные показания не помогли Джорджу Франклину уйти от осуждения в убийстве.

Мяч просто продолжал катиться. Частично в силу более открытого обсуждения и признания насилия над детьми терапевты начали сообщать о многих припомненных инцестах.

Лофтус, конечно, считает, что сексуальное насилие над детьми случается. Но она также непоколебима в том, что в качестве памяти, «оно хранится в обычных условиях и со временем может разрушаться». Это может быть воспоминание, к которому возвращаются не часто, говорит она, и помнить его может быть больно, но оно не есть чем-то новым, что субъект с удивлением обнаруживает и исследует.

Она считала, что насилие в основном является событием, которое дети не забывают, –  это не подавление. Лофтус отметила, что случаи, о которых она слышала, были, кроме всего прочего, результатом поощренной выдумки, который заставил ее быть настроенной весьма критически по отношению к терапевтам.

Семьи были разрушены и нуждались в помощи.

Элизабет Лофтус –  крайне чувствительная к разрушению семей – была нужной им женщиной.

«Никто больше не говорит, что память непогрешима», – сообщает Робин Фивуш, профессор психологии в Университете Эмори. «Лофтус проделала огромную и отличную работу, чтобы продемонстрировать, что вы можете внести в память ошибку».

Но «прения в психологическом сообществе основываются на том, является ли подавленная память, как предполагает Бет, просто продолжением и развитием данной ошибки или, как полагают многие другие, она является принципиально другим моментом».

Лофтус вызывает критику, потому что у нее очень сильная, однозначная позиция.

«Она стояла на своем задолго до того, как было проведено много исследований», – сообщила Фивуш. «И хотя сейчас намного больше исследований, которые провела она и другие, остается вопрос о том, насколько распространена (выдумка). Она говорит, что невероятно легко заставить людей вспомнить вещи, которых никогда не было. Другие утверждают, что такое сделать можно, но только при определенных условиях с определенными людьми и определенными способами. В исследовании «Потерянные в торговом центре» только около 25 процентов испытуемых она смогла заставить поверить, что те были потеряны, когда им было 5 лет. Она не желает учитывать, что может существовать другой подход в работе с восстановлением воспоминаний.

«Как мы можем определить разницу между выдуманным и реальным? Вот куда должны тратиться деньги».

Джонатан Скоулер, бывший аспирант Лофтус, а сейчас научный сотрудник Университета Питтсбурга, работает над тем, что он называет «обнаруженными воспоминаниями». Хотя коллеги теперь заметно расходятся во мнении относительно происхождения определенных воспоминаний, Скоулер называет свою наставницу «впечатляющим, замечательным образцом для подражания, оказавшим огромное влияние на то, как научный подход может быть применен к реальным жизненным проблемам. Ее, как Хомского, Фрейда и Скиннера, характеризует ее готовность занять провокационную позицию».

Тем не менее, большая часть психологического сообщества убеждена (как, к примеру, Дэн Шактер, заведующий кафедрой психологии Гарвардского университета), что Лофтус – это «пионер, мотивированный принципом».

Также существуют те, кто категорически не согласен с ней и возмущен ее вмешательством.

Лофтус даже не может рассказать вам, какая часть наших воспоминаний достоверна. Она улыбается наивности данного вопроса.

«Но большую часть времени, – говорит она, – не имеет значения, правдивы ли они. Вот если вы начинаете сажать людей в тюрьму из-за их точности, тогда это имеет значение».

Осенью 1989 года Холли Рамона, неуравновешенная девушка из долины Напа, приехала учиться в Калифорнийский университет в Ирвайне. Она была булимиком и депрессировала. Она обращается к терапии. В первый день у ирвайнского терапевта – Марке Изабеллы – Рамоне и ее матери Стефани сказали, что от 70 до 80 процентов булимиков в детстве подвергались сексуальному насилию.

Во время терапии Холли, при содействии Изабеллы, начала вспоминать повторяющееся сексуальное насилие со стороны своего отца. Холли не была уверена, что воспоминания были правдивыми, и согласилась принимать амобарбитал, который, как ей сказали, был «сывороткой правды». В этом интервью, которое наблюдал психиатр Ричард Роуз из Западного медицинского центра в Анахайме, Холли пересказала свои истории о насилии, которое, по ее словам, началось когда ей было 5 лет и продолжалось до ее 16-летия.

Находясь в больнице, Холли столкнулась со своим отцом, Гари, который тогда был руководителем на винодельне Роберта Мондави и получал 500 000 долларов в год. Он все отрицал, объясняя, что не может извиняться или обращаться к терапии за то, чего не делал. Его жена развелась с ним. Истории об инцесте привели к его увольнению у Мондави. Он потерял все.

«Он так нелеп, этот процесс, из-за которого люди могут поверить в подобные вещи, – говорит Лофтус, – а затем заставляют тех действовать против себя». Выглядит так, как будто им нужно объяснение, которое будет достаточно значимо, чтобы охватить всю глубину их несчастья, – добавляет она.

«И они ищут, пока не найдут то, которое соответствует указанному описанию».

С помощью Лофтус и других людей, Гэри получил беспрецедентное право подать в суд на терапевта своей дочери, на психиатра, участвовавшего в признаниях и на больницу в Анахайме, в которой все случилось. Тогда Лофтус была одной из тех, кто убедил присяжных Напа в 1994 году, что медработники округа Ориндж создали для Холли ее воспоминания, заверили ее, что те правдивы, а затем вызвали конфронтацию, которая невосполнимо разделила семью, нанося вред всем на своем пути.

Гэри было присуждена компенсация в 475 000 долларов. Изабелла и Роуз покинули штат. Холли, которая не ответила на запрос Регистра об интервью, продолжила изучать психологию в университете Пеппердин.

Последующий судебный иск, который Холли подала против своего отца, был безоговорочно отклонен как необоснованный.

Итоговый результат: «Судебный процесс вырвал зубы у охоты на ведьм», – сообщает Мойра Джонстон, которая вела хронику истории семьи в «Призрачном свидетельстве: дело Рамоны, инцест, память и правда на суде в долине Напа» (Houghton-Mifflin, 1997).

Прокуроры, предъявляющие обвинения, начали просить больше доказательств, чем одно лишь восстановленное воспоминание, и страховые компании в сфере медицинского злоупотребления служебным положением стали менее готовыми идти в битву за врачей. Джорджа Франклина, который был заключен в тюрьму за убийство на основании единственного доказательства – того, что его дочь припомнила об убийстве, осмелел и подал апелляцию в 1995 году. Дело было прекращено в 1996 году, и сейчас Франклин свободен.

Джонстон добавляет, что судебный процесс над Рамоной был ко всему прочему «войной между двумя женщинами» (другой была психиатр из Сан-Франциско – Ленора Терр), «которые представляли разные точки зрения. Бет победила. (Другая сторона) по-прежнему ненавидит ее, потому что она дискредитировала и унизила их».

Терр отказался давать интервью для данной статьи.

Приливы продолжаются. На собрании Американской психиатрической ассоциации, проведенном в этом году, группа участников заседания определила, что противоречие в лечении восстановленной памяти сошло на нет. Но в заявлении АПА говорится: «Психиатрия по-прежнему должна помогать главным жертвам РМТ: тем, кого ложно обвиняют в отвратительных преступлениях, которых никогда не было».

Мать Элизабет Лофтус утонула, когда Элизабет было 14 лет. Элизабет вела дневник до того ужасного дня и после. Дневник открывает ребенка, который неимоверно травмирован, но верит, что однажды она перестанет скучать за своей матерью. Но она не перестала.

Это то, что, по ее убеждению, питает ее собственный трудоголизм и ее желание иногда видеть, что разрушенные семьи воссоединяются. По сей день она не может вспоминать о своей матери без слез. Лофтус, специалист по воспоминаниям, говорит, что ей трудно вспомнить многое о женщине, по которой она все еще скучает.

Несколько лет назад Лофтус сказали, что это она нашла свою мертвую мать в бассейне.

В течение 35 лет Лофтус верила, что ее тетя Перл была первой, кто увидел безжизненное тело ее матери в воде. В течение нескольких дней Лофтус искала в своей памяти доказательства, подтверждающие новую информацию. И те нашлись. Она по-новому переосмыслила все, что произошло в тот день, создав воспоминание. Сцена была воссоздана в ее уме, и в сцене присутствовала она.

Затем позвонил ее дядя, чтобы сказать, что он ошибся. Она никогда не видела свою мать мертвой.

Пять лет назад Лофтус прочитала статью психиатра Дэвида Корвина о женщине по имени Джейн Доу. Многие люди знали о Джейн Доу и в исследовательской литературе неоднократно приводили в пример ее случай, призывая его в качестве доказательства того, что воспоминания могут быть подавлены, а после – достоверно восстановлены.

Лофтус знала, что подобные случаи в сфере психологии были настолько убедительными, что такие истории существовали еще долго после того, как теории, которые они породили, остались в прошлом: тезис Бруно Беттельхейма относительно холодных матерей и развития аутизма, который основывался на ограниченной выборке; целый мир с множественными расстройствами личности развился вокруг Сибил, но это был скорее результатом книгоиздателей, чем терапии; вся психологическая концепция Фрейда основана на нескольких пациентках.

Лофтус полагала, что Джейн Доу была именно таким случаем и выводы были столь же универсальными.

История болезни Джейн Доу, написанная Корвином, рассказывала о том, как в 1984 году 6-летняя девочка была записана на видеопленку, где рассказывала об особенностях насилия со стороны матери. Мать потеряла опеку и связь с дочерью. Корвин вернулся, когда Джейн было 17 лет. По юридическим причинам Корвин, который десятилетиями использовал пленки на переговорах и семинарах, нуждался в ее разрешении использовать их и впредь. Джейн ответила, что никогда не видела пленок.

И вот Корвин снова записал Джейн на видеопленку в ее 17 лет, когда она просмотрела записи о себе 11-тилетней давности.

Пока показывают пленки, Джейн сообщает, что она ничего не помнит. Затем – и это несколько поразительно – она сообщает, что помнит. Как сказали Корвин и другие, это доказательство подавления.

Лофтус подумала, что такое звучит «неубедительно». Тем не менее, если это была правдивая история о запомнившихся издевательствах, то Лофтус хотела найти и иные доказательства насилий, помимо слов Джейн. Если это было не так, то Лофтус хотела, чтобы Доу была исключена из юридической и научной литературы.

Сначала она нашла Джейн Доу, просматривая публичные записи и подборки газет. Затем она нашла мать Джейн Доу, которая прожила 13 лет без дочери. Она нашла мачеху Джейн в продуктовом магазине. Мачеха объяснила Лофтус о борьбе за опеку над Джейн.

Лофтус сообщает сказанное мачехой: «Вот как мы, наконец, получили ее. Преступление на сексуальной почве».

Лофтус собрал много других доказательств – медицинских, а также свидетельства, взятые в то время, – которые, как она была убеждена, поставили под сомнение историю Джейн. Комментарий мачехи убедил ее в этом.

Она хотела рассказать историю с размахом, но подумала: «Кто я такая, чтобы рассказать ей, что история, которую она слышала всю свою жизнь, не была правдой?»

Она консультировалась со специалистами по этике, которые сказали ей, что женщина была достаточно взрослой, чтобы голосовать. Она могла бы поговорить с ней.

Она даже проконсультировалась с сотрудником комитета по правам человека в Вашингтонском университете. Ей высказали предпложения о том, каким образом можно задавать вопросы Джейн Доу.

Интервью так и не состоялось. Но благодаря усилиям Лофтус мать и дочь были временно воссоединены.

В сентябре 1999 года, несколько ошеломив Лофтус, которая уверена, что это было вызвано внушением других людей, Джейн Доу пожаловалась университету на вторжение Лофтус в ее частную жизнь. С 15 минутным уведомлением университет конфисковал документы Лофтус по делу и лишил ее права говорить об этом или публиковать что-либо из того, что она обнаружила.

В течение года и девяти месяцев Лофтус обвинялась в проведении исследований касательно человека без его на то разрешения. Лофтус никогда не думала об этом как об исследовании, сказала она. Это была, можно сказать, журналистика.

Действия университета сильно ударили по ней.

«Они были моей семьей, – говорит она. – Как будто меня предали мои дети. Моя работа – это то, чему я предана. Но я собиралась бросить свою работу, если не смогу опубликовать свою историю Джейн Доу».

В июле 2001 года Лофтус была официально восстановлена в прежних правах Вашингтонским университетом. Университет никогда не говорил, что это было извинением.

Она насобирала 30 000 долларов на оплату юридических услуг и достаточное количество язвительности, чтобы продержаться всю жизнь. Опубликовав историю в «Skeptical Inquirer» Лофтус с удовлетворением узнала, что «людям будет стыдно снова использовать дело Джейн Доу в суде или в газетах».

Она ни о чем не сожалеет.

За последние шесть-восемь лет поток случаев восстановления памяти приостановился. Лофтус дает показания шесть-семь раз в год, в основном это сейчас те случаи, где имеются интересные повороты. Один из них – который она взяла недавно – был связан с 60-летней женщиной, которая обвиняла своего 90-летнего отца в насилии, предположительно произошедшее полвека назад.

Лофтус и прочие, находящиеся на ее стороне, в частном порядке готовятся к следующему всплеску: случаям по восстановлению памяти, где в насилии обвиняются священники.

Имея звание заслуженного профессора в области психологии и криминологии, зарплату в 155 000 долларов в год и лабораторию, созданную в соответствии с ее требованиями (в комплекте с диваном), Лофтус не была в Ирвайне уже неделю, когда получила электронное письмо от местной пары.

Чета Каудри из Лагуна Хиллс написала ей, что их дочь Гейл была отчуждена из семьи на протяжении трех лет после того, как обвинила своих родителей, своих дядю и свою бабушку в сексуальном насилии.

Депрессия, от которой страдала их приемная дочь, была не новой, но ее обвинения, как объяснила Кэти Каудри, были расплывчатыми и были результатом недавно припомненных событий – воспоминаний, восстановленных после работы с новым терапевтом.

Лофтус написала Каудри в ответ, спросив имя терапевта.

Каудри объяснила, что ее дочь имела дело с женщиной, очень рекомендованной терапевтическим сообществом округа Ориндж, терапевтом из Ирвайна и Мишен-Вьехо.

Лофтус открыла письмо и вздрогнула.

Терапевта звали Холли Рамона.

Свяжитесь с Уилсоном по телефону (714) 796-7930 или пишите сюда [email protected]

Соображения по поводу постоянного контракта преподавателя (автор Джозеф Ф. Баугер)

Оригинал доступен на сайте joebaugher.com

Система пребывания преподавателя на постоянном контракте определяет занятость преподавателей в большинстве высших учебных заведений США. Срок пребывания в должности обычно относится к системам академической занятости, в которых преподавателям в университетах и ​​колледжах предоставляется право не быть уволенными с работы без причины после того, как они проходят начальный испытательный срок, в течение которого они оказываются достойными должности. В некоторых районах учителя начальных и средних школ также имеют право пребывания на постоянном контракте.

Концепция пребывания на постоянном контракте была официально кодифицирована под эгидой Американской ассоциации университетских профессоров (AAUP) в заявлении, опубликованном ими в 1940 году [i]. Это заявление было поддержано Ассоциацией американских колледжей и университетов и десятками других академических и профессиональных организаций. У большинства колледжей и университетов эта формулировка находится где-то в своих подзаконных актах или нормативных актах о том, что они соблюдают принципы, перечисленные в заявлении AAUP. Администрации университетов, которые нарушают принципы пребывания в должности, описанные в заявлении 1940 года, могут быть включены в список порицания AAUP. Порицание — это в основном только позорный процесс: у него нет юридического статуса, но плохая молва в результате может затруднить порицаемым администрациям набрать новых преподавателей.

Системы пребывания на постоянном контракте, при которых гарантируется безопасность работы при хорошем поведении, довольно редки в американском обществе и, как правило, ограничиваются федеральной карьерной на гражданской службе, федеральной судебной системой и более старшими учеными, хотя иногда старшие партнеры в моей юридической фирме имеют уровень защиты работы, который несколько аналогичен академическому сроку службы. Считается, что сотрудники большинства американских корпораций или частных предприятий работают «по своему желанию», что означает, что работодатель или работник может прекратить отношения в любое время без юридической ответственности. Это означает, что по желанию корпоративные сотрудники могут уволится или быть уволены в любой момент практически по любой причине, за исключением определенных категорий, таких как раса, пол, возраст, национальное происхождение или религия, или даже без указания причины вообще [ii]. Следовательно, в корпоративной Америке практически нет гарантии занятости, и нет абсолютно никакой защиты от произвольного увольнения — сотруднику может быть приказано убрать свой рабочий стол и уйти в любое время без объяснения причин.

Тем не менее, штатные преподаватели получают значительную защиту от произвольных увольнений, и они могут быть уволены только по уважительной причине. Чтобы уволить штатного профессора, колледж или университет должны указать действительную причину увольнения, которая будет рассматриваться в суде в случае подачи иска. Многие люди думают, что пребывание на постоянном контракте обеспечивает абсолютную гарантию занятости, но это не совсем точно. Штатный профессор все еще может быть уволен, но это должно быть по уважительной причине, и должна существовать признанная дисциплинарная процедура с гарантиями надлежащей правовой процедуры и возможностью для обвиняемого представить защиту.

Системы пребывания на постоянном контракте обычно оправдываются утверждением, что они необходимы для обеспечения академической свободы. Его сторонники считают академическую свободу чрезвычайно важной для колледжа или университета: открытия новых знаний, изучения и критики интеллектуальных или культурных традиций, а также преподавания и обучения студентов, с тем чтобы те могли стать творческими и продуктивными гражданами в условиях демократии. Свободное расследование и свобода слова в академическом сообществе считаются необходимыми для достижения этих целей. Принцип академической свободы означает, что никакая политическая, интеллектуальная или религиозная ортодоксальность не может быть навязана преподавателям или студентам администраторами, попечителями, законодателями или внешними политическими или религиозными властями. Это означает, что преподаватели должны иметь право проводить исследования по любому предмету, который они выбирают, и могут свободно обсуждать результаты своих исследований в классе, а также на общественных форумах за пределами университета. Эта свобода должна включать в себя право проводить исследования и публиковать информацию по спорным вопросам, в том числе по тем, которые могут раздражать и расстраивать академических администраторов, влиятельных политических и религиозных авторитетов, демагогов СМИ, богатых доноров или попечителей.

Возможно, наиболее эффективным гарантом академической свободы является общий принцип преподавательского стажа, который гласит, что преподаватели, имеющие некий срок пребывания в должности, не подвержены увольнению с работы без причины, особенно из-за открытого несогласия с образовательными или политическими властями или с общественным мнением. Хотя большинство академических учреждений в своих правилах и положениях утверждают, что академическая свобода в равной степени распространяется на всех преподавателей, вероятно, справедливо сказать, что единственный действительно эффективный способ сохранить академическую свободу для преподавателей — это обеспечить им защиту рабочих мест в течение срока их полномочий. Без срока пребывания администрация университета реакционного характера может уволить своих преподавателей практически по любой причине, включая сохранение или выражение непопулярных или же нетрадиционных взглядов в своем преподавании и исследованиях. Редко какой человек может выражать непопулярные или противоречивые политические или религиозные взгляды, если это означает риск потерять работу. В периоды высокой национальной напряженности или во время войны преподаватели или исследователи, которые обсуждают или изучают определенные противоречивые темы, могут быть подвергнуты серьезному общественному порицанию, требующему их увольнения, и присутствие в должности является желанной защитой от этого давления.

Правила AAUP допускают некоторые исключения из академической свободы — курсы должны придерживаться соответствующего материала и не должны уклоняться в сторону посторонних и не относящихся к делу вопросами. Академическая свобода не означает, что вы должны иметь возможность, например, использовать свой урок математики в качестве платформы для разглагольствования о ваших политических или религиозных взглядах. Студенты в вашем классе — это аудитория в плену, и их не должны заставлять выслушивать ваши взгляды по спорным предметам, если они на самом деле не имеют отношения к курсу. Преподавая свой предмет, преподаватель должен придерживаться опубликованного каталога с описанием курса. Если есть несколько разделов одного и того же курса, то вполне разумно и уместно настаивать на том, чтобы между разделами была некоторая степень единообразия, чтобы преподаватели преподавали по общему учебному плану и использовали один и тот же учебник.

Есть некоторые частные учреждения, которые ограничивают академическую свободу на основе религиозных убеждений. Основными примерами являются школы и колледжи, которые создаются и управляются конкретной церковью или конфесией. Эти школы иногда нанимают только преподавателей, которые являются последователями веры, и которые готовы заявить о своей верности. Преподаватели, которые выражают несогласие с верой, в классе или на публике, могут быть сокращены. Иногда преподаватели в таких школах должны подписать соглашение о том, что они будут соблюдать моральные и духовные принципы веры в своей личной жизни, и если они нарушают любое из этих положений, они могут быть сокращены. Тем не менее, такие школы обязаны четко указывать в своих подзаконных актах и ​​правилах о масштабах и характере этих ограничений.

Пребывание в должности также является ценным помощником в защите профессионализма и независимости преподавателей. В большинстве высших учебных заведений преподаватели считаются чем-то большим, чем просто работники — их также считают независимыми и самодостаточными профессионалами, которые обладают значительной автономией в определении того, как они выполняют свою работу. Администрация верит в то, что преподаватели могут выполнять свою работу грамотно и профессионально, при обстановке с минимальным надзором, свободной от начальников и наблюдателей, постоянно оглядывающихся через плечо. Преподаватели имеют право преподавать свои курсы или проводить свои исследования так, как они считают наиболее целесообразным, а не так, как, по мнению главы департамента, администрации школы или других лиц. Преподаватели должны иметь свободу выбирать учебники, выбирать материалы для своих курсов и организовывать свои учебные планы и порядок доставки так, как они считают наиболее подходящим. Факультет должен иметь возможность выбирать темы исследований, которые им наиболее интересны, а не те, которым администрация хочет, чтобы они следовали. Студенты должны иметь свободу запросов и иметь доступ ко всему спектру доступной информации, а также должны уметь развивать навыки критического мышления и применять их в классной обстановке, свободной от запугивания, преследования и цензуры. Преподаватели должны иметь возможность выставлять оценки студентам, основываясь исключительно на достижении и усвоении материала, без политического влияния и без деловых или финансовых ограничений или угроз судебных исков. Преподаватели должны быть в состоянии противостоять последним образовательным увлечениям, исходящим от администрации, и не должны быть вынуждены включать их в свои классы, где это нецелесообразно. Долгосрочная гарантия занятости, которую предлагает пребывание в должности, является, вероятно, наиболее эффективным инструментом, позволяющим сохранить профессиональную целостность факультета. Если вы можете быть уволены в любой момент без какой-либо причины, вы на самом деле не являетесь независимым профессионалом, вы просто наняты Помогите.

Принцип совместного управления является важной особенностью в большинстве традиционных колледжей и университетов, и преподаватели, и администрация играют совместную роль в управлении учреждением. Сотрудники в типичных корпорациях, как правило, являются причиной довольно жесткой цепочки командования, напоминающей о военных, — политики устанавливаются высшим руководством, и от сотрудников ожидается, что они поступят так, как им говорят их начальники, и, как правило, мало или вообще не имеют права голоса. в управлении или управлении своими организациями. Тем не менее, преподаватели в колледжах и университетах имеют значительную власть в определении того, как работают их учреждения. Преподаватели в академических учреждениях несут основную ответственность за установление академических стандартов и за установление академических правил и положений, они играют доминирующую роль в определении учебной программы, и им предоставлены основные полномочия в решении вопросов академического персонала, особенно в выборе и наем новых преподавателей. Много общего управления состоит из преподавателей, работающих в комитетах, которые занимаются этими вопросами. Многие академические учреждения имеют сенат факультета, который играет важную роль в институциональном управлении, и факультет играет важную роль в установлении академической политики, создании новых программ и новых степеней, найме новых преподавателей, администраторов и сотрудников, установлении политик оценки. внося изменения в учебную программу и т. д.

По мнению многих, только наличие полномочий позволяет преподавателям эффективно участвовать в совместном управлении. Администрации колледжей и университетов обладают достаточными полномочиями, а наличие полномочий делает факультет более безопасным для противодействия запугиванию со стороны руководства, преследованиям, мести или вмешательству в их полномочия и выражает несогласие с политикой администрации — маловероятно, что какой-либо преподаватель попытается бороться с опрометчивой политикой администрации, если это будет означать риск увольнения. В среде, в которой постоянно требуется поддерживать высокий уровень зачисления студентов для получения большего количества денег, у многих администраций возникает соблазн оказать давление на своих преподавателей, чтобы они понизили академические стандарты, дали больше оценок «А» и потеряли меньше студентов — и без пребывания на факультете у шанса мало шансов быть в состоянии противостоять такому давлению, чтобы «заглушить» учебную программу.

Срок пребывания в должности также предотвращает увольнение преподавателей просто за личные конфликты или споры с администраторами или доверенными лицами. Академический идеал — это терпимость со стороны администрации и преподавателей к различиям во взглядах, методах, стилях и личностях. В академии толерантности существует сильная традиция, если не поощрение эксцентричных черт личности, и существование пребывания в должности не позволяет администрации увольнять в других отношениях продуктивного и способного преподавателя просто из-за некоторых странных причуд личности.

Еще одна причина, по которой существует срок пребывания в должности, заключается в том, что в сфере академических и интеллектуальных занятий считается, что преподаватели могут создавать более качественные интеллектуальные и педагогические результаты, когда они имеют гарантию занятости, чем когда они этого не делают. Обеспеченность работой и автономия занимаемой должности дают преподавателям свободу заниматься своими интересующими их темами, а не теми, за которыми администрация хотела бы, чтобы они следовали. Поскольку преподаватели, по-видимому, более увлечены темами, которые их больше всего интересуют, они должны иметь возможность добиваться лучших результатов. Без определенного уровня безопасности работы преподаватели будут заняты в классе и лаборатории проблемами выживания, и они, вероятно, будут тратить слишком много времени, пытаясь выяснить, какие интеллектуальные занятия администрация хочет, чтобы они выполняли, чтобы сохранить свою работу, и при этом производят более низкое качество продукции.

Кроме того, возможность достижения пожизненного пребывания на постоянном контракте является мощным средством привлечения некоторых очень умных людей, которые в противном случае могли бы получать гораздо более высокие зарплаты в промышленном или коммерческом мире — некоторые действительно умные люди могли бы быть готовы торговать высокооплачиваемыми, но небезопасная корпоративная работа за ту, которая не платит также, но которая предлагает пожизненную безопасность работы.

Без защиты рабочих мест, которую предлагает пребывание в должности, старшие преподаватели в колледже или университете могут неохотно нанимать младших преподавателей, которые являются умными и способными, людьми, которые на самом деле могут быть умнее, чем они есть, и могут оказаться превосходными учителями и могут в состоянии произвести лучший результат исследований. Люди часто говорят, что они не возражают против того, чтобы нанимать людей умнее, чем они есть, но большую часть времени они на самом деле не имеют в виду это, особенно если эти светлые люди могут представлять угрозу безопасности их работы. Это связано с тем, что администрация с ограниченным бюджетом может признать это и заменить свой старший преподавательский состав новыми преподавателями, которые будут работать намного дешевле. Такие опасения могут привести к тому, что на работу будут наняты только преподаватели более низкого качества, предположительно те, которые будут менее угрожающими для старших преподавателей, что приведет к неуклонно снижающимся образовательным и исследовательским стандартам. Наличие должности старшего преподавателя является желанной защитой от этого давления, гарантируя, что они не могут быть уволены и заменены более дешевыми младшими преподавателями. Без постоянного контракта должностные лица, возможно, никогда не захотят нанимать людей, которые оказываются лучше, чем они сами.

Наконец, обеспеченность работой, которую предлагает пребывание в должности, дает университетским исследователям возможность следить за их любопытством, где бы оно ни велось и сколько бы времени это ни заняло. Необученные преподаватели должны принять краткосрочную исследовательскую стратегию, которая обещает быструю отдачу с точки зрения публикаций и грантов, поскольку они сталкиваются с решением о найме, которое будет принято через пару лет. Многие из великих интеллектуальных и научных достижений прошлого произошли из фундаментальных исследований, которые не имели никакой гарантии в конечном итоге. Если срок службы заменяется системой, имеющей меньшую гарантию занятости, например, системой, включающей серию возобновляемых контрактов, результатом будет неизбежное давление со стороны преподавателей, чтобы они использовали краткосрочные подходы в своих исследованиях, тогда как поистине новаторские академические исследования необходимо сосредоточиться на долгосрочной перспективе.

Если штатный профессор принимает работу в другом учебном заведении, ему обычно предлагается пребывание в должности на новой должности (в качестве «старших сотрудников»). В противном случае штатные преподаватели редко покидают свои школы, чтобы поступить в разные университеты. В эти дни штатный преподаватель был бы дураком, если бы принял другую академическую работу без нее.

Получение и потеря постоянного контракта

Процесс пребывания на постоянном контракте в целом является одним из наиболее напряженных аспектов академии. Как правило, преподаватель начального уровня первоначально нанимается на должность, которая не имеет должности. Говорят, что такой преподаватель находится в испытательном сроке, так как он находится под постоянным контролем, и будет предоставлен срок пребывания в должности, только если они хорошо работают.

После окончания испытательного срока, который может составлять до 3 лет, но который в соответствии с правилами AAUP не может превышать 7 лет, проводится тщательный анализ записи кандидата на должность, и принимается решение о том, предоставлять ли ему постоянный контракт или нет. Это ограничение продолжительности испытательного срока было введено AAUP, чтобы помешать университетским администрациям бесконечно нанимать своих преподавателей из года в год, предоставляя смутные обещания о пребывании в должности «когда-нибудь в будущем».

Решение о пребывании в должности является, пожалуй, самым критическим моментом в карьере любого человека в академии, и кандидат на должность часто может стать встревоженным, напуганным и даже немного параноидальным по мере приближения даты принятия решения, поскольку ставки очень высоки. Я знаю, потому что я прошел процесс в Технологическом институте Иллинойса.

Если решение о пребывании в должности является положительным, преподавательский состав фактически получает пожизненную работу до тех пор, пока он этого хочет. Это важный шаг вперед в карьере преподавателя, поскольку теперь есть все шансы, что он сможет сделать карьеру на всю жизнь из выбранной профессии. В настоящее время они являются настоящими коллегами других штатных преподавателей в своем отделе, и предоставление полномочий похоже на получение полной гражданственности в академическом сообществе.

Но если решение о пребывании в должности является отрицательным, несчастный кандидат теряет свою работу и должен искать другую работу — пребывание в должности — это процесс «вверх или вниз». Это является одним из недостатков установленного AAUP ограничения на продолжительность испытательного срока — оно вынуждает принять решение «вверх или вниз» довольно рано в карьере преподавателя.

Кандидата, которому отказывают в праве на работу, иногда считают уволенным или уволенным, но в отличие от увольнений или увольнений в корпоративной среде, в которой несчастный работник выходит из дома в тот же день, работа обычно гарантируется на срок до года после пребывания в должности. отказано, так что отклоненный кандидат имеет достаточно времени для проведения расширенного поиска новой работы. Это то, что случилось со мной, когда мне было отказано в должности в Иллинойском технологическом институте в 1978 году — мне потребовался почти год, чтобы найти другую работу, а не в академии — это была работа в области промышленных исследований и разработок в Teletype. Корпорация в Скоки, штат Иллинойс. Когда Teletype закрыл свои двери, я переехал в Bell Laboratories в Нейпервилле, штат Иллинойс.

Если отклоненный преподаватель хочет продолжить учебу, правила AAUP требуют, чтобы учреждение, которое их нанимает, хотело бы назначить их на штатную должность или, по крайней мере, было бы готово гарантировать, что срок пребывания в должности будет предоставлен в течение разумного периода времени. Преподаватель, который принимает такую ​​должность, должен проявлять особую осторожность, чтобы быть уверенным, что любое обещание пребывания на постоянном контракте в будущем будет сделано в письменной форме, поскольку, как гласит старая пила, устное обещание не стоит той бумаги, на которой оно написано. и люди, которые дали обещание, могут не быть там, когда придет время его выполнить. Кроме того, некоторые престижные университеты и департаменты в США настолько элитарны, что почти никогда не присуждают права пребывания на постоянном контракте кому-либо, и отрицание этого факта не считается пятном на вашей записи. Очень часто преподаватель, которому было отказано в приеме на работу, например, в Гарвардском университете, может быстро найти другую работу со сроком пребывания в университете более низкого уровня.

Срок пребывания в должности может быть отменен только по уважительной причине — обычно профессор должен сделать что-то действительно неправильное или действительно глупое, чтобы потерять срок пребывания в должности. В большинстве университетов уже существуют дисциплинарные процедуры для рассмотрения таких дел — обычно предоставляется квазисудебное разбирательство, окруженное защитой надлежащей правовой процедуры и возможностью для обвиняемого предоставить защиту. Такие случаи довольно редки — в США, по данным Wall Street Journal (10 января 2005 г.), согласно оценкам, только от 50 до 75 штатных профессоров (из примерно 280 000) теряют свою должность каждый год. Аннулирование постоянного контракта, как правило, является длительной, дорогостоящей и утомительной процедурой, очень часто приводящей к судебному иску. Основания для увольнения, как правило, включают незаконные действия, такие как присвоение исследовательских средств, кража школьной собственности, осуждение за совершение тяжкого преступления или любое преступление, связанное с «моральной терпимостью». Основания для аннулирования полномочий могут также включать такие вещи, как профессиональная некомпетентность, грубые академические правонарушения, такие как плагиат или подделка результатов исследований, фальсификация записей или полномочий, пренебрежение обязанностями, непрофессиональное или конфронтационное поведение по отношению к коллегам, сон со студентом, сексуальная преследование другого преподавателя или другое поведение, которое не соответствует минимальным стандартам профессиональной честности. Штатный преподаватель также может быть уволен, если у него развивается физическая или умственная неполноценность, настолько серьезная, что даже при разумных приспособлениях преподаватель больше не может выполнять основные обязанности на своей должности.

В последние годы были случаи, когда штатные преподаватели были уволены из-за «финансовой необходимости», когда университет или колледж оказывались в серьезном финансовом положении, настолько плохом, что его будущему выживанию угрожает опасность. Штатные преподаватели также могут быть уволены, если их учебный отдел или программа закрыты из-за нехватки студентов или потери грантовой поддержки, даже если выживание всей школы не находится под угрозой. Существуют правила AAUP, которые касаются таких случаев, руководящие принципы, разработанные для защиты от неправильного использования или злоупотребления процессом со стороны администраций. Если учреждение заявляет о финансовой необходимости, это должен быть реальный финансовый кризис, который угрожает будущему выживанию университета, а не просто незначительная или временная бюджетная проблема. Закрытие кафедры или программы должно быть сделано по уважительным академическим или финансовым причинам, а не выдумано просто для того, чтобы избавиться от целевого преподавателя — например, администрация не может закрыть ваше отделение, уволить всех преподавателей, а затем привести их все обратно кроме тебя. AAUP также требует, чтобы преподаватели, которые работают в учреждении, которое испытывает финансовую потребность, должны были стать частью процесса принятия решения о том, как сокращать расходы. Увольнение штатных преподавателей следует рассматривать только как решительный последний шаг, который делается только после того, как все другие разумные альтернативы были исчерпаны. До фактического увольнения штатного преподавателя должны быть предприняты другие менее решительные действия, такие как досрочный выход на пенсию, добровольный отпуск, переводы, сокращение неакадемических расходов или продажа активов.

Вопреки общепринятому пониманию, постоянный контракт на самом деле не является гарантией работы на всю жизнь, хотя на практике это часто действительно эффективно. Формально все это означает, что колледж или университет не могут уволить штатного профессора без причины — это просто требование к надлежащей процедуре в любых карательных или дисциплинарных действиях, которые выдвигаются против штатных преподавателей. Преподаватели по-прежнему остаются подотчетными даже после достижения должности. Штатные преподаватели в большинстве колледжей и университетов проходят ежегодные проверки своих исследований, преподавания и обслуживания по таким вопросам, как повышение заработной платы и в некоторых случаях повышение заработной платы. Это дает властям немало полномочий — если они действительно хотят избавиться от отвратительного или неэффективного штатного преподавателя, все, что им нужно сделать, это отказать им в повышении зарплаты, увеличить учебную нагрузку до астрономического уровня, дайте им длинный список назначений в комитеты по найму и в противном случае усложните жизнь, пока он не сдастся и не уйдет. Штатные преподаватели, которые не публикуют, плохо преподают или игнорируют свои служебные обязанности, могут обнаружить, что их заработная плата остается неизменной в инфляционной экономике, что означает, что их реальная заработная плата неуклонно снижается из года в год, пока их уровень жизни не ухудшится так сильно что есть большой стимул искать работу в другом месте.

Несмотря на то, что все меняется, все еще верно то, что достижение срока службы является священным Граалем в академии, и легко понять, почему пребывание в должности является таким препятствием для молодых преподавателей, которые нужно преодолеть [iii]. Представьте на мгновение, что вы молодой преподавательский состав, который вступает в должность в этом году. Посмотрите на проблему с точки зрения администрации вашего колледжа или университета. Сколько это будет стоить им, чтобы дать вам срок? Скажем для простоты, что вы будете зарабатывать 60 000 долларов в год после повышения по службе и что вы будете служить в университете в течение 30 лет после предоставления срока пребывания в должности. Кроме того, предположим, что вы получаете разумные повышения заработной платы в течение многих лет, которые по крайней мере так же хороши, как рост стоимости жизни и, возможно, даже немного лучше. С учетом стоимости пособий, пенсионных планов и накладных расходов, связанных с вашей работой, это означает, что ваше учреждение должно согласиться на выплату почти 4 миллионов долларов за вашу карьеру. Если продвижение по службе окажется ошибкой, ваш колледж или университет потеряют много денег. Если вы немедленно превратитесь в мертвую древесину или начнете отгонять студентов на лодке из-за вашего плохого обучения, администрация сделает на вас плохую ставку в 4 миллиона долларов, поскольку они застряли с вами на всю оставшуюся жизнь.

С другой стороны, если университет отказывает вам в праве на постоянный контракт и через пару лет вы выигрываете Нобелевскую премию, ваш университет будет выглядеть очень плохо и станет предметом множества шуток. Каждый закатит глаза и будет шутить о том, насколько глупым был твой университет, и о том, как сильно он облажался, когда пнул тебя в обочину. Однако воспоминания короткие, и люди скоро забудут о смущающей маленькой ошибке вашего университета, и через пару лет никто даже не вспомнит, что вы когда-либо работали в школе, которая вас уволила. Хотя, безусловно, верно, что если вам будет отказано в найме на замену, это будет стоить чего-то, но все более вероятно, что замена будет либо на неполный рабочий день, либо на человека, который не будет на контракте, и будет работать немного дешевле. Принимая во внимание сокрушительный финансовый штраф, который может возникнуть, если они дадут право постоянного контракта не тому человеку, неудивительно, что университеты предпочитают ошибаться с отрицательной стороны, а не с положительной стороны, когда принимают решения о постоянном контракте.

Ранжирование факультетов

В большинстве колледжей и университетов существует система ранжирования преподавателей, которая почти такая же жесткая, как и у военных, и преподаватели могут быть столь же сознательными, как и военные офицеры.

Новый преподаватель начального уровня обычно нанимается на должность ранга доцента, который обычно не имеет срока пребывания в должности. Ассистенты профессора обычно нанимаются по годовым или многолетним контрактам, которые подлежат регулярному продлению на основе адекватных показателей. Говорят, что преподаватели, которые являются помощниками профессора, находятся на рабочем месте, что означает, что они имеют право на срок пребывания в должности, если и когда это предоставлено. Также говорят, что ассистенты профессора, проходящие стажировку, находятся на испытательном сроке, поскольку они проходят постоянную административную проверку и будут назначаться на должность только в том случае, если будут хорошо работать. Контракты доцентов подлежат периодическому продлению (обычно после третьего года обучения), и в течение испытательного срока почти все колледжи могут не возобновлять контракты преподавателей без какой-либо причины или причины.

Ассистент профессора обычно требует докторскую степень или другую докторскую степень, хотя в некоторых областях требуется только степень магистра. На нынешнем рынке академических вакансий все труднее найти должности преподавателей, занимающих должности, из-за большого избытка квалифицированных кандидатов, недавно вышедших из аспирантуры, и нехватки доступных вакансий. В некоторых областях, особенно в области естественных наук, редко назначаются должности доцента для только что созданных кандидатов наук, и почти все доценты проводят пару лет в качестве постдокторантов в университетах или государственных лабораториях. Многие обладатели докторской степени не находят постоянную работу до тех пор, пока им не исполнится тридцать с лишним лет.

По окончании испытательного срока опыт работы доцента тщательно анализируется, и принимается решение о том, повышать или нет звание преподавателя до должности. Стандарты пребывания на постоянном контракте в последние годы значительно ужесточились — достижения, которые легко могли бы быть обеспечены долгими годами ранее, сегодня считаются совершенно неадекватными. За исключением самых расплывчатых и общих утверждений, требования к пребыванию в каком-либо учебном заведении почти никогда нигде не записаны или явно не прописаны, поэтому доцент редко знает, что он / она должен делать, чтобы для достижения успеха. Даже когда существует несколько четких требований относительно пребывания на постоянном контракте, которые администрация где-то записала, обычно существует дополнительный набор неписаных требований, о которых не знает кандидат, претендующий на право пребывания на постоянном контракте, но тем не менее должен их выполнить, если они будут иметь какое-либо шанс на успех. Это означает, что кандидат часто чувствует себя пойманным в ловушку своего рода кошмарного сценария «Алиса в стране чудес», напоминающего печально известный крокетный матч «Королева сердец», в котором, как ожидается, пройдут обручи, и где правила будут скрыты. и продолжайте меняться по ходу игры. Поскольку кандидат часто действительно не знает, каковы правила, ему приходится играть в угадайку и полагаться на слухи или сплетни о том, что требуется. Очень часто кандидат обращается за советом к более старшим преподавателям, которые успешно договорились о извилистом пути к должности и, по-видимому, знают, что требуется. Однако погоня за постоянным контрактом часто может быть неуловимой мечтой, случайным выстрелом в движущуюся цель.

Как правило, преподаватели оцениваются в трех основных областях: исследования, преподавание и обслуживание. Относительная важность каждого из них будет варьироваться от учреждения к учреждению, и часто начинающему доценту трудно получить прямой ответ от тех, кто у власти, об относительной важности каждого из этих трех направлений в их конкретной школе.

В крупных университетах и ​​технических институтах, которые предоставляют докторскую степень и другие ученые степени, исследования, безусловно, являются наиболее важной областью факультета. Многие из крупнейших университетов, как государственных, так и частных, ставят своей главной задачей создание новых знаний. Говорят, что такие школы «интенсивно исследуют». В этих школах исследовательская миссия настолько интенсивна и важна, что часто затмевает образовательную и преподавательскую миссию. Те университеты с самым высоким исследовательским бюджетом и наиболее интенсивной исследовательской деятельностью иногда называют университетами «R1», что является классификацией, которую Фонд Карнеги в свое время относил к тому, что они сейчас называют университетами с «очень высокой исследовательской активностью». Примерами таких школ R1 являются Принстон, MIT, Гарвард, Стэнфорд, CalTech, Браун и Чикагский университет.

В исследовательских университетах преподавательский состав должен продемонстрировать высокую степень продуктивности научных исследований, чтобы достичь должности. Производительность исследований обычно оценивается на основе количества и качества научных публикаций в рецензируемых журналах и часто включает требование к одной или нескольким полноформатным книгам или монографиям по академическим предметам. Академические администраторы в исследовательских университетах часто делают благочестивые заявления своим преподавателям, в которых говорится, что исследования и преподавание одинаково важны для постоянного контракта, но такие заявления почти всегда полностью ложны — в таких школах качество ваших исследований, а не ваше обучение, будет определять или нет, вы получаете право пребывания на постоянном контракте. В этих учреждениях это действительно «публикация или гибель», и качество вашего обучения, как правило, имеет второстепенное значение, если его вообще считают, хотя вы, конечно, не хотите быть настолько плохим в классе, что вы отгоняете учеников в массовом порядке или являются источником метели студенческих жалоб.

В наукоемких университетах исследовательская миссия настолько важна и важна, что преподаватели, работающие на постоянной основе, определенно не хотят тратить сколько-нибудь значительное количество времени или усилий на что-либо, что может отвлечь их от целеустремленного исследования совершенство. Если вы являетесь кандидатом на должность в университете с интенсивными исследованиями, вам, вероятно, будет полезно выразить определенное презрение к своим служебным и преподавательским обязанностям или выполнять такие обязанности только неохотно или с минимальной поддержкой. В противном случае старшие преподаватели в вашем отделении могут не воспринимать вас всерьез как преданного и преданного своему делу ученого. Обучение студентов и обслуживание в этом учебном заведении — это не более чем ненужное отвлечение от вашей главной цели стать признанным на национальном или международном уровне экспертом в своей области. Вы определенно не хотите, чтобы ваши коллеги воспринимали вас как кого-то, кто тратит слишком много времени на преподавание или обслуживание — может даже случиться так, что получение награды за выдающиеся достижения в преподавании может снизить ваши шансы на получение должности.

Поскольку продуктивность исследований чаще всего измеряется публикацией, это означает, что публикация научных работ является основной и наиболее важной задачей для преподавателей, обучающихся на должности. Академическая издательская игра может быть интенсивным и трудоемким процессом. Процесс начинается, когда автор пишет научную статью и представляет ее в определенный журнал в своей области. Затем редактор журнала отправляет копии статьи анонимным экспертам (известным как рецензенты) в области авторской компетенции, чтобы узнать их мнение о правильности методологии, достоверности представленных данных и о том, заслуживает ли статья публикации. Затем судьи просматривают статью и высылают свои мнения, и редактор использует эти отчеты, чтобы решить, принять или отклонить статью. Иногда документ принимается как представленный, но чаще всего рецензенты предполагают, что изменения или исправления должны быть внесены до того, как документ может быть напечатан, и между автором, редактором журнала, может быть длительная переписка. и рецензенты перед тем, как статья окончательно принята к публикации. Иногда статья отклоняется, потому что судьи пришли к выводу, что с бумагой что-то серьезно и принципиально не так — возможно, методология фатально ошибочна, или, возможно, представленные результаты не являются достаточно новыми или достаточно интересными, чтобы быть достойными публикации. Этот процесс известен как рецензирование и считается критически важным для поддержания целостности и качества научного журнала в частности и научной дисциплины в целом.

Поскольку все остальные в академическом мире делают одно и то же, начинающий кандидат на должность должен публиковать много и много статей, поскольку, подобно завышенной валюте, каждая статья становится все меньше и меньше по мере того, как их выпускается все больше и больше. Признавая, что оценщики права пребывания на постоянном контракте могут просто играть в игру с числами и просто подсчитывать количество опубликованных работ, доценты часто испытывают искушение попытаться «разыграть» систему и увеличить количество публикаций до максимально возможного уровня. Это может быть сделано в рамках концепции «наименее публикуемой единицы», системы, в которой исследование разбивается на части и публикуется отдельными небольшими частями, просто для увеличения количества публикаций. Иногда доценты могут изменить систему и увеличить количество публикаций, публикуя одно и то же исследование снова и снова, просто изменяя заголовок, выполняя небольшую перестановку или другие небольшие изменения.

Но не все научные статьи имеют одинаковую ценность. Влияние любого из документов кандидата на поле часто можно оценить, выполнив «анализ цитирования», при котором подсчитывается количество раз, когда другие авторы ссылаются на документ. Эти индексы цитирования (некоторые из которых, такие как Google Scholar, доступны в Интернете) имели своей первоначальной целью служить вспомогательным средством для исследователей и помогать в поиске информации, но имели непреднамеренный побочный эффект от адаптации в качестве инструментов для оценки относительная эффективность ученых, исходя из предположения, что чем эффективнее ученый, тем больше вероятность того, что их работы будут цитироваться другими в этой области. Научная статья, которая цитируется в литературе так часто, что считается «классической», стоит кандидата на должность намного дороже, чем статья, которая цитируется очень редко или вообще не упоминается.

Не все научные журналы также имеют одинаковую ценность. Статьи, опубликованные в влиятельных журналах на местах, стоят намного больше, чем равное количество статей, опубликованных в журналах более низкого ранга. Некоторые академические учреждения фактически присваивают числовые оценки научным журналам, причем более высокая оценка присваивается статье, опубликованной в самом престижном журнале, чем статье, опубликованной в журнале с более низким статусом.

Научные журналы можно ранжировать друг против друга с помощью анализа цитирования, того же инструмента, который можно использовать для оценки отдельных преподавателей. Это делается путем подсчета общего количества ссылок, которые получают все статьи, опубликованные в журнале, исходя из предположения, что чем выше общее количество цитирований, тем более престижным считается журнал. Относительный престиж научного журнала часто основан на так называемом «факторе воздействия», который представляет собой число, полученное путем подсчета цитат, заработанных всеми статьями, опубликованными журналом в данном году, деленными на число опубликованные статьи. Другая связанная рейтинговая система — это «h-index», который фокусируется на наиболее цитируемых статьях в течение длительного периода времени. Основываясь на количестве цитирований, полученных Google Scholar, журнал зарабатывает балл h, если в журнале опубликовано не более h статей, каждая из которых цитировалась не менее h раз. Таким образом, если журнал имеет h-индекс 15, это означает, что журнал опубликовал 15 статей, которые цитировались не менее 15 раз.

Эти числовые системы рейтинга журналов вдохновили конкурирующую гонку крыс между различными журналами, которые в итоге борются друг с другом, чтобы максимизировать количество цитирований и тем самым поднять их в рейтинге. Редакция некоторых журналов была обвинена в «игровой» системе в попытке поднять свой рейтинг. Это может быть сделано, например, редакторами журнала, требующими, чтобы их авторы добавили определенное количество ссылок на другие статьи, опубликованные в данном журнале.

Относительное ранжирование журналов также может быть основано на степени их отклонения — журналы, которые настолько ненормативны, что отклоняют большинство представленных им работ, считаются гораздо более престижными, чем те, которые принимают практически все, что было представлено. Конечно, чем выше престиж журнала, тем больше будет количество статей, представленных в него, что повысит уровень отклонений и еще больше поднимет престиж журнала.

Это означает, что преподаватели, стремящиеся получить должность, повышение по службе или повышение заработной платы, часто принимают крайние меры для публикации своих статей в журналах с таким высоким статусом, иногда продолжая спорить с рецензентами и редакторами в течение месяцев и месяцев после того, как их статьи могли уже были опубликованы в более низком журнале.

У меня есть опыт работы в физике. В области физики, пожалуй, самый престижный журнал — Physical Review Letters (PRL) [iv]. «Physical Review Letters» публикуется Американским физическим обществом, которое заявляет, что целью журнала является «быстрая и своевременная публикация коротких высококачественных отчетов о весьма значительных и заметных экспериментальных и теоретических результатах по всему спектру фундаментальной и междисциплинарной физики». исследование». PRL был оценен журналом Science Citation Reports Science Edition с коэффициентом воздействия 7,645 за 2015 год, а Google Scholar — пятилетним h-индексом 471. Получение статьи, опубликованной в PRL, может стать важной вехой для физика. карьеру, и может быть важной помощью при приеме на работу, продвижении по службе, повышении заработной платы или при найме на работу. Кроме того, если у физика есть пара статей PRL под его / ее поясом, это может быть важным помощником в получении одобрения их заявок на гранты.

Но так как все в физическом сообществе знают обо всем этом и играют в одну и ту же игру, среди физиков может быть сумасшедшая борьба за публикацию своих работ в PRL, и их гораздо больше, чем можно принять для публикации. Уровень приема документов, представленных в PRL, низкий, менее 25 процентов. Причина, которую чаще всего приводят для отклонения, заключается в том, что редакторы и рецензенты PRL считают статью не очень существенной, что она недостаточно нова, что она не настолько интересна для сообщества физиков или что она не обоснована. достаточно, чтобы быть достойным публикации. Конечно, является ли данный документ очень значительным или нет, это в значительной степени субъективное суждение, и многие авторы жалуются, что редакционная политика PRL может быть произвольной и капризной, что она несправедливо отдает предпочтение авторам из таких престижных учреждений, как Гарвард, Принстон, Массачусетский технологический институт, CalTech, или Стэнфорд, за счет авторов из учреждений более низкого уровня. Кроме того, рецензенты, выбранные редакторами для рецензирования данной статьи, часто могут оказаться профессиональными конкурентами автора, а рецензии могут быть чрезмерно предвзятыми. Попытка опубликовать в PRL может стать высококонкурентной крысиной гонкой, и многие физики даже не удосуживаются представить свои документы в PRL, опасаясь, что их документы, вероятно, будут отклонены.

Начинающий кандидат на должность не должен пытаться зайти слишком далеко или вовлекаться в публикацию большого количества исследований, которые выходят за пределы их собственной относительно узкой специальности. Если у кандидата слишком много работ в разных областях, это может свидетельствовать об определенной нехватке внимания или приверженности определенной предметной области и может засчитываться против них во время проверки на должность на постоянном контракте. Кандидат на должность должен также быть очень осторожным в участии в междисциплинарных или межведомственных исследованиях, так как многие старшие преподаватели в их отделении могут рассматривать такие исследования как идущие вразрез с основной миссией отдела, а не рассматривается как серьезное и достойное место проведения исследований. Рецензенты по вопросам постоянного контракта часто ищут доказательства преемственности в исследованиях — серия тесно связанных между собой статей стоит гораздо больше, чем куча разрозненных статей по совершенно не связанным между собой темам. Они хотят видеть веские доказательства того, что кандидат обещает стать международно признанным экспертом в определенной дисциплине.

В некоторых областях, таких как информатика, результаты научных исследований преподавателей оцениваются, прежде всего, по их выступлениям на высококонкурентных научных конференциях, а не по публикациям работ в научных журналах. Академическая конференция — это организованный форум, на котором исследователи в данной области могут делиться друг с другом своей работой. Конференции, как правило, организуются профессиональными обществами, правительственными учреждениями или корпорациями. Работа обычно представляется на конференции в виде коротких, кратких бесед, продолжительностью от 20 минут до получаса. После того, как доклады представляются в устной форме и обсуждаются на конференции, их тексты часто впоследствии печатаются в материалах конференции. Часто выступают основные докладчики, приглашенные для выступления на конференции. Эти основные докладчики, как правило, являются известными учеными в этой области, и получение приглашения выступить с речью на конференции часто может быть важным пером в шапке. Иногда также предлагаются семинары, и многие конференции могут быть важными площадками для социальных и профессиональных сетей, а также для поиска работы или собеседования. Посещение конференции может быть дорогим с точки зрения расходов на транспорт, проживание, питание и входные билеты, но некоторые из этих расходов могут быть оплачены деньгами, предоставленными грантами или институциональной поддержкой.

Но, как и научные журналы, не все конференции имеют одинаковую ценность. Некоторые конференции позволят почти любому присутствовать и представить доклад, но другие только по приглашению и очень избирательны и исключительны, в отношении кого они позволят присутствовать и представить доклад. Может быть сумасшедшая борьба за то, чтобы получить приглашения на презентацию докладов или выступления на некоторых из этих более престижных конференций — показатели приема статей на самых «главных» конференциях часто могут составлять всего 15 процентов или меньше. Поскольку получение приглашения выступить с докладом на одной из этих нецензурных конференций может стать важным стимулом для карьеры кандидата на должность, вся «сцена» конференции может стать высококонкурентной гонкой на крысах для младших преподавателей, стремящихся получить должность.

При проверке пребывания на постоянном контракте также запрашиваются мнения внешних экспертов в области обучения заявителя. В процессе проверки прав на постоянный контракт кандидата на должность иногда просят представить список рецензентов, с которыми должен связаться комитет по вопросам постоянного контракта, но чаще всего комитет по вопросам постоянного контракта берет на себя выбор рецензентов. В идеале все эти эксперты должны быть штатными преподавателями или высокопоставленными исследователями, расположенными в учреждениях, которые считаются равными или лучше тех, в которых в настоящее время преподает кандидат на должность. Также важно, чтобы ни один из рецензентов не был людьми, с которыми кандидат на должность сотрудничал в прошлом, якобы для того, чтобы рецензенты были абсолютно откровенны и объективны в своих мнениях о сильных и слабых сторонах кандидата. Этим рецензентам будет предложено дать письменное мнение о прошлых качествах и будущих перспективах исследований кандидата — если пара лауреатов Нобелевской премии выразит желание письменно заявить, что вы думаете, что вы гуляете по воде, это может быть важным плюсом.

Все больше исследований, особенно в области медицины и естественных наук, включает совместные усилия двух или более исследователей. В экспериментальной физике высоких энергий нередко можно встретить статьи с именами более 50 авторов, часто из разных учреждений, а иногда и из разных стран. Сотрудничество с другими в исследовательских проектах может быть ценным и полезным опытом, но начинающий доцент должен быть очень осторожным в отношении совместных проектов, когда дело доходит до соображений пребывания на постоянном контракте. Многие люди, знающие об университетской и академической политике, утверждают, что для младших преподавателей, которые стремятся к пребыванию в должности, почти никогда не бывает хорошей идеей участвовать в совместных исследовательских проектах с более старшими преподавателями, будь то внутри или за пределами университета. Это связано с тем, что когда эти младшие преподаватели приступают к работе, специалисты по оценке должностей могут отдать большую часть кредита финансированию и публикации проекта более старшим партнерам, даже если младшие преподаватели, вероятно, делают большинство работа. Для кандидата на должность может быть даже рискованным участвовать в совместных проектах с кем бы то ни было, даже с другими младшими преподавателями. На время постоянного контракта такие совместные исследовательские проекты, вероятно, не будут рассчитывать почти так же, как индивидуальные исследования. Научная статья с вашим именем стоит намного больше, чем статья, в которой ваше имя скрыто в длинном списке соавторов. Если вы действительно участвуете в написании совместных документов, вы хотите, чтобы ваше имя появилось первым или последним в списке авторов, а не где-то между ними, что может означать для рецензентов по вопросу постоянного контракта, что вы являетесь лишь относительно незначительным или незначительным вкладчиком к исследованию. Это предполагает, что последний автор статьи, вероятно, является генеральным директором исследовательского проекта, тогда как первый автор, вероятно, был тем, кто выполнил большую часть работы.

Наставничество со стороны более старшего преподавателя может быть ценным помощником на пути к должности до профессора. На большинстве кафедр существует своего рода процесс наставничества, поскольку все, кроме самых злых академических учреждений, действительно хотят оставить себе доцентов-профессоров, которых они нанимают — в конце концов, они вложили слишком много денег в этих новых доцентов, чтобы просто их выбросить. через шесть лет, а затем придется начать все сначала с кем-то еще. В идеале, эффективный наставник скажет молодому доценту, что на самом деле нужно сделать, чтобы получить должность в этой конкретной школе, — он раскроет все неписаные правила, названия комитетов, в которых определенно должен работать любой человек, надеющийся получить должность. имена людей, которых определенно никто не хочет оскорблять, подробности обо всех политических событиях на факультете и в университете в целом, типы исследовательских тем, которые предпочитает департамент, минимальное количество научные статьи, которые нужно написать, и сумма внешнего гранта в долларовом выражении, необходимая для поддержки.

Тем не менее, младший преподавательский состав должен быть осторожен, чтобы не слишком полагаться на своего наставника. Кандидат на должность определенно должен быть особенно осторожен в сотрудничестве со своим наставником в исследовательских проектах, потому что он должен убедиться, что он твердо установил свою независимую репутацию в этой области. Им необходимо удостовериться, что они публикуют достаточное количество статей без имени своего наставника или других старших преподавателей, будь то в университете или за его пределами. Кроме того, младший профессор должен удостовериться в том, что он твердо создал свою собственную научную исследовательскую базу — им нужно получить собственную грантовую поддержку и не должны пользоваться грантом своего наставника или использовать исследовательские возможности своего наставника. В противном случае комитет по вопросам пребывания на постоянном контракта, скорее всего, воспримет кандидата только как младшего или подчиненного партнера в отношениях, что наверняка станет поцелуем смерти.

В наши дни научные исследования (особенно в области экспериментальной науки и медицины) чрезвычайно дороги и требуют больших денег. Эти деньги помогают оплачивать поддержку аспирантов, зарплату пары докторантов-исследователей, летнюю зарплату самих преподавателей, а также расходы на публикации, поездки, компьютеры и оборудование. Эти деньги чаще всего получают из внешних источников финансирования, таких как федеральные агентства, частные фонды или корпоративные спонсоры. Это означает, что преподаватели в научно-исследовательских институтах должны составлять предложения о предоставлении исследовательских грантов, чтобы их исследовательские проекты могли финансироваться — так же, как и кандидаты на политические должности, большая часть времени профессора должна быть потрачена на сбор средств.

Предложение об исследовании — это официальный документ, который состоит из плана того, что должно быть выполнено исследованием, а также подробного бюджета, описывающего, как должны быть потрачены предоставленные деньги (оборудование, зарплата, компьютерное время и т. Д.). Затем предложение о гранте представляется финансирующему агентству, где оно тщательно проверяется, в сотрудничестве с внешними экспертами в этой области, известными как рецензенты. Ведущий в предложении известен как главный исследователь, и именно он несет ответственность за завершение проекта, направление исследований и отчетность непосредственно перед финансирующим агентством. В настоящее время преподавателям очень трудно получить грантовую поддержку из-за нехватки доступных средств и огромного переизбытка достойных заявок — весь процесс подачи заявок на гранты чрезвычайно конкурентный, и только несколько предложений когда-либо финансируются, и большинство отклонены. В 2015 году уровень приема заявок на гранты от национальных институтов здравоохранения составлял всего 18 процентов. Когда начинающий доцент выбирает исследовательскую специальность в начале своей карьеры, им часто приходится выбирать область, которая имеет достаточно хорошие шансы для получения грантовой поддержки, а не преследовать свою истинную страсть.

Хотя немногие администраторы университетов вообще когда-либо признают это, способность доцента привлекать внешнюю грантовую поддержку зачастую является единственным наиболее важным фактором, определяющим, предоставляется ли срок пребывания в должности. Фактически, неспособность получить внешнюю грантовую поддержку почти всегда будет фатальной для любого кандидата на должность в исследовательском университете. Основной причиной, почему это так, является оплата накладных расходов агентствами по грантовому финансированию. Философия, лежащая в основе выплаты накладных расходов на исследовательский грант, заключается в возмещении университету косвенных затрат на проведение исследования. Эти косвенные расходы включают такие вещи, как электричество, отопление, кондиционирование воздуха, уборка помещений, аренда, фотокопирование, страхование, проценты, бухгалтерские сборы, судебные издержки, телефоны, услуги секретаря, зарплата персонала и тому подобное. Поскольку, похоже, никто не может точно определить, каковы эти затраты для какого-либо конкретного исследовательского проекта, размер накладных расходов, которые должны быть оплачены финансирующим агентством, обычно рассчитывается как определенный процент от заработной платы, заработной платы и пособий, которые называются за в предложении гранта. Поскольку фактические косвенные затраты, понесенные каким-либо конкретным исследовательским проектом, поддерживаемым грантом, определить практически невозможно, деньги, предоставленные накладными расходами, могут использоваться администрацией для покрытия общих расходов, а не только тех, которые непосредственно связаны с исследованиями, поддерживаемыми грантом. Во многих отношениях выплата накладных расходов стала косвенным средством предоставления университетам субсидий, и университеты стали зависеть от накладных расходов от грантовых денег как важного источника дохода. Во многом из-за оплаты накладных расходов преподаватели, которые могут получить грантовую поддержку, стоят гораздо дороже для своих учреждений, чем те, кто не может — доцент, который может компенсировать 200 процентов своей зарплаты в форме накладные расходы от их исследовательского гранта гораздо чаще получают срок пребывания в должности, чем тот, кто не получил грантовую поддержку. С людьми, которые не могут «принести деньги», легко обойтись.

«Грантовое мастерство», а именно способность выискивать источники, где могут быть доступны грантовые деньги, наряду с талантом уметь писать выигрышные предложения, которые финансируются, — это важный навык, который должен приобрести каждый начинающий доцент. Фактически, погоня за грантовой поддержкой в ​​настоящее время настолько важна, что публикация в рецензируемых журналах фактически имеет лишь второстепенное значение, а длинный список публикаций рассматривается в первую очередь как средство, с помощью которого можно получить грантовую поддержку, а не как необходимость. получить грант, чтобы можно было проводить исследования и продолжать публиковать множество статей.

Объявления о вакансиях преподавателей в исследовательских университетах, как правило, будут включать требование о том, что потенциальные кандидаты должны иметь продемонстрированную способность обеспечить внешнее финансирование или, по крайней мере, показать, что у них есть разумная перспектива получения такого финансирования. Если вы подаете заявку на такую ​​должность, и вы никогда не получали грант, или если у вас мало шансов получить его, есть вероятность, что ваше резюме попадет прямо в корзину.

Из-за критической важности получения грантов в нынешней академической среде вся система перевернулась с ног на голову, и различие между средствами и целями стало размытым. Кто-то может подумать, что основной причиной, по которой преподаватели должны получать гранты, является финансирование их исследований, но слишком часто кажется, что в настоящее время преподаватели проводят свои исследования в первую очередь для того, чтобы получить гранты. Теперь кажется, что преподаватели занимаются определенными исследовательскими проектами не потому, что они являются значительными, интересными или новаторскими, а просто потому, что их можно финансировать.

Поскольку получить грант трудно, вам, вероятно, нужно подать много заявок на гранты, так как это увеличит ваши шансы на успех. Если ваша заявка на грант отклонена, вы не должны просто принимать «нет» за ответ, а должны обжаловать это решение и попросить агентство предоставить отчет о том, что рецензенты сказали о вашем предложении, чтобы вы могли соответствующим образом пересмотреть и улучшить его, а затем представить его снова. Но вы должны быть осторожны и избирательны в отношении заявок на гранты, которые вы подаете. Некоторые старшие преподаватели скажут вам, что вы получаете значительный кредит от администрации школы за каждую поданную вами заявку на грант, но обычно это не так — на самом деле важен только успех. Через некоторое время, если у вас будет слишком много неудачных заявок на получение гранта, это будет засчитываться против вас.

Администраторы колледжей и университетов, которые часто имеют решающее значение при принятии решений касательно постоянных контрактов, обычно очень мало знают о профессиональных способностях и талантах отдельных кандидатов на должность, но они знают, кто из них смог получить грантовую поддержку, а кто — нет. Следовательно, способность ассистента профессора приносить деньги на грантовую поддержку часто рассматривается университетскими администрациями как фактический показатель исследований и научных достижений. Даже если начинающему доценту удается получить грантовую поддержку, сотрудничая с другими следователями в написании совместного предложения, это часто не очень помогает ему или ей в получении должности — вы должны быть главным следователем по гранту или не считается.

В таких учреждениях, как двухлетние общинные колледжи или четырехлетние бакалавриаты (иногда их называют выборочными гуманитарными колледжами или SLACs [v]), основная задача — это образование и преподавание, причем исследовательская миссия значительно менее важна. В таких школах качество обучения является основным критерием для предоставления права пребывания на постоянном контракте — обычно необходимы хвалебные отчеты о рецензировании, блестящие оценки курса учеников и горстка наград за преподавание. Вы хотите, чтобы ваши ученики, а также другие преподаватели были замечены как супер-преподаватели, чьи занятия настолько популярны, что они быстро заполняются нетерпеливыми молодыми умами, стремящимися получить знания от блестящего инструктора, такого как вы. Наставничество, репетиторство и консультирование студентов также являются важной частью работы инструктора — вы хотите, чтобы ваши студенты видели в вас преданного и преданного своему делу инструктора, который действительно заботится о них и действительно прилагает дополнительные усилия, чтобы увидеть, что они учатся.

Вы должны уделять особое внимание оценкам студенческих курсов, потому что администраторы часто очень серьезно относятся к этому как к показателю успешности своих курсов и, в частности, к навыкам и способностям их преподавателей — вы хотите, чтобы ваши оценки курса были восторженными отзывами, которые буквально хлынут о том, как Вы гениальный учитель. Слишком много теплых оценок курса, или даже несколько плохих отзывов, могут быть фатальными для ваших шансов на повышение в должности. Вы определенно не хотите, чтобы о вас говорили что-либо плохое на RateMyProfessors.com 🙂

Вы должны проявлять особую осторожность, чтобы быть уверенным, что в вашем классе никогда не произойдет ничего плохого — в конце концов, ученики платят клиентам, и если вы отгоняете слишком многих из них, это отрицательно скажется на результатах работы школы. Особенно важно, чтобы студенты не жаловались на вас декану или председателю департамента, поскольку любой отрицательный отзыв почти наверняка сработает против вас во время пребывания в должности. Даже несколько жалоб учеников на плохое обучение, несправедливую оценку или чрезмерные требования могут быть фатальными для ваших шансов. Если ваши ученики так злятся на вас, что ваше имя начинает появляться на стенах ванной комнаты, вы можете столкнуться с большими проблемами :). Если вам не повезло встретить класс, полный ленивых и угрюмых студентов, вы не осмелитесь завалить их всех, чтобы не принести гнев администрации на твою голову. Тем не менее, если вы считаете себя слишком легким учеником, некоторые из старших преподавателей могут возражать против вас во время обсуждения вопроса о постоянном контракте. Это узкий путь, по которому вы должны идти — выбирать между не слишком легкой оценкой с одной стороны и не быть настолько строгим и требовательным, что вы генерируете длинный список жалоб студентов с другой.

В некоторых учебных заведениях с интенсивным обучением, таких как двухлетние общественные колледжи, преследование исследовательских интересов может на самом деле быть негативным, поскольку публикация научных трудов часто может рассматриваться администрацией как отвлечение от более важных преподавательских и образовательных обязанностей. В этих учебных заведениях, как правило, не предусматривается какая-либо исследовательская программа или объект, а учебная и служебная нагрузка, вероятно, настолько высоки, что для такой работы остается мало или совсем не остается свободного времени. Например, было бы серьезной ошибкой для претендента на должность преподавателя в общественном колледже тратить много времени на обсуждение своих исследований или научных интересов во время собеседования, поскольку весь общественный колледж действительно заинтересован в кандидате. умение преподавать начальные, вводные предметы перед аудиторией.

Тем не менее, некоторые из более престижных SLAC теперь начинают акцентировать внимание на научных исследованиях в дополнение к высококачественному обучению, поэтому мания «публиковать или погибать» начинает приходить и в эти школы. Эти колледжи начинают испытывать конкурентное давление в привлечении способных студентов — они борются друг с другом за признание имени и статуса. В целях признания имени и статуса, эти учебные заведения стремятся нанимать преподавателей, которые являются выпускниками известных и престижных исследовательских университетов и имеют солидную академическую репутацию, особенно те, которые имеют много публикаций и, возможно, даже несколько книг или монографий для их кредит. Такие преподаватели могут принести признание в своей школе просто благодаря своей научной репутации, которая поможет привлечь в школу еще больше учеников.

Такая стратегия возможна, потому что текущий академический рынок вакансий настолько ограничен, что новые доктора наук из университетов R1, которые обычно даже не рассматривают работу в школе, которая уделяет большое внимание преподавательской деятельности, тем не менее, благодарны за любую работу по найму. Следовательно, требования к исследованиям и публикациям для преподавателей в основных гуманитарных колледжах неуклонно растут. Превосходных навыков в классе больше не достаточно для преподавателей в этих основных колледжах гуманитарных наук, чтобы достичь прогресса и продвижения по службе. Теперь они также должны публиковать научные статьи, писать книги и гоняться за деньгами на гранты, чтобы получить право на постоянный контракт. Погоня за работой в четырехлетних школах гуманитарных наук становится почти такой же стрессовой, как и в крупных исследовательских университетах, предоставляющих докторскую степень. Можно утверждать, что исследования и публикации должны обогащать и улучшать преподавание, а не конкурировать с ним, но также верно и то, что, поскольку потребности в исследованиях неуклонно возрастают, они будут вызывать страдания и потерю значимости обучения, консультирования и обслуживания.

В критерии пребывания на постоянном контракте также включен уровень и качество обслуживания академического учреждения в форме заданий комитета. Эти назначения комитета являются важной частью совместного управления. Примерами являются факультетские комитеты, которые занимаются такими вопросами, как разработка учебных программ, утверждение новых курсов, дисциплина студентов, качество студенческой жизни, успехи студентов, наем новых преподавателей и администраторов, даже академическая свобода и срок пребывания в должности.

Тем не менее, начинающий доцент должен быть предельно осторожным — многие школьные администраторы высказывают банальность, говоря, что служба имеет большое значение для пребывания в должности, но на самом деле это действительно очень редко. Наивные и неопытные помощники профессора часто отказываются от работы в большом количестве комитетов, только чтобы обнаружить, что такая служба приносит им очень мало пользы, когда они приходят на должность — их исследования, публикации, преподавание и гранты — это почти все, что нужно. будет действительно рассматриваться комитетами по вопросам постоянного контракта преподавателя. Кроме того, не вся работа комитетов имеет одинаковую ценность — работа в некоторых комитетах считается важной и значимой, в то время как работа в других комитетах отклоняется как тривиальная и незначительная, часто по критериям, которые скрыты или невидимы для помощников профессоров, стремящихся получить должность. Безусловно, верно, что назначения комитетов высокой видимости стоят намного больше, чем те, в которых член комитета невидим или невидим, но зачастую трудно заранее определить, какие из них будут. Поэтому кандидату на должность часто бывает трудно решить, в какие комитеты ему следует стремиться и какие из них следует избегать. Ассистентам, стремящимся к должности, часто требуется развить способность говорить «нет» и противостоять чрезмерным административным требованиям для работы в комитетах — они могут быть польщены запросом декана или председателя департамента о работе в комитетах X, Y и Z, но они Необходимо помнить, что такая служба, вероятно, не будет иметь большого значения во время пребывания в должности, особенно если она отнимает ценное время у более важных исследовательских и преподавательских обязанностей.

Участие в управлении факультетом и служении в институциональных комитетах часто воспринимается младшими преподавателями как нежелательные отвлекающие факторы, отнимающие драгоценное время и энергию у преподавателей и исследователей, которые воспринимаются как гораздо более важные в достижении срока пребывания в должности. Служение в комитетах может иногда выявлять худшее в людях, превращая их в мелких тиранов или вызывая соперничество и конкуренцию даже по пустяковым и несущественным вопросам, заставляя людей преследовать друг друга или скрывать повестки дня друг против друга. Зачастую в такой среде младшие преподаватели, стремящиеся достичь должности, не могут победить. К сожалению, верно, что младшие преподаватели могут слишком легко создавать врагов среди старших преподавателей, которые являются членами этих комитетов, что может причинить им вред, когда они придут на должность.

Большая работа академического комитета может быть разочаровывающим и деморализующим упражнением в бесполезности. Иногда работа комитетов — это не что иное, как танец кабуки — комитеты, пытающиеся преследовать цели, которые по существу недостижимы, комитеты, которые собираются просто ради встречи, или комитеты, которые делают добрую и ценную работу только для того, чтобы сделать все это из-за ничего внезапное прекращение финансирования или из-за изменений в прихоти администратора. Иногда комитеты имеют только иллюзию совместного управления без реальности — они не имеют реальной власти принимать какие-либо реальные решения и существуют только для демонстрации, такая власть фактически остается в руках администрации. Иногда комитеты создаются исключительно для того, чтобы иметь дело с последними образовательными причудами, которые исходят от администрации — весь процесс оценки результатов является текущим примером — и когда энергия причуд расходуется или когда администрация передумает и переходит к другим вещам, работа комитета часто ни к чему.

Еще один фактор заключается в том, что во многих колледжах и университетах факультетам, не являющимся штатными сотрудниками, не разрешается участвовать каким-либо значимым образом в институциональном управлении. Это может быть связано с тем, что не являющиеся штатными преподаватели считаются администрацией низшими формами жизни, которые не заслуживают ответственности за совместное управление, или, возможно, потому, что это считается слишком опасным для карьеры преподавателей без пребывания на факультете. комитеты и участвовать в спорной научной политике. В таких школах предоставление полномочий рассматривается как возможность для преподавателя участвовать в совместном управлении учреждением.

Наконец, многие колледжи и университеты имеют довольно расплывчатую категорию «коллегиальность» как неписаное требование постоянного контракта, что по сути означает, что вы должны быть хорошим академическим гражданином, работать и хорошо играть с другими. Даже если вы потенциальный лауреат Нобелевской премии или супер-преподаватель со всей стеной, полной преподавательских наград и табличек, вы, вероятно, не хотите, чтобы ваши коллеги по отделу, кто-то с ними так трудно работать, что они стараются изо всех сил избегать иметь с вами дело вообще или считаться кем-то, кто легко вмешивается в личные споры и споры с другими. Вы также не хотите, чтобы вас считали кем-то, кто уклоняется от своих обязанностей или не появляется на собраниях, или кем-то, на кого нельзя полагаться при выполнении рутинных задач. Особенно важно, чтобы вы не делали врагов среди старших преподавателей в течение испытательного срока, потому что даже один голос против вас во время пребывания в должности часто может обречь ваши шансы. Университет может быть бурной массой мелкой ревности и легко ранить чувства, и вы должны быть очень осторожны с тем, что вы говорите и делаете на всех этапах испытательного срока. Старшие преподаватели могут держать обиды в течение очень долгого времени — даже самое невинное замечание или поступок, совершенный много лет назад, можно назвать причиной отказа в вашем пребывании в должности.

Многие SLAC уделяют большое внимание «сообществу» и хотят убедиться, что кандидат на должность сможет легко вписаться в более широкую культуру кампуса, включая внеклассные мероприятия и занятия спортом. Администраторы ожидают, что их преподаватели будут рассматриваться как активные участники социальных и академических мероприятий в кампусе — вы определенно не хотите, чтобы вас воспринимали как «одиночку», которого редко можно увидеть в кампусе, который посещает мало собрания или семинары для преподавателей, те, кто не посещает общественные факультеты, или те, кто не участвует во внеклассных мероприятиях в кампусе, чтобы вас не воспринимали как отсоединенного, незаинтересованного или просто не желающего быть активным участником важных кампусных мероприятий.

В настоящее время критерии пребывания на постоянном контракте настолько требовательны, что даже малейшая негативная информация в портфеле кандидата может обречь шансы кандидата. Вы должны быть практически безупречны во всех трех основных областях — исследованиях, преподавании и обслуживании — если у вас есть какие-либо шансы на успех.

В большинстве колледжей и университетов, когда появляется кандидат на должность, штатные сотрудники отдела заявителя принимают решение о постоянном контракте. Это потому, что другие сотрудники отдела, вероятно, являются экспертами в конкретной дисциплине и лучше всего знают сильные и слабые стороны кандидата. Тем не менее, в большинстве случаев рекомендации департамента по вопросам постоянного контракта перподавателя и эксплуатации подлежат одобрению или неодобрению со стороны администрации. Администрации колледжей и университетов настолько могущественны, что в настоящее время вклад департаментов в решение о найме фактически бессмыслен и предназначен только для показа. Реальные полномочия по принятию решений в отношении срока пребывания в должности находятся в руках администрации (обычно это офис декана или проректора) и часто принимаются на основании финансовых соображений, т. Е. Сколько студентов на факультете, сколько штатных преподавателей количество членов уже есть, и сколько денег на поддержку исследовательских грантов приносит преподаватель, а не качество преподавания или исследования.

Если решение является положительным, преподаватель получает должность и повышается до звания доцента. Обычно можно определить, имеет ли преподаватель должность, просто взглянув на его звание, хотя в некоторых учреждениях существует процесс, в соответствии с которым преподаватель может быть повышен до звания профессора без предоставления звания. В таких учреждениях процесс продвижения по службе и процесс пребывания на постоянном контракте полностью отделены друг от друга.

Предоставление прав на постоянный контракт фактически гарантирует вам пожизненную работу в вашей школе так долго, как вы этого хотите. Достижение должности — важный шаг в вашей профессиональной карьере, и вам удалось сделать что-то, что довольно сложно сделать. Вы по праву испытываете чувство гордости и достижений, и теперь у вас есть все шансы, что вы сможете сделать карьеру на всю жизнь из выбранной вами профессии. С вашей психики поднялся большой вес — ваши долгие и дорогие вложения времени и энергии в образование и обучение, которые вы прошли для своей профессии, наконец-то окупились. Поскольку вам больше не нужно беспокоиться о сохранности работы, теперь вы можете позволить себе более длительное и широкое рассмотрение ваших исследований и преподавания. Вы можете начать работать над теми смелыми и далеко идущими исследовательскими проектами, которые вы всегда хотели реализовать, но не смели пытаться из страха, что они могут окупиться недостаточно быстро, чтобы вы могли получить срок пребывания в должности. На занятиях вам больше не нужно беспокоиться об оценках учащихся, и теперь вы можете настаивать на высоких академических стандартах, не боясь потерять работу. Внезапно вы обнаружите, что вы стали намного менее параноиком, и вы больше не боитесь, что вся вселенная находится в заговоре против вас — вы больше не находитесь во власти скрытых и безличных злых сил, и что люди думают о вас или говорят о вас за твоей спиной уже не так важно. Вы больше не уязвимы перед капризными администраторами, деканами по сокращению бюджета, руководителями тиранических отделов, злобными коллегами или мстительными студентами. Вы чувствуете внезапное повышение вашей личной самооценки и уверенности — ваши коллеги и ваше учреждение взяли на себя обязательство перед вами, и теперь у вас есть голос в том, как ваше учреждение управляется и работает. Вы добились полного гражданства в академическом мире.

Шансы на получение срока пребывания в должности сильно различаются, в зависимости от учреждения или дисциплины — он может достигать 90 процентов в школах, не предоставляющих докторскую степень, или до 10 процентов в отделах естественных наук ведущих исследовательских университетов, таких как Принстон или Массачусетский технологический институт , Некоторые учреждения и департаменты сообщают, что они выбирают своих младших преподавателей так осторожно и наставляют их так тщательно, что почти все они получают повышение в должности. Тем не менее, другие институты абсолютно безжалостны и лишают большинство своих доцентов права на постоянный контракт. Шансы на продвижение по службе в некоторых из наиболее элитарных академических учреждений практически равны нулю — они почти никогда не продвигаются изнутри, а когда администрация хочет нанять кого-то на постоянную должность, они вводят некую суперзвезду извне. В некоторых редких случаях доцент будет нанят без срока пребывания в должности, но должность почти всегда находится в рамках срока пребывания в должности с четким пониманием того, что человек очень скоро сможет претендовать на должность.

Отказ в постоянном контракте может стать сокрушительным и деморализующим личным поражением — вы должны искать другую работу на депрессивном рынке. Реакция на отказ в постоянном контракте может быть похожа на горе от смерти любимого человека или на стресс и гнев грязного развода. С вашей точки зрения, весь процесс пребывания на постоянном контракте был чем-то вроде кошмарного и гротескного реалити-шоу. За вас проголосовали на острове — вы не смогли поразить постоянно меняющуюся цель, которая является сроком пребывания. Теперь вы хромая утка, и вам приходится тратить большую часть своего свободного времени на поиски следующей работы. Отказ в постоянном контракте может привести к полному перемещению — вы вынуждены не только искать новую работу, но, возможно, также переехать в другое место и искоренить свою семью. После многих месяцев поиска вы можете обнаружить, что рынок академических вакансий настолько ограничен, что невозможно получить другую преподавательскую работу и что вам придется подумать о смене карьеры, несмотря на то, что вы потратили много лет на обучение и подготовка.

В течение нескольких месяцев после отказа в праве на постоянный контракт у вас будет много возможностей подумать о своих ошибках и причинах, по которым вы не сделали сокращение. Очевидно, что с вами что-то серьезно не так, но вы на самом деле не знаете, что это такое. Из-за строгих правил конфиденциальности вы не можете читать или слышать комментарии тех, кто голосовал за или против вас, и вы действительно не имеете ни малейшего представления о том, кем или чем вы занимались. Было ли количество ваших публикаций недостаточно высоким? Было ли ваше исследование в «неправильной» области, которая в настоящее время не пользуется популярностью у вашего отдела? Вы публиковали только в журналах низкого ранга? Было ли слишком много ваших исследований совместным, а не индивидуальным усилием? Вас воспринимали как кого-то, кто был в подчиненных или зависимых отношениях с некоторыми из более старших сотрудников отдела, а не как независимый и уверенный в себе ученый? Вы не достигли достаточно высокого рейтинга в индексах цитирования? Вы потратили слишком много времени на преподавание и недостаточно времени на исследования? Вы не смогли принести достаточно денег для поддержки? Был ли ваш послужной список в университете признан неадекватным — вы работали только в тех комитетах, которые были неважными или несущественными и не служили в тех комитетах, которые считались «важными» по невидимому и неизвестному критерию? Вас поделили пара жалоб студентов или что-то плохое, сказанное о вас в анкете оценки студента? Работали ли против вас комментарии студентов о вас на RateMyProfessors.com? Вы случайно обидели влиятельного старшего преподавателя? Декан или проректор был зол на тебя? Разве вы недостаточно общались с правильными людьми или слишком много общались с неправильными людьми? Внезапно ваши коллеги в отделе начинают относиться к вам как к ходячим мертвецам, как к человеку, который умирает от загадочной и отвратительной смертельной болезни. Когда они встречают вас в коридоре, они стараются избегать вашего взгляда, смотрят вниз на свои ноги и бегают в надежде, что им не придется разговаривать с вами. Неопытные будут избегать вас совсем, чтобы не заразиться той же болезнью, что и вас. Штатный преподавательский состав часто будет расценивать вашу неудачу с чертовым безразличием и иногда будет делать грубые и садистские шутки по поводу вашего положения, поскольку много лет назад он становился измученным и циничным в отношении всего процесса.

Но давайте скажем, что вы сделали это на срок. Что будет дальше? Как только штатный адъюнкт-профессор достиг достаточного уровня преуспевания в своей области, они могут быть повышены до уровня профессора, которого иногда называют просто профессором. Повышение до уровня профессора не является автоматическим, и многие доценты никогда не повышаются до этого звания. Однако повышение в должности до профессора — это не процесс повышения квалификации, и адъюнкт-профессор может оставаться в этом звании бесконечно без увольнения или увольнения.

Как правило, чтобы получить звание профессора в крупном исследовательском университете, вам необходимо занять выдающуюся должность в своей области, возможно, получив национальную или даже международную репутацию. Вы написали десятки публикаций в ведущих рецензируемых научных журналах и, возможно, написали пару книг или монографий, которые достигли национального признания. У вас, несомненно, есть группа аспирантов, работающих под вашим руководством, которые поклоняются почве, по которой вы идете, и которые постоянно создают новые публикации, для которых вы являетесь старшим автором. Вы, вероятно, являетесь главным следователем по нескольким исследовательским грантам, предоставленным внешними финансирующими агентствами, которые предоставляют вашей организации кучу денег в виде накладных расходов. Вас постоянно ищут редакторы престижных журналов в вашей области, чтобы выступать в качестве рецензентов статей, представленных для публикации. Вы, возможно, даже редактор нескольких ключевых научных журналов в своей области. Кроме того, вы, вероятно, взяли на себя руководящую роль в профессиональных организациях в своей области. Всякий раз, когда в вашей области происходит что-то достойное новостей, ведущие телевизионных новостей прокладывают путь к вашей двери, чтобы вы могли разобраться в этом. Вы постоянно перепрыгиваете с одной научной конференции на другую, и вас всегда ищут, чтобы предоставить приглашенные документы. Декан и президент колледжа постоянно ищут вашего совета и согласия практически для каждого важного решения. Может быть, даже комитеты Нобелевской премии начинают обращать на вас внимание.

Должность профессора хорошо оплачивается, а средняя годовая зарплата в университетах, предоставляющих докторскую степень, превышает 100 000 долларов. Если вы являетесь штатным профессором в университете R1, вы достигли статуса, который примерно настолько же близок к абсолютной свободе и независимости, насколько вы легально можете получить в американском обществе. Как полноценный профессор, вы независимый и абсолютный хозяин своей судьбы — каждый день, когда вы приходите в школу, вы решаете, над чем будете работать, а не кто-то другой. У вас нет начальника, никто не может сказать вам, что делать, и вы никому не сообщаете. Да, вы все равно должны появляться и преподавать свои занятия, вы все равно должны посещать все эти скучные и скучные заседания комитета, и вы действительно не хотите, чтобы администрация так разозлилась на вас, что вы не получите повышения зарплаты. Но вы обычно можете выбрать, какие классы вы проводите, если хотите, вы можете избежать всех этих утомительных и утомительных вводных классов и ограничиться преподаванием только тех забавных продвинутых предметов, которые входят в сферу вашей исследовательской деятельности. Поскольку вы достигли вершины своей карьеры и вам больше не нужно беспокоиться о продвижении по службе или о работе, у вас есть полная свобода выбора тем исследований, которые вы хотите решить, и вы можете начать работу над этими далеко идущими и рискованными долгосрочными проектами. что вы всегда хотели преследовать. Вы ограничены только вашим воображением.

Особенно выдающийся профессор может быть назначен их университетом в качестве выдающегося профессора, или может быть назначен на обеспеченный кафедры. Это почетные должности, которые, как правило, зарезервированы для профессоров, которые отличились на национальном или даже на международном уровне, внеся значительный и важный вклад в их области. Надежный стул обычно финансируется за счет инвестиционного дохода от денег, пожертвованных частной корпорацией, самим университетом или даже богатым человеком. Проценты, полученные от основной суммы гранта на пожертвования, используются для финансирования заработной платы председателя, его пособий или для увеличения исследовательских фондов. Название фонда обычно добавляется к званию профессора. Назначение на обеспеченный стул может стать краеугольным камнем в карьере любого профессора.

Отставным профессорам, обладающим особенно высоким рангом и статусом, может быть предоставлено право сохранять какие-либо формальные или неформальные связи со своими университетами или колледжами после выхода на пенсию. Хотя ушедший в отставку профессор больше не имеет каких-либо активных профессиональных обязанностей, он может сохранить за собой право продолжать использовать свое звание, он может сохранить права на библиотеку и парковку, он может работать в определенных комитетах, им может быть предоставлено право иметь доступ к офису, и они могут иметь право посещать все соответствующие социальные функции факультета. Обычно такие отставные профессора называются почетными. В некоторых случаях заслуженный титул присваивается автоматически всем профессорам, которые выходят на пенсию с определенным званием, но в других он присуждается лишь нескольким особенно видным профессорам.

Таким образом, вы обычно можете сказать, имеет ли преподаватель должность по званию, хотя термин «Профессор» может использоваться в качестве вежливого термина адреса для любого преподавателя колледжа или университета, независимо от фактического звания.

Вне постоянного контракта преподавателя

В последние годы произошли серьезные изменения в работе большинства американских колледжей и университетов. Во многих академических учреждениях все больше преподавателей, работающих на полную ставку, заключают соглашения о найме, в соответствии с которыми они работают «вне рамок пребывания». Преподаватели, не относящиеся к сроку пребывания (далее именуемые NTT), получают такое название, потому что независимо от того, как долго они служат или насколько хорошо они работают, они никогда не будут награждены. Хотя они, как правило, работают полный рабочий день и имеют доступ к набору льгот, они, как правило, нанимаются на ежегодных контрактах, которые могут быть возобновлены или нет по усмотрению администрации. Поскольку их контракты подлежат регулярному продлению, их иногда называют условным факультетом. Если наступают тяжелые времена или если денег становится мало, условного преподавателя можно отпустить, просто не продлевая его контракт. Все больше и больше администраций начинают полагаться на контингент преподавателей NTT в качестве способа обучения персонала, не принимая на себя никаких долгосрочных обязательств.

С 1970-х годов доля штатных преподавателей, работающих вне рамок пребывания, постоянно росла. На некоторых факультетах преподаватели NTT фактически превосходят численность преподавателей, занимающих традиционные должности. Национальный центр статистики образования сообщил, что в 2005 году 38,6 процента штатных преподавателей в колледжах и университетах, предоставляющих дипломы в Соединенных Штатах, работали за пределами срока службы. Это примерно на 4 процента больше, чем в 2003 году. Доля профессоров, имеющих право на должность, фактически сократилась быстрее, чем доля тех, кто уже имеет срок пребывания в должности. Кажется, что в тех редких случаях, когда новый преподавательский состав фактически нанят, чаще всего оказывается, что новый наемный работник находится в случайном положении, которое не имеет права на должность. Когда штатный профессор уходит в отставку, уходит или умирает — или когда доценту на рабочем месте отказывают в должности — слишком часто должность не заменяется или, если это так, новая должность не имеет права на должность.

Есть одна большая причина, почему преподаватели NTT становятся все более многочисленными в университетском городке — деньги. Все больше и больше колледжей и университетов сталкиваются с серьезным финансовым кризисом, с сокращением роста государственного финансирования и поддержки, сокращением пожертвований, ростом затрат на проведение научных исследований, неконтролируемым увеличением затрат на медицинские пособия и пенсии, а также необходимостью тратить средства. увеличивающиеся суммы денег на компьютерах и других связанных технологиях, все это вызывает быструю инфляцию в цене обучения студентов. Административные расходы также резко возросли в последние годы из-за требований к тщательному ведению документации, необходимости обрабатывать детали финансовой помощи студентам, необходимости продемонстрировать ответственность перед аккредитующими агентствами, а также необходимости продемонстрировать соответствие множеству навязанных правительством правила и положения. Эти финансовые проблемы только обещают усугубиться в будущем, особенно если число учащихся начинает снижаться. Следовательно, администраторы колледжей и университетов были вынуждены думать и вести себя как типичные руководители корпоративного бизнеса, уделяя особое внимание краткосрочным финансовым проблемам и финансовому балансу следующего квартала.

Эта краткосрочная направленность означает, в частности, что администраторы колледжей и университетов не хотят предлагать любому из своих преподавателей долгосрочные финансовые обязательства, которые потребуются для предоставления права на пребывание на постоянном контракте. Система постоянных контрактов и эксплуатации мешает администрации быстро реагировать на изменение приоритетов. Администраторы часто обнаруживают, что система постоянных контрактов вынуждает их держаться за профессоров в течение долгого времени после того, как они больше не нужны: те, кто давно устарел, те, чьи исследовательские дисциплины больше не жизнеспособны, те, кто больше не может получить грантовую поддержку, или те, кто для которых больше нет студентов по специальности. Присутствие большого количества дорогих штатных преподавателей на факультете затрудняет администрациям, испытывающим нехватку наличных средств, найти деньги для найма новых сотрудников, способных удовлетворить спрос на новые и более современные дисциплины. Наконец, повышающие или понижающие аспекты системы постоянных контрактов в академической сфере и кажущаяся капризность и произвольность всего процесса обеспечивают постоянный риск юридической ответственности администраций. Это связано с тем, что существует растущая опасность того, что преподаватель, отслеживающий срок пребывания в должности, которому отказывают в праве на работу в конце испытательного срока и которого в настоящее время выбрасывают на улицу, разозлится и подаст в суд на школу или университет из-за некоторой предполагаемой нарушения или несправедливость в этом процессе, стоившая им кучу денег в виде судебных издержек.

Большинство администраторов колледжей и университетов горько возмущаются жесткостью, затратами и негибкостью системы постоянных контрактов — поскольку штатные преподаватели имеют практически абсолютную гарантию занятости, администрация не может отменить свою работу, если потребности учреждения меняются, если времена становятся тяжелыми, или если денег становится мало. Когда вы упоминаете «постоянный контракт» при разговоре с администраторами колледжа или университета, то они часто сжимаются и ругаются, как будто вы сказали грязное слово. Мечта текущего администратора — проснуться одним славным утром и обнаружить, что система постоянных контрактов и пользования была чудесным образом уничтожена за одну ночь. Администраторы настоятельно предпочли бы никогда не предлагать права на пребывание на постоянном контракте кому-либо — если бы они могли, они, вероятно, даже хотели бы избавиться от штатного факультета, который у них уже есть, или, по крайней мере, не заменять его, когда они уходят на пенсию, увольняются или умирают. Кроме того, администраторы хотели бы никогда не нанимать кого-либо на должность, где пребывание в должности возможно даже в будущем. Вместо этого они предпочитают нанимать случайных преподавателей, которые не имеют права на пребывание и которые работают по краткосрочным контрактам, поскольку такие преподаватели могут быть легко отпущены, просто не продлевая свои контракты, если наступят тяжелые времена, если студенты начнут исчезать или если финансирование начинает высыхать. Администрации колледжа говорят, что повышенный уровень найма контингента преподавателей дает им большую гибкость для удовлетворения потребностей, так как число учащихся колеблется, когда спрос на определенные специальности растет или уменьшается, или когда грантовая поддержка получена или потеряна. Но настоящая причина в том, чтобы сэкономить деньги.

НТТ на штатных факультетах обычно присваиваются такие звания, как приглашенный профессор, профессор-исследователь, исполняющий обязанности инструктора, исполняющий обязанности профессора, преподаватель-профессор, профессор кафедры консалтинга, профессор-консультант, клинический профессор, лектор, старший преподаватель, инструктор или читатель. Они, как правило, нанимаются с годовыми контрактами, которые могут быть возобновлены или нет, как того требуют экономические условия. Хотя увольнение штатного преподавателя НТТ в течение срока действия контракта требует достаточной причины, после истечения срока действия контракта администрация может принять решение не возобновлять его по какой-либо причине или даже вообще без причины. Таким образом, для штатного преподавателя NTT практически нет долгосрочной гарантии занятости.

Еще одним оправданием увеличения количества сотрудников, занятых на штатном факультете NTT, является стремление к специализации. Идеалом для преподавателя-стажера в исследовательском университете уже давно является идеология преподавателя-ученого, который, как ожидается, будет проводить новаторские исследования и в то же время выполнять полную учебную нагрузку. Напротив, штатные преподаватели НТТ в исследовательском университете, как правило, не ожидают, что они преуспеют в обеих этих ролях, и их обычно нанимают либо для преподавания, либо для проведения исследований, но обычно не для выполнения обеих задач. Следовательно, есть две основные категории штатных преподавателей НТТ — исследовательский факультет и педагогический факультет.

Преподаватели НТТ с полной занятостью, которые нанимаются в основном для проведения исследований, обычно работают в сотрудничестве с другими преподавателями на кафедре, и они несут основную ответственность за финансируемые извне и спонсируемые программы исследований. От них не ожидается, что они будут заниматься преподаванием или обучением в университете. Иногда эти исследовательские факультеты являются полностью независимыми и автономными следователями, работающими над собственными исследовательскими проектами, и, таким образом, их невозможно отличить от штатного преподавателя, за исключением того, что от них не ожидается никакого преподавания. Другие исследовательские факультеты — это не более чем контрактники, которые работают над чужим исследовательским проектом и находятся в подчинении главного исследователя по гранту, который обычно является старшим преподавателем со сроком пребывания в должности. Члены исследовательского факультета очень редко проводят какое-либо обучение, но они часто контролируют студентов и аспирантов, которые участвуют в их исследовательских программах. Их заработная плата в основном или исключительно зависит от грантов и контрактов — они, как говорят, получают «мягкие деньги». Это означает, что если грант иссякает или не продлевается, их работа обычно также исчезает. Такие назначения, как правило, могут продлеваться на неопределенный срок, только при условии постоянного наличия средств. Во многих отношениях исследовательский факультет во многом схож с постдокторантами, работающими в аспирантуре, которые пару лет работают над исследовательской программой старшего преподавателя, прежде чем приобретут достаточный опыт и наберут достаточно публикаций, чтобы они могли попытаться найти где-то работа по найму.

Члены преподавательского состава НТТ, занятые полный рабочий день, с точностью до наоборот — их основная задача — проводить занятия, а не проводить исследования или публиковать статьи. Подавляющее большинство штатных преподавателей НТТ в исследовательских университетах попадают в эту категорию. Их обычно нанимают для преподавания начальных или промежуточных курсов для студентов — курсов, которые большинство преподавателей или преподавателей, занятых в сфере публикаций или гибели, не хотят делать, так как на таких курсах обычно много студентов и привлекать много времени для оценки и подготовки. Поскольку от этих преподавателей не ожидается проведение исследовательской программы или участия в университетской службе, их учебные нагрузки часто значительно выше, чем у их коллег по профессии — иногда нагрузки могут достигать четырех или пяти курсов бакалавриата в семестр. или четверть Многие учебные заведения используют преподавателей NTT для замены старших преподавателей в отпуске или для замены тех, кому было предоставлено время для освобождения от преподавания, чтобы преследовать исследовательские интересы. Преподаватели NTT доминируют в учебной программе для студентов во многих учебных заведениях — в таких школах многие студенты вообще не видят преподавателей, обучающихся по специальности, по крайней мере, на большинстве их вводных курсов.

В колледжах и университетах с медицинскими школами часто работают штатные клинические преподаватели НТТ, которых нанимают, прежде всего, для оказания помощи пациентам и обучения студентов-медиков в клинических условиях. От них, как правило, не ожидают каких-либо исследований или услуг, хотя некоторые действительно делают.

Поскольку штатные преподаватели НТТ, как правило, проводят мало исследований или вообще не проводят исследований, их списки научных публикаций, как правило, гораздо менее впечатляющи, чем списки их коллег по профессии. По этой причине на них обычно смотрят свысока штатный преподавательский состав и преподавательский состав как на низших ученых, определенно ниже в академической пищевой цепи. Поскольку их нанимают в основном для преподавания, штатные преподаватели НТТ часто имеют небольшую институциональную поддержку для профессионального развития, нет доступа к деньгам для участия в конференциях или представления докладов, нет поддержки для членства в профессиональных ассоциациях, нет возможности для творческого отпуска и никакой возможности частичное освобождение от преподавательских обязанностей для достижения исследовательских интересов.

Отношение к штатному преподавательскому составу НТТ широко варьируется от учреждения к учреждению — от действительно паршивых в одних до довольно хороших в других. Несмотря на то, что они часто имеют ту же квалификацию, степени и уровень опыта, что и обычные преподаватели, занимающиеся постоянным обучением, их постоянные преподаватели иногда воспринимаются их учреждениями как не более чем наемная помощь — как правило, академическая свобода практически отсутствует или отсутствует. за условный факультет и отсутствие защиты от увольнения на основании противоречивого обучения или исследований. Штатный преподаватель NTT обычно получает на 20 процентов меньше, чем его коллеги по профессии, но в некоторых исследовательских университетах штатный преподаватель NTT на самом деле получает более высокую заработную плату, чем те, кто работает по контракту. Постоянно работающие преподаватели NTT часто не имеют доступа к регулярному повышению заработной платы, повышению квалификации и бонусам, которые доступны преподавателям, имеющим постоянную должность и стажировку, но в некоторых университетах действует система повышения по службе и повышения заработной платы, которая покрывает их очная кафедра НТТ. Профессорско-преподавательский состав НТТ, занятый полный рабочий день, часто получает более низкие медицинские страховые и пенсионные пособия, чем их коллеги, отслеживающие пребывание в должности / штатные коллеги, но в некоторых учреждениях они имеют доступ к тому же набору медицинских страховок и пенсионных пособий, которые доступны для преподавателей, отслеживающих срок пребывания в должности и штатных сотрудников. Многие академические учреждения заявляют в своих подзаконных актах, что они предлагают своим штатным преподавателям NTT тот же уровень защиты академической свободы, что и их штатным преподавателям и преподавателям.

Доступ штатных преподавателей НТТ к совместному управлению также варьируется от учреждения к учреждению. К сожалению, в некоторых академических учреждениях штатные преподаватели НТТ рассматриваются как академические граждане второго сорта и исключаются из основных течений академической жизни кафедры и из управления кафедры или университета, и они часто испытывают чувство изоляции и отсутствия взаимодействие со своими старшими коллегами по департаменту. Но в других учреждениях штатные преподаватели НТТ часто имеют некоторый уровень участия в институциональном управлении, уровень которого варьируется от одного учреждения к другому. Тем не менее, некоторые из штатных преподавателей могут не захотеть включать в совместное управление штатных преподавателей НТТ, потому что они опасаются, что их условный статус делает их более уязвимыми в их отношениях с администрацией и сделает их более неохотно участвовать в свободном участии. и открыто. Но можно утверждать, что доценты, занимающие должность, вероятно, чувствуют то же самое.

Реальным недостатком того, чтобы быть штатным преподавателем NTT, является, конечно, отсутствие какой-либо долгосрочной гарантии занятости. Каждый год штатный преподаватель НТТ должен испытывать повышенное чувство тревоги, страха и страха по мере приближения даты продления контракта. Они обеспокоены тем, что некоторые администраторы могут использовать самые ненадежные предлоги, чтобы не продлевать свои контракты, и выкинуть их на улицу, чтобы столкнуться с крайне несчастным рынком труда. Чтобы решить некоторые из этих проблем, некоторые академические учреждения предлагают своим постоянным преподавателям полный рабочий день гарантию продолжения работы в будущем после определенного количества лет удовлетворительной работы в учреждении, обычно шести лет. В конце шестого года, если преподавателю предлагается продление контракта еще раз, это означает, что преподаватель имеет разумное ожидание долгосрочной работы в учреждении, если он продолжает удовлетворительно выполнять свои обязанности. Это известно как «правило шести лет», и продление контракта учителя после шести лет работы фактически является фактическим предоставлением права на должность. Понятие де-факто срока службы первоначально было разработано для защиты штатного контингента преподавателей от злоупотреблений и эксплуатации. Идея заключалась в том, чтобы заставить администрацию университета обеспечить долгосрочную гарантию занятости контингенту преподавателей, которые проработали определенное количество лет. Этот фактический процесс пребывания в должности довольно сильно отличается от системы, в которой штатные преподаватели, отслеживающие срок пребывания в должности, получают должность, поскольку формального процесса проверки постоянного контракта не существует, и срок пребывания в должности назначается исключительно в связи с повторным назначением преподавателя на новый срок.

Однако администрации колледжей и университетов настоятельно предпочитают систему, при которой они могут свободно нанимать своих штатных преподавателей НТТ на последовательных однолетних контрактах, когда они могут легко отпустить преподавателей, когда они больше не нужны. Поскольку на текущем рынке труда буквально сотни претендентов на каждую должность преподавателя, работающего полный рабочий день, очень легко найти замену контингенту преподавателей, чей контракт не продлевается. Следовательно, в школах, где применяется «шестилетнее правило», преподавателям, занятым полный рабочий день, очень трудно повторно назначиться на этот критический семилетний срок, что лишает их де-факто срока полномочий и заставляет их вернуться на улица, чтобы столкнуться с совершенно несчастным рынком труда. Администрации колледжей и университетов иногда не знают об этом аспекте шестилетнего правила, и многие штатные преподаватели NTT не знают, что существует высокая вероятность того, что их работа исчезнет после шести лет службы, независимо от того, насколько хорошо они работают.

Некоторые штатные преподаватели NTT считают себя просто находящимися в режиме временного удержания, терпеливо ожидающими того дня, когда в их учебном заведении или в какой-либо другой школе откроется работа по найму. Тем не менее, другие отказались от какой-либо надежды когда-либо получить должность на трек-должности и были в игре так долго, что их работа стала постоянной карьерой на всю жизнь. Некоторые штатные сотрудники сообщают, что они работают на контрактной основе в своих учреждениях более 20 лет. Хотя некоторые работники, работающие полный рабочий день, счастливы, что им удается избежать срока пребывания в должности, другие выражают чувство горечи и эксплуатации.

Ассистентский  Ад

Другая отдельная и совершенно другая категория преподавателей НТТ — это временные преподаватели, работающие неполный рабочий день, иногда называемые адъюнктами. Члены факультета NTT, занятые полный и неполный рабочий день, иногда смешиваются вместе, но обычно это ошибка, поскольку в каждой подгруппе есть совершенно отдельный и отдельный набор проблем, проблем и проблем.

Внештатные преподаватели нанимаются на работу по краткосрочным контрактам на один квартал или один семестр и, как правило, оплачиваются на основе курса. Увеличение числа сотрудников, занятых неполный рабочий день в кампусе, является растущим скандалом в академической среде: лица, работающие неполный рабочий день, имеют небольшую гарантию занятости или не имеют ее вообще, у них, как правило, отсутствует академическая свобода, у них обычно нет доступа к льготам, и они часто подвергаются унизительным и эксплуататорским условия труда. Отчет Национального центра образовательной статистики показал, что из всех преподавателей, работающих в колледжах, предоставляющих федеральную финансовую помощь осенью 2005 года, 46,3% из них занимали неполный рабочий день. Процент, вероятно, сейчас еще выше.

Исторически сложилось так, что адъюнкт-факультеты были профессиональными людьми, работающими на полную ставку, нанятыми местными колледжами и университетами для преподавания специализированных курсов в своей области, курсов, которые обычные преподаватели не могли выполнять. Например, инженер-механик будет нанят, чтобы преподавать курс по инженерному проектированию в местном колледже, юрист будет преподавать курс по закону об авторском праве в художественной школе, или руководитель бизнеса будет преподавать курс по менеджменту в близлежащем местном колледже. Иногда недавно вышедшие на пенсию профессионалы, которые хотят сохранять свою активность и оставаться в курсе, соглашаются проводить курсы, связанные с их профессией, в свободное время, просто для удовольствия. Количество адъюнктов всегда было довольно небольшим, и в большинстве департаментов было только одно или два из них, занятых неполный рабочий день.

Однако сейчас все по-другому. Число адъюнктов, занятых неполный рабочий день, в последние годы быстро увеличилось, и во многих кафедрах сейчас больше адъюнктов, чем штатных преподавателей. Адъюнкты с частичной занятостью, а не преподаватели, работающие полный рабочий день, в настоящее время доминируют в учебной программе студентов во многих учебных заведениях. Адъюнкты больше не ограничиваются в основном преподаванием только пары специализированных курсов в своих областях знаний, теперь они преподают почти весь спектр курсов для бакалавров во многих колледжах и университетах, по крайней мере, на большинстве вводных курсов. Опять же, основной причиной этой тенденции являются деньги — адъюнкты намного дешевле, чем штатные преподаватели, и они обеспечивают дополнительную гибкость для администраций университетов, поскольку они действуют как дополнительные учебные ресурсы, которые можно быстро вызвать или обойтись при необходимости , Неполный рабочий день — это готовый пул трудоспособных работников, которых можно легко устранить, если в них больше нет необходимости, просто не продлевая их контракты или не предлагая им никаких курсов для преподавания.

На нынешнем рынке академических вакансий наблюдается огромное переизбыток только что отчеканенных кандидатов наук, тщетно пытающихся закрепить за собой должность, и таких позиций так мало, что шансы получить такую ​​должность зачастую не намного выше шансов на победу. лотерея PowerBall. Многие новые доктора наук, которые хотят продолжить академическую карьеру, вынуждены соглашаться на дополнительные должности или должности с частичной занятостью просто для того, чтобы оплачивать свои счета, пока они гоняются за этим неуловимым постоянным концертом. Для занятых неполный рабочий день весьма обычно преподавать курсы в двух или даже трех различных учреждениях одновременно, так как только одной вспомогательной должности, вероятно, недостаточно, чтобы оплатить все счета, особенно без льгот. Эти многопозиционные адъюнкты часто называют «автострадами», так как они иногда проводят больше времени в поездках туда и обратно, чем фактически проводят в классе.

Многие дополнения подвергаются экономической эксплуатации и унижают условия труда. Они определенно являются гражданами второго сорта в университетском сообществе — образовательный класс, академический пролетариат. Большинство адъюнктов зарабатывают только половину от того, что преподаватели с полной занятостью или стажировкой делают, чтобы преподавать такое же количество курсов, и обычно это тот случай, когда ставка за адъюнктов одинакова, независимо от уровня их опыта. Поскольку они работают неполный рабочий день, адъюнкты обычно не имеют доступа к предоставляемым работодателем льготам, таким как медицинское страхование, оплачиваемый отпуск по болезни, страхование жизни или пенсионные планы — еще одна веская причина, по которой бюджетные администрации предпочитают нанимать их. а не штатный факультет. Частично занятые лица, как правило, не имеют доступа к защите Закона об отпуске по семейным и медицинским вопросам.

Адъюнкты часто сталкиваются с некоторыми довольно тяжелыми условиями труда. Адъюнктам часто даже не хватает офиса, иначе им, возможно, придется делить служебные помещения со многими другими адъюнктами или со студентами-выпускниками. Из-за этого недостатка офисных помещений, когда студент хочет встретиться со своим инструктором, он должен встретиться в местной кофейне или даже в машине адъюнкта. Адъюнктам часто не хватает места для хранения своих материалов в кампусе, и они должны ежедневно перебирать свои вещи между домами и классными комнатами. У адъюнкт-преподавателей обычно нет телефона или даже почтового ящика, и они часто не имеют доступа к университетским услугам, таким как компьютеры, электронная почта, канцелярские товары или фотокопировальные машины. Адъюнкты часто рассматриваются как невидимые в университетском городке — их часто нет в университетских справочниках, на сайтах кафедр или в каталогах курсов, и их часто не приглашают участвовать в собраниях сотрудников.

Адъюнкты, как правило, не имеют права на исследовательские или командировочные фонды, и, как правило, административная поддержка для повышения квалификации адъюнктов отсутствует. Адъюнкты редко, если вообще когда-либо, получают повышение заработной платы, чтобы вознаградить их за их опыт и профессиональное развитие. Несмотря на то, что их основная задача — преподавать, адъюнкты часто не имеют права на получение университетских наград. Адъюнкты часто не имеют или не имеют академической свободы — вещи, которые штатные преподаватели или преподаватели могут обычно делать с безнаказанностью, такие как преподавание спорных предметов, борьба с изменениями в классе, попытки организовать союзы, выступление против нежелательной политики администрации или даже написание противоречивого мнения статьи в газетах могут привести к тому, что работа адъюнкта исчезнет довольно быстро. Адъюнкт может потерять свои задания по курсу или не продлевать свои контракты по какой-либо причине или даже безо всякой причины. Адъюнкты являются расходным материалом — их можно заменить так же легко, как заменить перегоревшую лампочку.

При приеме на работу адъюнктов формальные обыски или комитеты по поиску отсутствуют, и учреждения не проводят собеседования на крупных конференциях для определения позиции адъюнкта. Рынок адъюнктов находится строго на местном уровне или даже на уровне департаментов, и потребность в адъюнктах обычно определяется на основе каждого семестра. Адъюнкты, как правило, нанимаются в последнюю минуту, часто только за несколько дней или даже часов до того, как классы, которые они должны преподавать, фактически начинаются, что оставляет им практически не время для подготовки. Во время приема на работу адъюнктам обычно дают только самые краткие интервью, и они обычно не имеют возможности встретиться с преподавателями, с которыми они будут работать. Иногда во время собеседования сотрудники отдела кадров нанимающего персонала «дразнят» потенциальные дополнения со смутными намеками о возможном будущем увеличении заработной платы, возможно, когда-нибудь будут доступны пособия или даже возможность того, что их должность в конечном итоге станет постоянной или полной занятостью. Но эти обещания никогда не делаются в письменной форме, и неизменно случается, что они являются поддельными, и деньги и положение никогда не появляются.

Количество курсов, преподаваемых преподавателем, работающим неполный рабочий день, может варьироваться от одного до дневной или даже перегрузочной. Из-за колебания числа студентов и неуверенности в финансировании нет гарантии, что занятия будут доступны неполный рабочий день от одного академического семестра до другого. Так как штатные таймеры обычно имеют приоритет в назначениях курса, адъюнкт может потерять свое назначение курса, если класс полного таймера не заполняется, а полный таймер должен был быть предоставлен классу неполного таймера. Когда денег мало или количество учащихся уменьшается, классы могут быть легко вырваны из адъюнктов и переведены в штатные преподаватели, а курсы с низким уровнем зачисления могут быть легко отменены. Иногда штатным сотрудникам может быть разрешено преподавать перегрузку за дополнительные деньги, и это может привести к тому, что неполный рабочий день потеряет свой класс. Следовательно, график работы преподавателя с частичной занятостью может быть довольно непредсказуемым от одного семестра к другому, и эта неопределенность в сфере занятости может привести к чувству беспокойства и разочарования.

Поскольку наличие курсов часто неясно от одного академического термина к другому, между адъюнктами для этих курсов может быть интенсивное и иногда противное соревнование. Иногда адъюнкты прибегают к грязным уловкам или неэтичному поведению, чтобы «поднять ногу» своих конкурентов для назначения курса на следующий срок. Поскольку обычно существует избыток вспомогательных средств и нехватка доступных курсов, дополнительная игра может стимулировать такого рода гиперконкурентное поведение и может натолкнуть неполный рабочий день друг против друга, создавая среду, в которой должны быть постоянно уязвимые вспомогательные элементы. подозрительны и недоверчивы друг к другу, а также к администрациям, которые их эксплуатируют.

Иногда на неполный рабочий день накладываются «ограничения» рабочей нагрузки, которые ограничивают назначение курсов и, следовательно, платят, создавая экономические трудности, которые вынуждают их искать несколько позиций, становясь «автострадами». Эти ограничения обычно устанавливаются администрацией колледжа, чтобы обойти правила, которые требуют более высокой базовой платы и предоставления таких льгот, как медицинское страхование или доступ к пенсионным планам, тем преподавателям, которые преподают более определенного количества кредитных часов, обычно 12 часов. Иногда в качестве условия, позволяющего превышать пороговое значение, адъюнктам иногда требуется подписать соглашение, притворяющееся, что они преподают только 11 кредитов, тем самым отказывая им в пособиях по медицинскому страхованию.

Пределы рабочей нагрузки, налагаемые на неполный рабочий день, как правило, устанавливались на местном уровне каждым колледжем или университетом, а не на основе какого-либо государственного или федерального закона. Но Закон о доступной помощи изменил все это. ACA делает шаг к официальному определению того, что подразумевается под сотрудником, работающим полный рабочий день, а именно как тот, кто работает 30 часов или более в неделю. Это определение вызвало некоторые непредвиденные последствия. Для того чтобы соответствовать новым государственным нормативам и предоставлять льготы по медицинскому обслуживанию своим 30-часовым работникам, работающим неполный рабочий день, это означало бы значительное увеличение затрат на их пособия. Четкое решение состоит в том, чтобы ограничить количество часов в неделю для всех сотрудников, занятых неполный рабочий день, в 29. В университетах и ​​колледжах эффект всего этого состоит в том, чтобы еще больше сократить количество курсов, которые может преподавать неполный рабочий день, иногда сокращая их до только два каждый семестр или квартал. Это может затруднить адъюнкту достойную жизнь, даже если он преподает в двух или трех разных учебных заведениях.

В настоящее время академический менеджмент становится все более корпоративным, и администраторы все больше внимания уделяют практическим результатам. В такой академической среде студенты все чаще рассматриваются как платящие клиенты — важно не вызывать недовольство клиентов, чтобы количество учащихся оставалось высоким, а деньги на обучение продолжали поступать. Следовательно, оценка курсов для студентов становится все более важной для администраторов университетов в определение успеха или неудачи их курсов и, в частности, в оценке качества и компетентности их преподавателей. Адъюнкты знают, что они особенно уязвимы, когда дело доходит до студенческих оценок — только несколько плохих оценок или даже несколько жалоб студентов к декану могут привести к тому, что их контракты не будут продлены. Поэтому, чтобы избежать плохих оценок, многие помощники испытывают искушение выбрать легкий путь, надувая оценки, давая простые задания и простые экзамены, обучая наименьшему общему знаменателю и не бросая слишком много проблем своим ученикам. Это частая дополнительная дилемма — будьте легким учеником и получайте хорошие отзывы или придерживайтесь высоких стандартов и рискуйте потерять свои будущие назначения курса.

В отличие от штатных преподавателей, адъюнкты обычно не участвуют ни на каком уровне в административном управлении их колледжа или университета, они не входят в комитеты или советы и не имеют права голоса при планировании учебной программы. Это может быть связано либо с тем, что адъюнкты считаются сотрудниками с неполным рабочим днем ​​с более низким статусом, которые умышленно исключены из институционального управления, либо потому, что они настолько заняты манипулированием несколькими концертами, что у них просто нет времени или энергии, чтобы участвовать в работе комитета , В результате адъюнкты часто не имеют или почти не имеют эмоциональных или интеллектуальных вложений в университет или колледж, в котором они преподают, что может привести к ощущению изоляции и отчужденности. Поскольку адъюнкты могут быть уволены (или, точнее, «не обновляется») для создания только малейшие волн, как правило, это ошибка для них, чтобы попробовать и участвовать в спорной научной политике или спорных вопросах, такие как создание новых программ обучения, что делает учебный план изменения или введение новых курсов. Эти проблемы просто съедят ваше время, вы неизменно оскорбите хотя бы часть штатных преподавателей, вы, вероятно, будете противодействовать декану или заведующему кафедрой, и люди будут удивляться вашим мотивам и будут думать, что вы действуете выше вашего станция. Как вечно уязвимый адъюнкт, последнее, что вам нужно, чтобы преподаватели или администраторы с подозрением относились к вам.

Чувство коллегиальности между адъюнктами и преподавателями, занятыми полный рабочий день, почти отсутствует. Часто кажется, что очень немногие штатные работники заинтересованы в том, чтобы узнать какие-либо из адъюнктов, и иногда случается так, что адъюнкты смотрят на преподавателей полного дня как на подчиненных. Похоже, что среди штатных сотрудников исследовательских учреждений преобладает мнение, что адъюнкты — это нечто большее, чем просто проваленные ученые, второсортные ученые, которые были признаны желающими участвовать в игре «опубликовать или погибнуть» — в конце концов, если адъюнкт был чем-то хорошим они, очевидно, получили бы где-нибудь штатную должность. Работающие на постоянной основе в учебных заведениях с интенсивным обучением часто считают, что адъюнкты должны быть низшими преподавателями, поскольку они еще не смогли получить работу на полную ставку. Следовательно, многие преподаватели, работающие полный рабочий день, считают своих коллег-коллег атмосферой снисходительности и скрытого презрения. Несмотря на то, что многие адъюнкты приносят в свой институт важный реальный опыт, они редко имеют возможность поделиться этим опытом с преподавателями, работающими полный рабочий день, и слишком часто случается, что преподаватели, работающие полный рабочий день, на самом деле не интересуются тем, что имеют адъюнкты. сказать. Характер их трудоустройства (многие из них преподают в нескольких разных учебных заведениях, многие из них работают вне кампуса на полную ставку или, как и я, вышли на пенсию), означает, что адъюнкты находятся в кампусе настолько редко, что они не в состоянии сформировать социальное образование. или профессиональные отношения с преподавателями, работающими полный рабочий день — адъюнкты, как правило, невидимы в кампусе, как уборщики, которые убирают в уборных, специалисты по ремонту, которые ремонтируют копировальные аппараты, или уборщики, которые косят газоны.

Хотя многие адъюнкты сообщают о высокой степени удовлетворенности своими отношениями со своими студентами, из-за отсутствия постоянного присутствия в кампусе, а также из-за отсутствия офисов и телефонов, адъюнктам часто не удается встретиться со своими учениками вне класса, чтобы ответить на вопросы. или посоветовать им адекватно. Часто происходит такое быстрое изменение количества адъюнктов, что ученики не могут достаточно долго знакомиться с инструкторами, чтобы они написали рекомендательные письма. Это может привести к тому, что их студенты чувствуют себя обманутыми по сравнению с преподавателями, работающими полный рабочий день. Недавнее общенациональное исследование показало, что половина преподавателей, занятых неполный рабочий день, не работают в рабочее время и не встречаются со студентами за пределами классной комнаты. Но трудно работать в нерабочее время, когда у вас нет офиса.

Недавний опрос показал, что отчисление академическим учреждением значительной части преподавательских обязанностей на неполный рабочий день или на вспомогательный факультет может отрицательно сказаться на результатах учащихся [vi]. Это не обязательно означает, что адъюнкты по своей природе являются более бедными учителями, чем штатные преподаватели, но в этом виновата сама система — часто неадекватная поддержка адъюнктов, отсутствие офисного пространства и доступа к компьютеру, а также ограниченный доступ программам профессионального развития, которые могут улучшить их педагогические навыки. Адъюнкты часто настолько заняты поддержкой нескольких концертов, что фактически находятся в кампусе достаточно долго, чтобы преподавать свои классы, а затем должны немедленно отправиться в другое место. Это означает, что адъюнкты, как правило, практически не контактируют со своими учениками за пределами классной комнаты. Поскольку у них обычно нет офисов, адъюнктам трудно встречаться со своими учениками, даже когда они находятся в кампусе. Многие студенты считают, что такого рода взаимодействие очень важно для их общего образования, и восприятие студентом наличия преподавателя и забота о его благополучии могут сыграть важную роль в их академическом успехе. Адъюнкты часто имеют лишь минимальную эмоциональную или интеллектуальную связь с культурой школы, в которой они преподают, и они с меньшей вероятностью смогут помочь или помочь учащимся, которые сталкиваются с академическими или личными проблемами, а адъюнкты часто не знают ученика Услуги, которые доступны.

Исследование также показало, что учащиеся, которые проводят большую часть своих занятий с преподавателями, работающими неполный рабочий день, обычно имеют меньшую настойчивость — у них больше шансов попасть в академические проблемы, они с большей вероятностью меняют специальности несколько раз и с большей вероятностью бросить школу в целом. Существует особый недостаток в том, что вводные курсы, которые преподают неполный рабочий день, преподаются лучше, если бы эти критические курсы преподавали на постоянной основе или на постоянной основе. Студенты в классах 2-летних общественных колледжей, которые преподаются адъюнктами, реже переводятся в четырехлетние колледжи. Кроме того, во многих академических учреждениях коллеги, занятые полный рабочий день, обычно смотрят на них свысока и, безусловно, находятся в самом низу академического клеветнического ордера, и это чувство со стороны сторонников того, что их коллеги, занятые полный рабочий день, не уважают в аудиторию — адъюнкты обычно вносят меньше академических полномочий в класс, чем преподаватели, работающие полный рабочий день, и если ученики знают, что их класс преподается кем-то, кто считается человеком с низким статусом, это восприятие может иметь отрицательное влияние на студенческий прогресс и успех.

Многие вспомогательные работники ожидают, что, если они выполнят хорошую работу, получат блестящие оценки студенческого курса и выполнят дополнительную работу сверх своих обычных обязанностей, они могут быть в состоянии привлечь достаточно благоприятное внимание со стороны администрации, чтобы их работа была в конечном итоге переходит на постоянную или постоянную должность. Однако такие надежды обычно напрасны. Очень редко, когда должности, занятые неполный рабочий день, переводятся на полный рабочий день, и даже если это так, вспомогательный преподавательский состав, уже занятый в штате, редко получает приоритетное рассмотрение. Как правило, когда позиция без отслеживания пребывания преобразуется в отслеживание пребывания на постоянном контракте или если создается новая постоянная позиция, департамент размещает объявления на национальном уровне, что обычно приводит к потоку сотен резюме от высококвалифицированных кандидатов. В научно-исследовательских институтах у адъюнктов мало возможностей для публикации в рецензируемых журналах, поэтому их списки публикаций, как правило, будут гораздо менее впечатляющими, чем списки недавних докторов наук. Опыт преподавания адъюнкт-преподавателей на самом деле может сработать против них — часто верно, что чем дольше адъюнкт работает временным инструктором, тем дальше они отстанут в игре «издавай или погибай». Если соискатель на работу на полный рабочий день слишком долго был адъюнктом, поисковые комитеты будут просматривать свое резюме и задуматься, что с ними не так. К сожалению, в академии, когда вас заклеймили как неполный рабочий день, вы, вероятно, останетесь им, и слишком часто вы обнаружите, что находитесь в тупике, а не на начальном уровне работы.

Вероятно, следует проводить различие между двумя различными типами факультета с частичной занятостью.

К первой категории преподавателей, занятых неполный рабочий день, относятся сторонние специалисты с обычной «дневной» работой, которые нанимаются для преподавания одного или двух курсов по предметам, связанным с их специальностями, курсами, которыми обычные преподаватели не могут заниматься. У других адъюнктов есть супруги, которые несут большую финансовую нагрузку на семью, включая обеспечение медицинского страхования, и они преподают пару курсов, чтобы заработать немного дополнительного дохода. Кроме того, неполный рабочий день могут быть недавними пенсионерами, которые решили преподавать пару курсов, просто чтобы сохранить свою валюту или просто для удовольствия. Эти люди, вероятно, вообще не заинтересованы в том, чтобы искать какое-либо назначение на постоянную должность преподавателя в школе, где они преподают, у них есть достаточные деньги и выгоды от их обычной работы, от работы их супруга или от их пенсионных планов. и они совершенно счастливы, что работают неполный рабочий день. Они в финансовом отношении достаточно защищены, их не очень волнует их заработок от преподавания, и они, вероятно, не все заинтересованы в получении должности на полный рабочий день.

Вторая категория преподавателей, занятых неполный рабочий день, не столь удовлетворена — это недавние кандидаты наук, которые ищут академическую карьеру и пытаются получить должность преподавателя на постоянной основе, но сталкиваются с крайне несчастным рынком труда и сводятся к тому, чтобы преподавать неполный рабочий день в двух или трех разных учебных заведениях за низкую заработную плату и без каких-либо льгот, просто чтобы держать свои финансовые головы над водой, пока они гонятся за этой неуловимой работой на постоянной основе. Они пытаются зарабатывать на жизнь в качестве вспомогательных инструкторов на ужасном рынке труда и испытывают большие трудности в этом. Некоторые даже настолько экономически неблагополучны, что живут в своих машинах или получают какое-то благосостояние. Эти люди полностью понимают, что они являются сотрудниками с низким статусом в самом низу академического клевета, они чувствуют себя неуважительно, перегружены работой и эксплуатируются, и они определенно не рады тому, что работают неполный рабочий день. Они часто разочаровываются и разочаровываются в выборе профессии, и им интересно, стоит ли им попробовать что-то еще.

Частные школы — места, где  постоянный контракт не существует

В некоторых колледжах и университетах вообще не было системы постоянных контрактов, а некоторые другие, особенно в финансово ограниченных школах, смогли отменить постоянный контракт в своих учреждениях, хотя и после длительной юридической битвы. В этих школах срок службы заменяется последовательностью трудовых договоров, которые могут быть продлены на неопределенное время по усмотрению администрации.

Растущие ряды частных / коммерческих школ (таких как Корпорация управления образованием, Институт DeVry, Образовательные службы ITT или Университет Феникса) обычно вообще не имеют системы по пребыванию на постоянном контракте, и все их преподаватели (оба полный рабочий день и неполный рабочий день) в условных должностях, нанятых по краткосрочным годовым или даже квартальным контрактам.

В отличие от традиционных некоммерческих учебных заведений, частные школы работают как обычные коммерческие корпорации — у них есть советы директоров, у них есть сотрудники компаний, они выпускают предложения акций и имеют листинги на фондовой бирже Уолл-стрит. На руководство постоянно оказывают давление, чтобы поддерживать высокую цену акций и радовать финансовых аналитиков. Это требует максимизации прибыли и увеличения акционерной стоимости за счет агрессивного сокращения затрат и активных маркетинговых стратегий. Некоторые из этих школ, которые когда-то принадлежали местным властям, в настоящее время объединены в крупные общенациональные сети с центральной штаб-квартирой.

Собственные школы обеспечивают значительную конкуренцию традиционным двухлетним общинным колледжам. Частные школы, как правило, предлагают программы бакалавриата и программы, которые в большей степени ориентированы на карьеру и более профессиональны и специфичны для работы, чем те, которые предлагаются традиционными некоммерческими школами. В большинстве из них предусмотрены двухгодичные программы ассоциированных дипломов, но некоторые из них начинают предлагать программы и степени, которые неотличимы от программ, предлагаемых некоммерческими школами, а некоторые в настоящее время даже предлагают степени магистра и доктора наук. Многие из них аккредитованы теми же агентствами, которые занимаются традиционными государственными и некоммерческими школами. Как правило, студенту требуется меньше времени для получения степени в частной школе, чем в четырехлетней некоммерческой школе, и это может стоить дешевле, поскольку частные школы обычно не имеют дорогих функций, таких как спортивные команды, крупные кампусы. исследовательские центры или обширная программа студенческих мероприятий. Студенты, окончившие частные коммерческие школы, предположительно более уверены, что обладают практическими навыками, которые нужны работодателям. Хотя такие школы рекламируются как строго торговые, профессиональные или технические, для того, чтобы удовлетворить правила аккредитующих агентств, большинство из них требуют, чтобы их ученики проходили курсы «общего образования», включая курсы по экономике, математике, физике, химии, политология, социология, история, английский язык и коммуникации. Тем не менее, это постоянная борьба, чтобы убедить ориентированных на карьеру студентов, что такие классы стоят.

Структура управления в таких школах моделируется по корпоративному, нисходящему стилю, подобному тому, который используется в крупных корпорациях, таких как Microsoft, General Motors, Apple, Google, IBM или AT & T. Модель управления в коммерческих школах определенно является корпоративной, а не академической — существует небольшая претензия на общее руководство факультетом, академическая свобода очень мала, и ни один из преподавателей не имеет должности. Вместо этого все преподаватели нанимаются на контрактной основе, и значительная часть преподавателей — иногда большинство — являются внештатными сотрудниками. В частных учреждениях преподаватели часто воспринимаются руководством как не более чем нанятая помощь, как работники по собственному желанию, которых можно отпустить (например, контракты не продлеваются) в момент уведомления без объяснения причин. Хотя преподаватели в частных школах часто имеют право голоса в управлении конкретными курсами и могут часто создавать новые курсы или пересматривать более старые, уровень доступа преподавателей к принятию институциональных решений намного ниже, чем в некоммерческих школах, которые иметь укоренившуюся систему управления факультетом и систему постоянных контрактов. Факультет, как правило, мало или совсем не влияет на такие важные вещи, как академическая политика, стандарты приема на работу, решения о найме, политика аттестации, квалификация студентов, разработка и разработка учебных программ и управление академическими программами. Решения по этим критическим вопросам принимаются высшим руководством корпорации — центральным корпоративным офисом, а не дискуссиями на факультете, и ожидается, что преподавательский состав встанет, отдаст честь и повиноваться, нравится это или нет.

Поскольку многие из этих частных школ имеют многочисленные филиалы в разных частях страны, может быть сильное давление для единообразия учебных программ из одного филиала в другой, и преподаватели часто обязаны преподавать в основном «консервированные» учебные программы, как это диктуется вне штаб-квартиры корпорации тот, который имеет мало места для изменений или инноваций. Часто бывает так, что учебные планы и планы уроков создаются на корпоративном уровне и имеют высокую степень структурированности, и преподавателям не разрешается значительно отклоняться от формулы. В такой среде преподавательская свобода практически отсутствует.

В коммерческих закрытых школах мало или нет акцента на преподавательской стипендии или исследованиях, при этом большая часть усилий направлена ​​на достижение более эффективного обучения. Для многих преподавателей это может быть преимуществом, поскольку им не нужно тратить время на такие стрессовые вопросы, как написание скучных научных работ для ограниченного круга читателей или погоня за грантами на поддержку. Преподаватели в этих школах проходят регулярные проверки успеваемости, а преподаватели, которые плохо учатся в классе, подлежат увольнению по окончании контрактов. Жалобы учеников на плохое обучение, как правило, привлекают гораздо больше внимания администрации, чем в традиционных некоммерческих школах, и если учитель действительно плохой, его можно быстро уволить и заменить новым учителем.

Хотя финансовые и денежные соображения, безусловно, играют определенную роль в традиционных некоммерческих школах, между частной и коммерческой сторонами в собственном учреждении намного больше напряженности. Даже в наиболее авторитетных частных школах существует постоянное взаимодействие между стремлением поддерживать высокие академические стандарты, с одной стороны, и необходимостью поддерживать высокий уровень зачисления в учебные заведения и поддерживать поступление денег на обучение с другой. Существует постоянная напряженность между требованием предлагать общеобразовательные курсы, чтобы аккредитующие агентства были довольны, и желанием предложить большее количество практических курсов, связанных с работой, которые привлекают больше студентов и больше денег за обучение. Преподаватели общеобразовательных школ будут расстроены, когда администрация попытается сократить количество курсов по предметам гуманитарных наук в пользу увеличения числа курсов по более практичным и полезным предметам, связанным с работой. Преподаватели всех кафедр рассердятся, когда администрация начнет допускать в свои классы много неквалифицированных или плохо подготовленных студентов, что усложнит их работу. Кроме того, многие преподаватели будут расстроены, когда увидят компромисс в академических стандартах, чтобы поднять уровень набора. Преподаватели будут раздражены, когда увидят, что им приходится раздувать оценки, чтобы удержать учащихся на более высоком уровне.

Деканы, начальники отделов и менеджеры в коммерческих школах, как правило, очень обеспокоены проблемой истощения учащихся, поскольку это отрицательно сказывается на результатах работы школы. Преподаватели, чьи курсы имеют особенно высокий уровень отсева, часто получают нежелательное внимание со стороны деканов, и, если показатель отстранения студентов от занятий определенного профессора остается неизменно высоким, это может стать причиной прекращения обучения. Следовательно, преподаватели вынуждены ослаблять аттестацию, чтобы поддерживать низкий уровень отсева, чтобы они могли избежать потенциальных проблем. Чтобы не допустить отсева учащихся, администрация иногда оказывает давление на преподавателей, чтобы они предприняли крайние меры по увеличению показателей удержания студентов, например, попросили их связаться с неэффективными студентами дома или вне кампуса.

Собственные образовательные учреждения в последнее время стали довольно противоречивыми. В 2010 году администрация Обамы предложила нечто, известное как правило «оплачиваемой работы». Основная цель этого правила заключается в обеспечении того, чтобы профессиональные колледжи и учебные программы успешно готовили своих студентов к высокооплачиваемой работе после их окончания, якобы для обеспечения погашения студенческих займов. Согласно правилу, Министерство образования США будет пытаться измерить взаимосвязь между задолженностью, которую несут студенты, и доходом, который они получают после завершения программы. Если в рамках программы выпускники получают слишком большое количество студентов с чрезмерно высоким отношением долга к доходу, программа может не иметь права участвовать в федеральном финансировании студентов в соответствии с Разделом IV. Кроме того, если слишком многие выпускники школ не выполняют своих студенческих ссуд по умолчанию, их программы могут также потерять доступ к федеральному финансированию раздела IV.

Предлагаемые правила трудоустройства, приносящие доход, стали довольно политически противоречивыми, и многие коммерческие колледжи утверждают, что они несправедливо нацелены на них, поскольку некоммерческие колледжи и университеты практически не защищены от такого контроля. Коммерческие колледжи обслуживают множество студентов с низкими доходами и представителей меньшинств, и их лоббисты утверждают, что почти половина студентов коммерческих колледжей может потерять доступ к федеральной финансовой помощи в соответствии с предлагаемыми руководящими принципами. Если так много их учеников потеряют доступ к федеральной финансовой помощи, многие частные школы могут быть вынуждены закрыть свои двери.

Первоначально предложенное правило оплачиваемой занятости было отклонено федеральным окружным судом в июне 2012 года после того, как лоббисты за коммерческую индустрию образования подали в суд. Один из критериев определения того, утратит ли программа право на федеральную помощь студентам, основывался на том, насколько хорошо студенты программы погасили свои кредиты, и суд пришел к выводу, что эти критерии погашения кредита были установлены слишком «произвольно и капризно».

Новое предлагаемое правило было выпущено в августе 2013 года, и в нем отсутствовал показатель погашения кредита, и вместо этого он был сосредоточен только на том, выпускает ли программа много студентов с высоким уровнем задолженности по сравнению с их доходами. Коммерческая индустрия и ее лоббисты пытались заблокировать эти правила еще более серьезными правовыми проблемами, но администрация Обамы смогла отбить эти проблемы, и 1 июля 2015 года правила трудоустройства с выгодой для себя фактически вступили в силу. В ответ на эти правила некоторые коммерческие учреждения пытались навести порядок в своих действиях, увеличив свои расходы на стипендии и отказавшись от дорогостоящих программ с плохими результатами. Но неясно, утратят ли какие-либо коммерческие учреждения право на федеральную помощь, поскольку санкции не должны были действовать до тех пор, пока не закончится срок полномочий президента Обамы. Администрация Трампа должна решить, применять ли эти правила или отказаться от них. Изначально создается впечатление, что администрация Трампа будет гораздо более благоприятной для коммерческих учебных заведений и ослабит правила или, возможно, полностью их устранит.

Исторически частные учебные заведения имели плохую репутацию. Основная жалоба, направленная против таких школ, заключается в том, что они функционируют как предприятия, которые выделяют прибыль за счет обучения. Были некоторые скандалы с высокой видимостью, в которых неаккредитованные частные школы работали всего лишь как дипломированные заводы, продавая поддельные дипломы и фальшивые сертификаты, такие как фаст-фуд, не требуя ни обучения, ни заданий, ни работы в классе, ни экзаменов. Некоторые из наиболее нестабильных частных школ столкнулись с финансовыми трудностями и потеряли сознание, оставив своих учеников в плохом настроении. В конце 1960-х и 70-х законодатели потратили много времени на расследование обвинений в фискальных нарушениях в коммерческих школах, обычно вовлекая махинации с финансовой помощью учеников. Было обнаружено, что в нескольких школах завышено количество учащихся-призраков или они не сообщили о тех учениках, которые бросили школу или вышли из нее, чтобы получить деньги на финансовую помощь. Некоторые частные школы ненадлежащим образом оказывают давление на своих приемных и набирающих сотрудников для достижения нереалистичных целей зачисления, иногда прибегая к дисциплине или даже увольнению, если цифры не соблюдаются. В то же время было обнаружено, что другие частные школы привлекали учащихся к программам, которые впоследствии были отменены, или создавали программы, в которых предлагались ученые степени и дипломы за очень небольшую необходимую курсовую работу. Было установлено, что другие принимали неквалифицированных или плохо квалифицированных студентов для достижения целей роста. Некоторые даже собрали бездомных, собрали помощь студентов и предложили им бесполезные курсы. Было обнаружено, что некоторые частные школы предъявляют завышенные или преувеличенные заявления об их способности трудоустраивать выпускников. Было установлено, что некоторые частные учреждения наняли некомпетентных или неквалифицированных преподавателей. Многие из этих частных школ имеют высокий уровень дефолта по студенческим кредитам, что несколько выше, чем у некоммерческих учреждений.

Но все постепенно улучшается. Более жесткие правила и повышенное внимание к удовлетворению учащихся со стороны федеральных и государственных учреждений исправляют некоторые из наиболее вопиющих злоупотреблений в частных школах и уменьшают количество жалоб на эти учреждения. Департамент образования США особенно обеспокоен тем, что учреждения имеют высокие ставки по умолчанию по студенческим кредитам, и в настоящее время настаивает на академической аккредитации коммерческих учреждений до предоставления помощи студентам. Некоторые из более сомнительных практик частных учреждений контролируются государственными органами, отвечающими за защиту потребителей, а также государственными комиссиями по высшему образованию. Аккредитационные агентства бдительно следят за тем, чтобы академические стандарты оставались высокими, чтобы преподаватели в штате были квалифицированными и чтобы студенты не оставались безнаказанными. Многие из этих учреждений также уделяют большое внимание защите своей неприкосновенности и стараются избегать некоторых из более недобросовестных практик, которые в прошлом приводили к тому, что частное образование приобрело дурную славу.

Обучение онлайн и дистанционное обучение

Потребность в традиционных преподавателях также находится под угрозой из-за роста онлайн или дистанционного обучения (например, предоставляемого Университетом Феникса), в котором традиционное преподавание в старших классах преподавателей в классных комнатах заменяется веб-сайтами, т.е. -почта и батарея факультетских преподавателей и преподавателей. Студентов онлайн обучают удаленно расположенные преподаватели, лекции распространяются среди студентов в форме электронных документов, а вопросы для обсуждения на основе лекций размещаются на веб-сайте. Обсуждения в классе проходят с использованием электронной почты и программного обеспечения для совместной работы в группах, а задания передаются через Интернет.

Дистанционное обучение впервые появилось в XIX веке в форме заочных курсов, на которых студент общался с инструктором по почте США. Позже, курсы стали предлагаться по радио и телевидению. С появлением компьютера и Интернета возможности для дистанционного обучения значительно расширились.

Существует несколько различных видов дистанционного обучения онлайн. Некоторые из них строго онлайн, в то время как другие используют смешанный подход, который сочетает онлайн-участие с обычным классом.

Одна из последних версий — это версия Massive Open Online Course (сокращенно MOOC). МООC направлены на неограниченное участие студентов и открытый доступ через Интернет. Студенческий доступ бесплатный, а на курсах предлагаются записанные на видео лекции суперзвезд факультета. Эти лекции дополнены чтениями и домашними заданиями. Кроме того, MOOC иногда предоставляют онлайновые форумы пользователей, которые предлагают интерактивную среду для студентов, преподавателей и ассистентов преподавателей. В принципе, несколько тысяч студентов могли одновременно участвовать в одном МООC. Появилось несколько американских поставщиков MOOC, в том числе Udacity, Coursera и edX. Некоторые ведущие школы, такие как Стэнфордский университет, Калифорнийский университет в Беркли и Массачусетский технологический институт, начали предлагать курсы MOOC.

Другая недавняя версия — это так называемая «перевернутая» классная комната. В типичном классе колледжа студенты посещают лекции преподавателя, а затем выполняют домашние задания вне класса или дома. В «перевернутом» классе ситуация совершенно противоположная — студенты смотрят видеозаписи лекций онлайн дома, а затем выполняют домашние задания в классе под присмотром преподавателя или ассистента преподавателя, который может ответить на их вопросы. вопросы. Этот смешанный подход предположительно помогает студентам, которые испытывают трудности в понимании материала.

Онлайновое образование предназначено для более зрелых студентов, тех, кто работает полный рабочий день и выполняет семейные обязанности. Он может понравиться людям с ограниченными физическими возможностями (зрение, слух, мобильность и т. Д.), Тем, кто испытывает трудности в обычном классе. Это также понравится людям, живущим в сельской местности, где поблизости нет школ. Онлайновое обучение может также привлекать мужчин и женщин, служащих в вооруженных силах, которые развернуты, но имеют доступ к интернет-услугам. Дистанционное обучение в режиме онлайн позволяет учащемуся учиться в своем темпе, в условиях, когда они не ограничены ни временем, ни пространством, поскольку они могут читать и учиться в любое время и в любом месте. Электронные занятия являются асинхронными, что позволяет учащимся участвовать и выполнять курсовую работу в соответствии с их ежедневным расписанием.

Онлайновое образование также привлекает администраций колледжей и университетов, которые заботятся о затратах, потому что оно преодолевает ограничения физической инфраструктуры: онлайновым студентам не нужны дорогие классные комнаты, общие комнаты или парковочные места. Это позволяет школам увеличивать количество учащихся без строительства большого количества дорогих новых структур. Онлайновое образование также привлекает администрацию из-за обещания резко снизить затраты на рабочую силу — многие онлайновые образовательные программы в значительной степени полагаются на то, что преподаватели, работающие неполный рабочий день, работают с персоналом и управляют своими классами. Поскольку адъюнкты имеют низкую зарплату и не получают никаких пособий, они стоят намного меньше, чем штатные преподаватели.

Но онлайн-образование не для всех — некоторым учащимся требуется более структурированный опыт, и им нужен личный инструктор, чтобы вести их за руку. Чтобы учащийся был успешным на онлайн-курсах, он должен быть более терпимым к неоднозначности, быть автономным и быть гибким. Они должны быть более сфокусированы, лучше управлять своим временем и должны быть в состоянии работать самостоятельно. Иногда онлайн-студенту трудно войти в контакт или поговорить со своим учителем, что может быть очень неприятно, если им трудно понять материал. Онлайн-курсы обычно требуют от ученика гораздо большей самодисциплины и мотивации, чем обычные очные курсы. Многие онлайн-студенты полагают, что если им не нужно посещать регулярные занятия, это означает, что у них есть полная свобода делать все, что им угодно и безрассудно, только для того, чтобы быстро обнаружить, что у класса действительно есть определенный, установленный график работы. все еще нужно сделать в установленные сроки. Такие ученики быстро обнаруживают, что они не могут успевать за выполнением заданий и работой — во многих онлайн-классах отсев может быть довольно высоким, поскольку плохо мотивированные или откладывающие ученики быстро попадают в академические проблемы и быстро терпят крах и сгорают.

Одна из радостей обучения может заключаться в сотрудничестве и связях между сверстниками, а также между студентами и преподавателями — социальные компоненты образования, такие как обсуждение в классе и персонализированное взаимодействие, могут быть труднодостижимы в чисто онлайновой учебной программе. Некоторым людям необходимо взаимодействие с другими студентами, чего часто не хватает в онлайн-среде. Участие в процессе совместного обучения может быть важной частью образования, а когда этого не хватает, участие становится низким, а диалог отсутствует. В онлайновой среде гораздо труднее добиться сотрудничества и участия сверстников, и существует большая опасность того, что учащиеся могут изолировать себя или отчуждаться от других.

Хотя все больше и больше работодателей начинают признавать действительность онлайн-курсов, некоторые из них с подозрением относятся к тому, кто получил свой диплом исключительно через Интернет, не признавая, что между онлайн-курсами, предлагаемыми законными академическими учреждениями, и теми, кто их обучает, есть важное различие. предлагаемые ночными неаккредитованными нарядами, которые представляют собой нечто большее, чем просто «дипломированные заводы».

Онлайн обучение не для всех преподавателей. Преподавание онлайн-класса является особой проблемой — не все преподаватели могут легко адаптироваться к особым потребностям и требованиям онлайн-обучения. Если преподаватель полагает, что обучение онлайн-курсу будет простым и легким, он совершит большую ошибку. Они, вероятно, в конечном итоге сделают плохую работу всего этого — курс станет шуткой, с невероятно упрощенным материалом и тривиальными викторинами, и студенты будут учиться очень мало, конечно гораздо меньше, чем если бы преподавали курс обычный класс. Еще хуже то, что материал плохо организованного и разработанного онлайн-курса может стать совершенно непонятным для студентов, отгоняя их в массовом порядке. Разработка эффективной программы онлайн-курса и плана урока может быть довольно сложной задачей: для этого требуются опыт в создании уроков, основанных на Интернете, умение адаптировать фактический материал для веб-презентации, а также навыки создания адекватных и эффективных тесты и экзамены. Особое внимание необходимо уделить тому, как отображаются онлайн-курсы — важно, чтобы онлайн-материалы были «удобными для пользователя», чтобы их можно было легко искать и легко перемещать. Чтобы настроить и поддерживать онлайн-курс, преподаватель должен уметь владеть веб-инструментами, такими как Microsoft FrontPage или Adobe Dreamweaver, и, возможно, даже должен знать, как программировать на HTML, или, по крайней мере, уметь кого-то найти. еще сделать всю эту работу за них.

Одним из преимуществ онлайн-образования является то, что преподаватели могут работать дома по собственному графику, им не нужно посещать обычные занятия, и им не нужно работать в обычное рабочее время. Тем не менее, преподаватели сообщают, что одной из радостей их работы является личное общение со студентами, проведение рабочего дня и консультирование — все это теряется, когда общение со студентами осуществляется исключительно по электронной почте. В онлайновой обстановке часто бывает сложнее определить, когда происходят плагиат и мошенничество, ситуации, в которых другие пишут формальные документы учащегося и выполняют свою домашнюю еженедельную работу. Во время онлайн-дискуссий и взаимодействий может быть проблемой грубость студентов, особенно когда студенты считают, что их онлайн-взаимодействие является анонимным.

Онлайн-образование не обязательно является легкой поездкой для администраций колледжей и университетов. Слишком часто администрация, заботящаяся о затратах, полагает, что дистанционное обучение в режиме онлайн будет своего рода серебряной пулей, «дойной коровой» или «решением для экономии труда», которое каким-то образом волшебным образом увеличит число учащихся, в то же время резко сократит расходы. Они не признают, что существуют скрытые расходы, которые могут на самом деле сделать онлайн-образование более дорогим, чем обычное очное обучение в классе. Это, безусловно, правда, что обычные классные классные комнаты больше не нужны, но для того, чтобы сделать онлайн-образование успешным, требуется надлежащая поддержка и надлежащая поддержка может быть дорогой. Онлайн-курсы могут быть дорогими в создании и даже более дорогими в обслуживании, особенно если учесть стоимость компьютерного оборудования и технической поддержки. Стоимость обучения инструкторов и преподавателей в тонкостях онлайн-курса обучения и управления также должны быть учтены. Дистанционное обучение может поставить колледжи и университеты в зависимость от монопольных компаний-разработчиков программного обеспечения, которые взимают астрономические сборы за использование своих пакетов управления курсами и регулярно полностью пересматривают или пересматривают свои программы в любой момент и вынуждают их переходить, отказываясь от поддержки «наследства». Версии. Это означает, что обслуживание онлайн-курса может быть довольно дорогим, особенно когда необходимо постоянно перерабатывать и модифицировать уроки, чтобы идти в ногу с изменяющейся программной средой. Когда такие вещи принимаются во внимание, обещанная экономия средств онлайн-образования может быстро исчезнуть.

Несмотря на то, что многие администраторы колледжей и университетов буквально слюнотечны от перспективы экономии средств, которую обещают обеспечить онлайновые программы, другие администраторы не в восторге. Иногда они рассматривают дистанционные программы как второсортное дополнение к своим обычным программам и оказывают лишь ограниченную или неохотную поддержку онлайн-образованию. Иногда администраторы не могут поддерживать свои образовательные онлайн-программы адекватным персоналом, адекватными технологиями и разумным бюджетом, и такое пренебрежение может быстро сказаться на преподавателях и учениках, создавая атмосферу разочарования и разочарования. Кроме того, многие академические отделы предоставляют только поверхностное или неохотное сотрудничество для адаптации своих учебных программ и инструкций в соответствии с потребностями и требованиями онлайн-образования. Следовательно, преподаватели, участвующие в онлайн-образовании, часто считают, что они являются гражданами второго сорта в академическом порядке.

Качество обучения онлайн-программ дистанционного обучения может стать проблемой — если онлайн-программы не создаются и не поддерживаются с большой осторожностью, они могут быстро стать второсортными. Интернет образовательные программы необходимо постоянное увеличение числа учащихся в целях максимизации прибыли, и там было несколько жалоб о трудно-продажи тактики, вводящей в заблуждение маркетинговой практики, распространенной искажением, ложные гарантии, и рекрутинга неквалифицированных студентов. Были жалобы студентов на некомпетентных или невнимательных инструкторов, и показатели окончания онлайн-программ, как правило, довольно низки. К сожалению, существует множество недобросовестных, мошеннических и неаккредитованных онлайн-учебных заведений, и студент должен быть осторожным и тщательно расследовать его, прежде чем записаться на онлайн-курс.

У MOOC есть особый набор проблем. Поскольку доступ студентов к MOOC является бесплатным, как колледж или университет могут получать плату за обучение или предлагать кредит колледжа для MOOC? Как колледж или университет могут конкурировать с бесплатным? Как работает оценка результатов? Особое внимание должно быть уделено защите и мошенничеству. Процент завершения в MOOC может быть довольно низким, с большим количеством студентов, начинающих, но очень немногие из них фактически заканчивают. MOOC подвергались критике за то, что они не являются надежным средством предоставления полномочий, что они не являются жизнеспособной заменой программы получения степени на уровне колледжа. Поскольку МООC индивидуально предоставляются внешними коммерческими корпорациями, существует опасность того, что финансовые стимулы могут подавлять строго академические интересы. Существуют опасения, что отдельные предложения MOOC могут быть недостаточно высокого качества и что они могут не соответствовать сильной и последовательной академической программе. MOOC могут не очень хорошо вписаться в колледж, который предлагает своим ученикам семинарские классы и персональную обратную связь. Другая проблема заключается в том, что MOOC могут стремиться продвигать «звездную систему» ​​среди профессорско-преподавательского состава, поскольку лишь несколько суперзвезд факультета в академическом институте высшего уровня, таких как Гарвард и Принстон, могут вытеснить и в конечном итоге заменить многих преподавателей с меньшими способностями. которые преподают в учреждениях более низкого уровня. На самом деле, может быть, нет никаких причин, по которым суперзвезда факультета MOOC вообще жива — я могу представить себе курс по физике MOOC, составленный на основе записанных лекций покойного Ричарда Фейнмана.

Некоторые проблемы с онлайн-образованием носят технический характер. Поскольку курсы основаны на компьютерах, могут возникнуть проблемы с медленными серверами, сбоями программного обеспечения, потерянными файлами или перегрузками и резервными копиями электронной почты. В обычном классе, если во время лекции перегорает оверхед, обычно можно быстро найти альтернативу, но для онлайн-класса, если имеется аппаратная неисправность или возникает проблема с программным обеспечением, весь класс часто закрывают до Проблема решена. Иногда пакет программного обеспечения для управления онлайн-курсами, который используется в университете, был разработан для работы с ПК и часто замедляется или даже блокируется, когда пользователь Macintosh или Linux пытается выйти в Интернет. Программное обеспечение для онлайн-управления курсами часто оптимизировано для широкополосного доступа — услуги, которой многие студенты не имеют дома, что делает его неудобным для пользователей удаленного доступа в Интернет, когда они пытаются загрузить тесты, просмотреть видео, прослушать аудиоматериал, или участвовать в онлайн-дискуссиях.

Многие программы дистанционного обучения в значительной степени опираются на факультет, работающий неполный рабочий день, для обучения и поддержки онлайн-классов. Эти неполный рабочий день плохо оплачиваются и не получают никаких льгот. Следовательно, многие онлайновые образовательные системы имеют потенциал для создания довольно эксплуатирующей рабочей среды для своих инструкторов, иногда создавая нечто большее, чем «электронная потогонная мастерская», где инструкторы постоянно наблюдаются, рассчитываются и контролируются администраторами и ругаются или даже прекращается, если они не соблюдают искусственно наложенные сроки на такие вещи, как своевременный ответ на электронные письма учеников, сдача экзаменов или возврат документов. Онлайн-инструкторы могут стремиться к изоляции и деморализации, быстро осознавая, что их эксплуатируют, им недоплачивают и переутомляют, и такое отношение едва ли способствует хорошему обучению или эффективной учебной среде. Слишком часто преподаватели попадают на онлайн-курсы практически без обучения или подготовки по методикам и особенностям онлайн-образования, что приводит к плохому опыту как для студентов, так и для преподавателей. Суета, беспокойство и разочарование, испытываемые перегруженными, недоплачиваемыми преподавателями онлайн, часто приводят к высокой текучести преподавателей, а качество обучения может быть довольно неоднозначным.

Многие онлайн-инструкторы сообщают, что, хотя формальных занятий или лекций нет, они проводят гораздо больше времени в оценках, электронной почте и исправлении работы, чем в обычных очных уроках. Кроме того, онлайн-инструктор должен уметь справляться со сложностями постоянно меняющейся системы программного обеспечения для управления курсами в Интернете, и им часто приходится часами часами разговаривать по телефону с техподдержкой, чтобы разобраться в проблемах и проблемах. Поскольку взаимодействие со студентами основано на веб- и электронной почте, это означает, что онлайн-инструктор потенциально доступен студентам в любое время — 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, что может быстро потреблять время и энергию преподавателя, что значительно больше, чем обычный очный курс. Онлайн-инструктор должен довольно рано узнать, как установить разумные ограничения на их доступность, чтобы они не были истощены.

Многие онлайн-инструкторы сообщают, что они очень мало контролируют содержание уроков, которые они преподают. Онлайн-занятия часто в значительной степени зависят от стандартизированных материалов курса, предоставляемых сторонним продавцом, что означает, что преподаватели онлайн имеют очень небольшую академическую свободу и обычно обязаны преподавать в основном «консервативную» программу курса, разработанную и созданную другими. Критики утверждают, что это разделение труда привело к размыванию академической свободы, а также к непрофессионализации и отстранению академиков, участвующих в онлайн-образовании, что привело их к статусу исполнителей, которые просто читают произведения другие своим ученикам.

Даже когда преподаватели могут создавать и поддерживать свои собственные онлайн-материалы курса, может возникнуть другая проблема. Материалы курса, созданные онлайн-инструкторами, часто рассматриваются как «работающие по найму», что означает, что онлайн-инструкторы теряют свои права на интеллектуальную собственность, когда они используют свои материалы курса онлайн — они обязаны уступить права на свои материалы продавца или в университет, что позволяет их работодателю продавать онлайн-материалы другим или нанимать неполный рабочий день, чтобы доставить материал за значительно меньшие деньги. Будущий онлайн-инструктор должен очень внимательно прочитать свой контракт перед подписанием — если где-то там появляется фраза «работает по найму», это автоматический красный флажок.

Несмотря на то, что онлайновое образование в значительной степени зависит от вспомогательных программ, занятых неполный рабочий день, штатные преподаватели, постоянно обучающиеся на постоянной основе, часто проводят онлайн-курсы. Тем не менее, весь процесс пребывания на постоянном контракте и продвижения по службе часто не в полной мере признает ценность отличного обучения вне кампуса, особенно если оно отнимает ценное время у преподавателей, а преподаватели, участвующие в онлайн-образовании и работающие в основном дома, часто становятся невидимыми для своих сотрудников. администрации, что делает их особенно трудными для получения срока пребывания в должности или получить повышение по службе. Как однажды сказал мой бывший начальник, последнее, что вы хотите, — это быть невидимым во время обзора производительности.

Многие традиционные преподаватели рассматривают дистанционное обучение в Интернете как серьезную угрозу, иногда обвиняя онлайн-образование как не что иное, как заговор со стороны администрации колледжа, направленный на то, чтобы ликвидировать работу преподавателей и отменить срок пребывания в должности. Они опасаются, что у администраторов колледжей и университетов по подсчету бобов есть злые намерения, что эти администраторы действительно хотели бы уволить всех своих преподавателей, закрыть все свои физические возможности и заменить все свои классы полностью онлайновой учебной программой, преподаваемой низкооплачиваемыми и переутомленный неполный рабочий день. В определенной степени этот страх не является полностью неоправданным, поскольку большинство онлайн-курсов действительно преподаются низкооплачиваемыми неполный рабочий день, которые часто деморализованы, разочарованы и плохо мотивированы. Преподаватели, вовлеченные в онлайн-обучение, как правило, становятся невидимыми и легко заменяемыми винтиками в учебной машине. Но эта эксплуатация дополнений не свойственна онлайн-образованию; это характерно для высшего образования в целом.

Была выражена обеспокоенность по поводу того, что широкое распространение онлайн-образования может привести к созданию системы высшего образования двойного класса, в которой только хорошо финансируемые элитные колледжи и университеты высшего уровня смогут предложить своим привилегированным студентам реальную жизнь. Профессор в реальном кирпичном классе. Учащиеся с более низкими средствами в частных и государственных учреждениях более низкого и более низкого уровня будут приговорены к тому, чтобы сидеть перед терминалами и смотреть кучу видеозаписей лекций. Если у них возникнут трудности с пониманием материала, они смогут взаимодействовать только с частично занятым инструктором низкого ранга, который был переведен в статус прославленного ассистента преподавателя.

Поскольку онлайн-обучение основано на Интернете и требует меньше «кирпичиков и минометов», оно легко «взаимозаменяемо»; то есть его можно легко перенести в места, где затраты на рабочую силу ниже и где меньше защиты от дискриминации или эксплуатации в сфере занятости. Преподаватели онлайн живут в постоянном страхе, что их рабочие места могут быть легко переданы за границу в такие страны, как Индия или Китай, где много образованных людей и где заработная плата — лишь малая часть того, что они здесь, в США.

Проверки после получения постоянного контракта

Некоторые государственные университеты (и некоторые частные) также внедрили противоречивую практику проверки после пребывания в должности, когда штатные преподаватели регулярно проходят обширные обзоры своих исследований, преподавания и обслуживания — обычно раз в три-семь лет. — в дополнение к ежегодным оценкам заслуг. Оценка после пребывания в должности может проводиться администраторами, коллегами по факультетам или их комбинацией. Некоторые университеты подвергают весь свой штат преподавателей этим периодическим проверкам после пребывания в должности, но другие используют «инициированную» систему, в которой только те преподаватели, которые получают определенное количество некачественных ежегодных проверок, подлежат проверке после пребывания в должности.

Целью проверки после пребывания в должности является выявление неэффективно работающих штатных преподавателей — профессор, который, как выясняется, желает пройти проверку после пребывания в должности, обычно должен составить план корректирующего развития или улучшения. Те, кто не показывают улучшения после определенного периода времени, могут быть вынуждены уйти или принять досрочную пенсию.

Сторонники процесса проверки после пребывания в должности утверждают, что он обеспечивает структурированную систему подотчетности — это эффективный способ иметь дело со штатными преподавателями, которые превратились в мертвую древесину, и это единственное, что позволяет поддерживать систему постоянных контрактов и пользования в все в лице влиятельных законодателей, администраторов и попечителей, которые выступают против всей концепции постоянных контрактов. Для многих администраторов проверка после пребывания в должности является эффективным мечом, который можно держать над головой штатного преподавателя, который, вероятно, в противном случае испытал бы искушение уйти в отставку на работе. Если все сделано правильно, проверка после пребывания в должности может помочь руководству факультета планировать свою карьеру, улучшить преподавание и повысить уровень своих исследований.

Критики процесса проверки после пребывания в должности утверждают, что это по сути карательная система, которая плохо сказывается на моральном духе преподавателей. Многие штатные профессора считают эти периодические обзоры очень опасными — они чувствуют, что они делают не больше, чем просто подвергают их целенаправленной проверке со стороны администрации, которая может использовать самые незначительные оправдания, чтобы обозначить их как плохих исполнителей и подвергнуть риску свою работу. Многие штатные профессора опасаются, что существует большой потенциал для административного злоупотребления процессом проверки после пребывания в должности, поскольку отрицательный отзыв после пребывания в должности незаконно используется просто как инструмент сокращения штатного преподавателя в попытке снизить затраты. Многие штатные преподаватели недовольны дополнительным временем, усилиями и документами, налагаемыми системой, предназначенной, прежде всего, для отсеивания неэффективных работников. Процесс проверки после пребывания в должности может подорвать коллегиальность и может способствовать соперничеству и конкуренции в рядах штатных преподавателей. Некоторые говорят, что угроза предстоящей проверки после пребывания в должности может оказать сдерживающее влияние на решение штатного преподавателя о том, какие исследовательские проекты следует проводить, — это поощряет краткосрочную исследовательскую стратегию, когда профессора выбрасывают целую кучу «быстрых» публикации только для того, чтобы уберечь их от опасности.

Другие считают, что процесс проверки после пребывания в должности незаконно заменяет традиционный способ дисциплинарного воздействия на преподавателей, поскольку он уменьшает обязанность руководства доказывать «справедливую причину» в принятии неблагоприятных мер против преподавателя. Для многих процесс проверки после пребывания в должности фактически является не чем иным, как процессом фактического повторного пребывания в должности или удаления прав пребывания на постоянном контракте. В такой системе концепции постоянного контракта и академической свободы становятся бессмысленными, если преподавательский состав подвергается процессу повторного пребывания в должности каждые несколько лет в соответствии с неуклонно растущими стандартами и с перспективой дисциплины и отстранения от должности. Трудно сохранить постоянный контракт, если вам приходится повторно подавать заявку на нее каждые несколько лет.

Преподавательский профсоюз

Одной из возможных альтернатив или дополнений к системе пребывания на постоянном контракте является профсоюз преподавателей, который может предложить некоторую степень защиты работы от репрессивного и произвольного управления колледжем. Профсоюзы могут быть особенно привлекательны для преподавателей, занятых неполный рабочий день или не занимающих должности, которые в остальном практически не имеют гарантии занятости. Как правило, профессорско-преподавательский состав ведет коллективные переговоры с администрациями колледжей и университетов по вопросам заработной платы, льгот, продвижения по службе, пребывания в должности, управления факультетом, стажа работы, академической свободы и условий труда. Однако в некоторых колледжах и университетах есть как профессорско-преподавательский состав, так и система пребывания на постоянном контракте — иногда преподавателям и администрациям бывает неудобно работать с обеими системами одновременно.

После подписания профсоюзного договора это юридически обязывающее соглашение, и любое нарушение договора обычно приводит к подаче официальной жалобы, которая разрешается в рамках обязательного арбитражного процесса. С учетом такого внушительного правоприменительного механизма зачастую нет необходимости подавать официальную жалобу в случае нарушения договора. В этой главе просто необходимо указать на несоблюдение коллективного договора в целях обеспечения соблюдения. Однако, если переговоры прервутся, забастовка может закончиться.

Во многих учебных заведениях заработная плата и льготы преподавателей определяются по усмотрению председателя кафедры или декана, и преподаватели, как правило, имеют мало возможностей для их оспаривания. Кроме того, оклады преподавателей в большинстве мест хранятся в строгом секрете, и каждый преподаватель, как правило, не может сказать, насколько они напряженны по сравнению со своими коллегами. Кроме того, во многих учреждениях повышение заработной платы преподавателей не проводилось. В течение нескольких лет медицинские и пенсионные пособия неуклонно сокращались, в результате чего преподаватели все больше и больше отставали, поскольку инфляция сказывается на экономике.

Наличие профессорско-преподавательского состава может помочь в решении некоторых из этих проблем. По большинству профсоюзных контрактов регулярное повышение заработной платы, как правило, является частью контракта, и каждый получает одинаковый процентный рост, независимо от результатов работы. Многие администраторы горько обижаются на этот аспект союзов, так как они настоятельно предпочитают вознаграждать своих самых успешных исполнителей щедрым повышением зарплаты и бонусами и наказывать своих ленивых бездельников низкими повышениями и, возможно, вообще без повышения. Тем не менее, преподаватели могут ревновать к зарплатам и льготам, как руководители корпораций, а преподаватели, которые получают низкие повышения, возмущаются, раздаются угрозы судебных исков, и обвинения в фаворитизме раздаются быстро и громко — весь годовой процесс повышения зарплаты может быть чрезвычайно стресс как для преподавателей, так и для менеджмента. В такой среде наличие профсоюзного контракта может фактически быть преимуществом, поскольку весь процесс оплаты труда диктуется условиями контракта и является открытым и повсеместным, оставляя как факультет, так и администрацию свободными, чтобы им не пришлось бороться за зарплаты и бонусы и сосредоточиться на других вещах.

Договор с профсоюзным объединением также может быть полезен для обеспечения и сохранения адекватных льгот по медицинскому страхованию для преподавателей. В последние годы усилились административные усилия по сокращению расходов за счет увеличения премий, которые преподаватели должны платить за свое медицинское страховое покрытие, и увеличения франшиз и доплат. Администрация, вероятно, хотела бы полностью отменить льготы по медицинскому страхованию, если бы они могли. Профсоюзный контракт может быть ценным помощником в борьбе с такими административными мерами по сокращению расходов. Но рост стоимости лекарств означает, что медицинское страхование часто может стать важным яблоком раздора между профсоюзом и руководством во время переговоров по контракту, и разногласия по поводу пособий по медицинскому страхованию фактически привели к нескольким забастовкам.

Профсоюзный контракт может быть ценным помощником в рассмотрении жалоб преподавателей. Без наличия профсоюзного контракта каждый преподаватель, как правило, сам по себе решает любые проблемы, с которыми они могут столкнуться при работе с администрацией, — им приходится решать свои дела самостоятельно и платить за наем адвокат, если это станет необходимым. Наличие профсоюзного контракта формализует процесс рассмотрения жалобы, и создается официальный механизм для рассмотрения жалоб преподавателей — если жалоба связана с нарушением условий профсоюзного контракта, у пострадавшего преподавателя теперь есть профсоюз за спиной, и им больше не нужно платить из собственного кармана за адвоката.

Профсоюзный контракт часто обеспечивает некоторую степень предсказуемости и прозрачности при приеме на работу, продвижении по службе, оценке эффективности и процессах пребывания на постоянном контракте. Эти вопросы часто решаются администрацией в обстановке высокой секретности, и часто люди, находящиеся за пределами цикла, могут воспринимать их как предвзятых, капризных, произвольных и часто нагруженных кумовством и фаворитизмом. Несмотря на то, что зачастую существуют формальные административные политики, которые занимаются этими проблемами, часто случается, что такие политики игнорируются или обходятся администрацией, когда им становится удобно это делать. Процессы найма, продвижения по службе, оценки эффективности и срока пребывания, которые кодифицированы в профсоюзном договоре, могут обеспечить ценную защиту для всех кандидатов от злоупотреблений и фаворитизма, и, если есть нарушения, профсоюзная жалоба может быть подана.

Контракт с факультетским профсоюзом также может быть полезным, если происходит сокращение штатов или сокращение штатов. В соответствии с большинством профсоюзных контрактов детали того, как обрабатываются увольнения, принудительное досрочное выход на пенсию, закрытие программ или увольнения, определяются тем, что говорится в контракте, что сводит к минимуму вероятность того, что дело закончится в зале суда, что обойдется в тонны денег в судебном порядке. сборы.

Но существует сильная оппозиция объединению профессорско-преподавательского состава с разных сторон. Большинство членов попечительских советов колледжей или университетов происходят из корпораций и, как правило, решительно выступают против профсоюзов просто из принципа. Большинство администраций колледжей и университетов сопротивляются любым попыткам организовать своих сотрудников в союзы. Они выступают против профсоюзов, потому что они не хотят отказываться от какого-либо контроля над условиями труда своих инструкторов. Наличие профсоюзного контракта может привести к дополнительным расходам и хлопотам и может помешать прерогативам руководства при найме на работу, назначениях на работу, администрировании заработной платы, повышении в должности и пребывании в должности. Критики утверждают, что профсоюзы устанавливают негибкие правила и положения, которые лишают администрацию возможности эффективно управлять академическим предприятием.

Противники факультетских союзов часто обвиняют в том, что конфронтационный характер коллективных переговоров неизбежно ослабляет и подрывает чувство коллегиальности между факультетом и администрацией, что необходимо для значимого вовлечения преподавателей в общее академическое управление и коллективное принятие решений, хотя профсоюзные союзы обычно не получают участвует в вопросах стандартов приема, создания курсов или разработки учебных программ

Наличие сильных профессорско-преподавательских союзов также может мешать администрации заниматься инновационными делами, такими как групповое обучение или создание междисциплинарных программ. Профсоюзные контракты, как правило, закрепляют ряд византийских правил работы, затрудняя быстрое реагирование администраций, когда меняется спрос студентов.

Профсоюзные объединения также подвергаются критике, потому что их часто считают защищающими ленивых или некомпетентных преподавателей, которых в противном случае уволили бы давно. Большая часть населения категорически против профсоюзов учителей, особенно в начальном и среднем образовании, поскольку они чувствуют, что защищают некомпетентных учителей и вмешиваются в прерогативы руководства при найме, увольнении и продвижении по службе.

Руководство не только не любит профсоюзы, но и некоторые преподаватели с подозрением относятся к профсоюзам. Многие преподаватели противостоят всей концепции союзов, потому что считают американское высшее образование меритократией и считают себя независимыми и самодостаточными профессионалами, которые полагаются на свой индивидуальный интеллект и умение сохранять свою работу, а не на набор рабочих правил. Часто можно услышать, что при ведении коллективных переговоров профессионализм преподавателя будет потерян, что с преподавателями будут обращаться так же, как с командерами, грузчиками или автоработниками, и что старшинство станет единственным фактором, определяющим заработную плату и компенсацию.

Некоторые критики утверждают, что профсоюзы создают выравнивание среди рабочей силы, которое понижает всех до наименьшего общего знаменателя. Профсоюзные контракты часто затрудняют, если не делают невозможным, чтобы выдающиеся преподаватели получали вознаграждение за заслуги, что может затруднить привлечение или сохранение высокопрофессиональных профессоров. Заключение профсоюзных контрактов может затруднить для администраций удовлетворение индивидуальных запросов преподавателей на такие вещи, как дополнительные деньги на исследования, сокращение нагрузки на курсы или на такие вещи, как переупорядоченный график курсов, чтобы приспособиться к личному кризису преподавателя. Профессорско-преподавательский состав часто может противостоять любым положениям профсоюзного контракта, которые подрывают их полномочия при выборе новых назначений преподавателей.

Некоторые суперзвезды на факультетах — например, те, у кого тонна наград за преподавание, длинный список рецензируемых публикаций, пригоршня грантов или куча аспирантов — могут опасаться, что их профсоюзы могут навредить. Они обеспокоены тем, что их особый статус, а также их оклады и премии могут быть ограничены условиями профсоюзного контракта, что они могут получить меньше особого отношения к таким вещам, как просьбы об отпуске в отпуске, дополнительное финансирование исследований или сокращение учебной нагрузки, чтобы они могли сделать больше исследований, и что они могут быть обременены большей работой комитета. Иногда эти звезды могут быть невыносимо высокомерны и полны чувства права — они беспокоятся о том, что в соответствии с профсоюзным контрактом их особый статус и обращение исчезнут, что к ним будут относиться так же, как и к остальной части факультета, к которой они относятся. воспринимать как низшие существа с меньшей способностью. Такие соображения могут побудить этих звезд искать работу в другом месте, в школе без профсоюза, где им могут быть предоставлены эти дополнительные льготы.

Одной из проблем организации профсоюзных союзов является решение Верховного суда 1980 года (известное дело ешивы), в котором сделан вывод о том, что штатные преподаватели, обучающиеся на постоянной основе, в колледжах и университетах частного сектора не имеют юридически защищенных прав в соответствии с Национальным советом по трудовым отношениям ( NLRB) организовывать и вести коллективные переговоры, потому что они являются «менеджерами», которые участвуют в академических и кадровых решениях, а не «работниками». Решение ешивы на самом деле не запрещает объединение в профсоюзы или ведение коллективных переговоров в частных учебных заведениях, но преподаватели не будут иметь возможности обратиться за помощью, если администрация возьмет репрессии за профсоюзную деятельность или откажется торговаться с профсоюзом, получившим поддержку большинства. Это постановление не затрагивает государственные образовательные учреждения, поскольку они регулируются законами штатов, которые варьируются от штата к штату — некоторые штаты разрешают организацию профсоюзов в государственных колледжах и университетах, в то время как другие штаты запрещают любой вид объединения профсоюзов в государственном секторе.

Ограничение ешивы не распространяется на адъюнкты с частичной занятостью в частных учреждениях, поскольку они, как правило, имеют ограниченное участие в принятии решений, хотя они сталкиваются с юридическим аргументом о том, что случайные или временные работники не имеют защищенных прав в соответствии с законами о коллективных переговорах. Тем не менее, многие из этих преподавателей, занятых неполный рабочий день, могут найти союзы привлекательной альтернативой защите прав на работу, чего большинство из них, вероятно, никогда не добьется.

Тем не менее, когда сотрудники, занятые неполный рабочий день, и преподаватели, работающие полный рабочий день, являются членами одного и того же союза, могут возникнуть проблемы. Многие контракты профсоюзных факультетов составлены с учетом интересов преподавателей, занятых полный рабочий день, и преподавателей, обучающихся на постоянной основе, и в первую очередь мало или ничего не предпринимают для защиты прав факультета, работающего неполный рабочий день, который во многих случаях обрабатывает все большую долю педагогической нагрузки. учреждения. В таких ситуациях сотрудники, занятые неполный рабочий день, часто чувствуют себя изолированными или игнорируемыми штатными преподавателями, работающими на постоянной основе / на должности, и они часто не защищены профсоюзным договором от административных злоупотреблений и эксплуатации. Например, профсоюзный договор преподавателей часто мало защищает от отмены назначения курса адъюнктом в самую последнюю минуту, не защищает их от столкновения с таймером при назначении курса и не защищает от таких злоупотреблений, как полное — преподавателям разрешено преподавать перегрузки за дополнительные деньги, что часто приводит к тому, что адъюнкт теряет свои курсовые задания.

Профессорско-преподавательский состав с частичной занятостью часто может противостоять факультету с неполной занятостью, находящемуся в одном союзе с ними. Преподаватели, занятые полный рабочий день, часто могут сопротивляться положениям профсоюзного контракта, которые требуют, чтобы работникам, занятым неполный рабочий день, разрешалось играть более важную роль в совместном управлении. Преподаватели, работающие полный рабочий день, также могут быть недовольны положениями профсоюзного контракта, согласно которым они должны отдавать предпочтение своим преподавателям, работающим неполный рабочий день, когда открывается новая должность с полной занятостью, предпочитая вместо этого смотреть на внешних кандидатов своих собственных Выбор.

Следовательно, профсоюзная среда может фактически усилить напряженность и трение между адъюнкт-факультетом и штатным преподавателем. Иногда чувство отчуждения может быть настолько сильным, что, даже если преподаватели, занятые полный рабочий день, уходят или бастуют, члены вспомогательного факультета часто почти не выражают сочувствия или поддержки. Это может означать, что в рядах вспомогательного факультета есть готовый источник потенциальных забастовщиков, многие из которых почти или совсем не лояльны профсоюзу, даже если они являются его членами.

Поскольку экономические интересы штатных сотрудников и адъюнктов часто конфликтуют друг с другом, адъюнкт-преподаватели, работающие неполный рабочий день, иногда пытаются сформировать отдельные переговорные единицы. Профсоюзно-ориентированные профсоюзы могут помочь адъюнктам, которым разрешено получить некоторую гарантию продолжения работы при условии, что они хорошо работают, и могут помочь им получить некоторую степень стабильности работы через расширенные контракты. Кроме того, профсоюз может помочь адъюнктам получить какое-либо групповое медицинское страховое покрытие или помочь им получить разрешение на участие в плане пенсии.

Но организация адъюнктов в союзы может быть довольно сложной. Адъюнкты должны помнить, что у них очень мало возможностей для ведения переговоров, так как их так много и так мало доступных позиций. Неполный рабочий день часто неохотно агитирует за представительство в профсоюзе, чтобы руководство не восприняло их как не командных игроков и не ставящих под угрозу свою работу. Возможное возмездие работодателя — всегда проблема. Если адъюнкт, выступающий за профсоюз, становится слишком раздражающим для администрации, его можно быстро устранить, просто не продлевая контракт или не назначая ему никаких курсов на следующий семестр или квартал. Адъюнкты, которые действуют на нервы администрации, могут быть легко заменены. Это может особенно затруднить организацию лиц, работающих неполный рабочий день, в профсоюзы, хотя в настоящее время все больше и больше работников, занятых неполный рабочий день, объединяются в профсоюзы, в качестве которых можно привести Международный союз работников сферы услуг (SEIU) и Американскую федерацию учителей (AFT).

В декабре 2014 года NLRB постановил [vii], что штатный преподавательский состав, не связанный с пребыванием в должности (а также вспомогательный факультет), на самом деле не являются управленческими работниками и имеют право на ведение коллективных переговоров, если им удастся его получить. Было бы действительно трудно представить себе, что адъюнкт-инструктор или профессор без стажа работы, оба из которых не имеют гарантии занятости и полной академической свободы, являются в некотором роде «менеджерами». Правление признало, что возросшая «корпоратизация» высшего образования, при которой доступ преподавателей к совместному управлению в течение последних нескольких лет неуклонно сокращался, стала означать, что даже штатные преподаватели действительно имеют очень ограниченный доступ к совместному управлению в своих учебных заведениях. Это может означать, что все меньше и больше преподавателей действительно являются «менеджерами» в смысле решения ешивы. NLRB постановил, что для того, чтобы администрации университетов могли успешно утверждать, что их преподаватели являются «управленческими» и, следовательно, не имеют права на профсоюзную организацию, эти университеты должны быть в состоянии доказать, что их преподаватели действительно имеют реальную управленческую власть в своих учреждениях, а не только на бумаге.

В религиозных колледжах существует неоднозначная ситуация, когда профсоюзы предпринимают попытки организовать свой штатный факультет, не связанный с пребыванием в должности. Некоторые из этих колледжей в настоящее время пытаются заблокировать профсоюзные объединения, утверждая, что коллективные переговоры могут нарушить их права первой поправки к свободе религии. Они утверждают, что религиозная конфессия должна свободно организовывать и выбирать служителей своей веры любым способом, который они выберут, без каких-либо правительственных постановлений. Но то, кто на самом деле является «служителем» веры, может быть двусмысленным — было бы трудно представить преподавателя, преподающего математику в религиозном колледже, как своего рода «служителя» этой конкретной религии. NLRB постановил, что только потому, что коллед%B

Страница 2 из 7